ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Резкий ветер расшвыривал палую листву. Профессор плотнее запахнулся в пальто и вышел из двуколки. Старик Том достал из багажного отделения дорожную сумку и последовал за хозяином в кассу - сырую, унылую комнату, стены которой были сплошь заклеены огромными афишами, рекламирующими маршруты и цены карет Тимсона. Весь центр комнаты занимала длинная деревянная конторка; по левую руку от нее в камине пылал желанный огонь. Конюх водрузил тяжелую сумку на стойку, а клерк - Тому он показался сущим юнцом - справился об имени профессора, уточнил номер заказа, выписал билет и наклеил на багаж ярлык.

- Загружай! - закричал кассир, причем голос настолько зычный никак не вязался с конституцией столь хрупкой. Сей же миг в дверях в глубине комнаты возник носильщик - этакий здоровенный Геркулес с мускулами под стать арбузам. Он играючи подхватил тяжелую сумку и, развернувшись, скрылся за дверью, что, по всей видимости, вела на каретный двор. Эту небольшую подробность профессор предпочел уточнить, а также полюбопытствовал на предмет безопасности этого вида транспорта в целом. Клерк сообщил, что экипаж уже стоит во дворе, лошадей поят, кареты Тимсона вполне надежны и безопасны, а экипаж подадут минут через двадцать, не позже. Удостоверившись, что все в порядке, профессор распрощался со старым Томом, и конюх, притронувшись к котелку, выбежал из затхлой конторы в тот самый миг, как внутрь влетел доктор Дэмп.

Невзирая на безбожно ранний час и весьма ощутимый холод, доктор выглядел, как всегда, великолепно, в своем щегольском пальто, наброшенном поверх темного бархатного сюртука, и с небрежно надвинутой на один глаз шляпой.

- Привет, всем привет! - пропел он весело, изящно помахивая тросточкой. - Чудесное утро, не правда ли? А на улице-то свежо, еще как свежо! Чертовски полезно для сердца и кровообращения. Вы знаете, что тут через дорогу пряничная лавка? Я вот не знал. Жаль, что они еще закрыты. От чашечки кофе я бы не отказался.

- Да, утро выдалось прохладное, - согласился профессор, согревая руки над огнем. - А уж рань-то какая!

- Я давным-давно на ногах, - возвестил доктор, водружая на стойку саквояж. - Дэмп, - сообщил он клерку.

- И впрямь промозглый денек выдался, - позевывая, отозвался юнец. Ну, тут уж ничего не поделаешь.

- Дэмп, - повторил вновь вошедший настойчивее. - Даниэль Дэмп, по профессии врач. У меня билеты заказаны.

- Вы едете утренним экипажем?

- Именно. Забронировал место в прошлую пятницу... вот, смотрите, проговорил доктор, указывая пальцем на нужную строчку в списке заказов.

- Вы правы. Вот теперь вижу, - промолвил кассир, скользнув взглядом по колонке имен. - Близкий друг мистера Гарри Банистера; тут даже это указано. Хм-м-мм. Звучит впечатляюще.

Доктор одарил профессора Тиггза неописуемо многозначительным взглядом.

- Загружай! - заорал клерк, а затем, обернувшись к доктору, с самым что ни на есть невинным видом осведомился: - А кто такой Гарри Банистер?

- Отродясь о таком не слыхивал, - пророкотал голос от задней двери. Возвратившийся Геркулес подхватил докторский саквояж и понес его во двор, дабы тот составил компанию профессорской дорожной сумке.

- Так вот, - проговорил доктор Дэмп тем самым снисходительным тоном, который сберегал для разъяснения пациенту какой-нибудь сложной медицинской подробности. - Мистер Гарри Банистер, да будет вам известно, один из самых выдающихся и блестящих представителей мелкопоместного дворянства. Он выпускник такого прославленного учебного заведения, как Солтхедский университет, и в придачу к этому - весьма состоятельный джентльмен, владелец огромной усадьбы на вересковых нагорьях под названием "Итон-Вейферз". Вне всякого сомнения, вы о нем слышали. Мой друг и коллега, профессор Тиггз - вот он, собственной персоной, знаменитый профессор метафизики и член совета Суинфорд-колледжа города Солтхеда, - и я заказали места в экипаже в надежде с ним повидаться.

- Но имени мистера Банистера я здесь не вижу, - нахмурился кассир. Если вы рассчитываете увидеться с ним в карете, так он должен быть в списке!

- Я вовсе не говорил, что мистер Гарри Банистер едет тем же экипажем, - пояснил доктор. - Я имел в виду, что мы взяли карету и едем к нему в гости.

- Да ладно вам! - фыркнул клерк, махнув рукой. - Карету никто в гости не приглашает!

- Послушайте, - промолвил доктор, немало раздраженный тем, что приходится иметь дело с такой непробиваемой тупостью в такой ранний час. Вам, случайно, не известно, здесь ли тот, второй служащий? Тот, что будет постарше и существенно опытнее; тот, что бронировал места утром в прошлую пятницу?

- А, этот, - протянул юнец, скорбно покачав головой и сочувственно поцокав языком. - Грустно. Грустно. Очень грустно.

- Что вы имеете в виду?

- Он смят и раздавлен.

- Что?! Неужто попал под экипаж? Когда? Как это случилось?

- Хуже, - снова поцокал языком клерк. - Он смят и раздавлен горем... оттого, что не является близким другом мистера Гарри Банистера.

- Все понятно, - проговорил доктор очень медленно, подчеркивая каждое слово. Он уже вполне уверился, что мозговые полушария молодого болвана по большей части состоят из скисших сливок, если не уксуса. - Все понятно. Не поделитесь ли вы со мной вашим именем, любезный, - если, конечно, это не слишком вас затруднит?

- Бриттлбанк, сэр. Только непременно его верните, как закончите. Уж таков закон.

- А не будет ли нескромностью поинтересоваться, мистер Бриттлбанк, проговорил доктор, краснея, - не присутствует ли, часом, нынче утром в конторе мистер Эйбел Тимсон?

- Мистер Эйбел Тимсон? А это еще кто такой? - озадаченно хлопая глазами, осведомился юнец.

Тут профессору, который прислушивался к этой беседе тет-а-тет с завороженным изумлением, заговорщицки подмигнули, и оба - и клерк, и профессор - дружно расхохотались. Доктор, только теперь осознав, что позволил водить себя за нос завзятому шутнику - при всей его молодости, здесь опыта кассиру было не занимать, - запрокинул голову и залился веселым смехом.

Вот так и вышло, что звуки бурного веселья достигли слуха мистера Остина Киббла, едва сей в высшей степени серьезный молодой человек переступил порог конторы. Передоверив свой багаж господам Бриттлбанку и Геркулесу, он постоял у огня, не вступая в беседу ни с профессором Тиггзом, ни с доктором, если не считать учтивого приветствия и одного-двух скупых замечаний касательно удручающего вида конторы. Профессор, заметив неладное, коротко расспросил его, в чем дело. Ответ мистера Киббла свелся к невнятному бормотанию; дескать: "Прошу прощения, сэр... всю ночь глаз не сомкнул... диспепсия... разволновался в предвкушении путешествия... соседские коты..."

14
{"b":"53311","o":1}