ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Мисс Литтлфилд, профессорская племянница! - задохнулась горничная. Сердце ее так и выпрыгивало из груди. - Ох, мисс, что делать-то? Если ужасный злодей опрокинет ее на улицу... а там такое движение... кареты... лошади... ох, мисс...

Словно зачарованные, беспомощно наблюдали они за тем, как ловкие ноги несли владельца "Тосканы" прямо на ребенка. Рядом с Фионой шла гувернантка, однако взгляд мисс Дейл сосредоточился на более обыденных опасностях оживленной улицы. Она отслеживала все то, что могло представлять угрозу для ее юной подопечной: колеса проезжающих телег и карет, копыта лошадей, напор людских тел повсюду вокруг - и надвигающегося Иосию пока что не замечала.

- Что ж делать-то? - восклицала Мэри. - Он такой проворный! Его не остановишь!

И как раз в тот момент, когда неотвратимо наступающий Иосия настиг свою жертву, мимо прогрохотал запряженный тройкой лошадей омнибус, заслонив происходящее от мисс Молл и ее спутниц. Уверенная, что ребенка сшибли на дорогу, Мэри Клинч взвизгнула от ужаса и закусила пальцы. Бриджет, закрыв лицо руками, дожидалась финала, ни капельки не сомневаясь в его трагичности.

Омнибус укатил прочь. Финал настал: но не тот, которого все ожидали. Ребенка вовсе не вытолкнули на мостовую; девочка твердо стояла на ногах, не сдавая позиций, и с видом самым воинственным взирала снизу вверх на долговязого скрягу. Лаура покровительственно обнимала Фиону за плечи. А по обе стороны от них людской поток тек себе и тек: горожане шли мимо, крались мимо, пробирались мимо, тащились мимо, брели мимо, все, что угодно, лишь бы мимо, держась на почтительном расстоянии от Иосии и совершенно равнодушные к судьбе ребенка. Опасались они лишь того, что пронзительные ястребиные глаза скряги в любой момент могут обратиться на них.

Мисс Хонивуд не выдержала.

- Стоять! Стоять! Стоять, я говорю! - приказала она, да так властно, что даже мистер Бейлльол не посмел бы ослушаться. И, предостерегающе замахав руками верховым всадникам и экипажам, храбро шагнула на дорогу. Вы, там! Стойте! Прочь с дороги! Дайте пройти! Стойте!

Как ни странно, все и впрямь замерли. В стене телег и карет образовался извилистый коридор; по нему-то и прошествовала владелица "Пеликана" с одной стороны улицы на другую. В ее лице отражалось глубочайшее неудовольствие; руки уже непроизвольно тянулись к очкам. Воспользовавшись возможностью, прежде чем движение возобновилось, Мэри с Бриджет со всех ног бросились вдогонку за ней.

- Что я тебе говорила, Бриджет! - взволнованно воскликнула Мэри. - Уж такая у нас Мисс, второй такой в целом свете не сыщешь!

При виде них Лаура слегка удивилась. Скряга, стоявший спиной к мисс Хонивуд и ее спутницам, приближения их не заметил, будучи увлечен словесным поединком со своей крохотной, но очень решительной противницей.

- Ты задира, - услышал авангард "Синего пеликана", оказавшись на расстоянии слышимости. - Ты - гадкий, мерзкий старикашка, вот ты кто, да еще и урод в придачу.

- Я вовсе не стар, - возразил скряга.

- Еще как стар. Ты - архаический, вот ты какой!

- А ты, - произнес Иосия, наклоняясь с высоты своего немалого роста и глядя ребенку прямо в лицо, причем черные его брови угрожающе сошлись над переносицей, - ты - дерзкая девчонка, заслужившая хорошую порку.

- Я тебя не боюсь, - парировала Фиона, небрежно отметая угрозу и вызывающе сверкая глазками. - Я о тебе все знаю от моего друга мистера Скрибблера. А уж он-то тебя насквозь видит. Ты - дурной человек и мошенник. Я знаю, что мистер Скрибблер и весь Солтхед о тебе думают, и я тебя не боюсь.

- А ты, - отозвался скряга, улыбаясь своей зловещей улыбочкой, нахальная маленькая сопливка, которой в присутствии старших лучше бы придержать язык. Я - человек дела; нахальные маленькие сопливки - это не для меня. Ясно как день: вам пора бы научиться знать свое место, мисс. Что до твоего приятеля, мистера Ричарда Скрибблера - а более никчемной и жалкой пародии на клерка юридической фирмы, да еще и тупицы в придачу, я в жизни своей не видел, - будь уверена, он за свои провинности сполна ответит.

- Будьте так добры, сэр, позвольте нам пройти, - проговорила Лаура, прерывая маленький "обмен любезностями". Невзирая на всю ее решимость, голос девушки явно дрожал. - Вы не имеете ни малейшего права нас здесь задерживать. И с какой стати вы вздумали обижать ребенка?

Суровый взгляд Иосии обратился на Лауру, и девушку окутал тошнотворный, исполненный злобы холод, как если бы ее облили ядовитым сиропом. Скряга качнулся на каблуках и выпрямился в полный рост. Он тяжело дышал, взгляд его цепких глаз заострился.

- Это кто еще обижает ребенка? - фальшиво возмутился Иосия. - Уж никак не я, маленькая мисс. Гувернантка, если я правильно оценил ваш статус. Со всей очевидностью, вам есть чему обучить вашу сопливку на предмет хороших манер. Я против вас ничего не имею. Собственно говоря, это вы стоите у меня на пути и шагу ступить не даете. А ну, отойдите в сторону и дайте мне пройти!

- Стыдитесь, - проговорила мисс Хонивуд.

Скряга резко развернулся, спеша узнать, кто посмел перебить его. Цепкий ястребиный взгляд так и впился во владелицу "Пеликана", что стояла там, скрестив на груди угловатые руки и сощурив светлые глаза за оправой очков. Черты лица скряги исказились в хитрой гримасе: он узнал собеседницу.

- Стыдитесь, - твердо повторила мисс Хонивуд. - Как вы смеете так разговаривать с достойными людьми? Они ничего дурного вам не сделали. И что это вы замышляете против ни в чем не повинного дитяти? Меня не провести: это вы злодей, а не они. Для меня, сэр, есть только черный цвет и белый, а серых тонов не существует, особенно в том, что касается вас. По моему мнению, душа ваша черна насквозь, чернее не бывает и быть не может.

- А-а, прославленная мисс Туповуд - вульгарная буфетчица! - парировал скряга, глумливо ухмыляясь во весь рот. - Не волнуйтесь, я узнал вас: трактирщица из "Синего канюка"! Вы мне отлично знакомы. Вы хорохоритесь да выпендриваетесь, но внутри этой вашей иссохшей скорлупы так же слабы и податливы, как и остальные. Я могу смять вас, точно никчемные отбросы.

49
{"b":"53311","o":1}