ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Исходя из того, что война будет исключительно маневренной, как будто только и думали, что придется атаковать неприятеля, который сам будет обязательно наступать, будет в постоянном движении и никогда не прибегнет, хотя бы временно, к закрытиям.

Правда, при обучении наступательному бою русской артиллерии ставились, между прочим, и такие задачи, как: а) "уничтожить" неприятельскую пехоту, но здесь же с оговоркой, выражающей сомнение в возможности уничтожения, "или во всяком случае заставить обороняющуюся пехоту приткнуться к земле"...; б) "разрушать сооружения, которые, защищая противника, преграждают наше наступление"{95}, а в полевом уставе 1912 г. упоминалось, что для исполнения этих задач "выгодно применять" гаубичные и полевые тяжелые батареи{96}. По французскому же уставу ( 98) предполагалось, что "артиллерия будет уничтожать все, что мешает успешному продвижению пехоты". Но было непростительной иллюзией обольщать себя надеждой, в особенности для французов, не имевших ни полевых гаубиц, ни полевой тяжелой артиллерии, что 75-мм или 76-мм полевыми пушками возможно уничтожить укрывшуюся пехоту или разрушить сооружения, хотя бы полевые окопы самой слабой профили. Русская артиллерия хотя имела, но относительно мало 122-мм легких гаубиц и недооценивала их боевое значение, а полевой тяжелой артиллерии в довоенный период времени почти вовсе не имела, и потому боевой ролью ее в сущности не интересовались.

В самом начале мировой войны пехота потребовала от артиллерии не только поддержки, но и предварительной подготовки атаки - подготовки длительной, истощающей и могущественной, для выполнения которой необходимы были не только полевые пушки и гаубицы, но и мощные гаубицы возможно большого калибра.

***

С началом перевооружения русской полевой артиллерии скорострельными 76-мм пушками техническая подготовка к стрельбе получила первенствующее значение в деле обучения артиллерии, а угломер (впоследствии панорама), дающий возможность вести стрельбу с закрытых позиций по невидимой для наводчика цели, получил широкое применение. За границей угломерные прицельные приспособления стали применяться позже, чем в России, за исключением Франции, артиллерия которой имела угломерный прибор - гониометр с 1896 г. С 1904 г. на подготовку русской артиллерии к стрельбе с закрытых позиций при помощи угломера было обращено исключительное внимание генинспарта.

Техническая подготовка к стрельбе давалась русской артиллерии относительно легко, но все же война с Японией застала ее недостаточно ознакомленной со стрельбой с закрытых позиций.

Как говорит официальная история русско-японской войны,

"в общую массу артиллерийских начальников понимание тех тактических выгод, которые могли быть получены при угломере, проникнуть не успело. В возможность успешно действовать и с закрытых позиций не верили не только многие войсковые начальники, но вместе с ними и некоторые высшие артиллерийские командиры".

Наряду с примерами блестящей стрельбы с закрытых позиций по угломеру, даже по движущейся цели, таких артиллерийских командиров, как Слюсаренко и Пащенко, немало было примеров, особенно в первых боях русско-японской войны, расположения русских батарей открыто на гребнях высот без всяких мер маскировки, бесцельно поплатившихся за это жизнью своего личного состава или своей гибелью.

По окончании войны с Японией русская полевая артиллерия усиленно со всей энергией обучалась искусству стрельбы с закрытых позиций при помощи угломера, так как война подтвердила безусловную необходимость такой стрельбы для современной артиллерии. Обучение стрельбе проводилось, главным образом, при посредстве офицерской артиллерийской школы, подготовлявшей старший командный состав артиллерии.

Еще в 1905 г. приказом генинспарта объявлены были для руководства артиллерии: а) программа стрельб полевой артиллерии, б) инструкция начальникам учебных артиллерийских полигонов, в) программа поверки знаний офицеров батарей и г) указания по производству зимних стрельб и артиллерийских маневров{97}.

Ежегодно без предупреждения генинспарт бывал на практических стрельбах в большинстве артиллерийских частей. Он лично знал почти весь старший командный состав артиллерии как по стрельбе, так и в других отношениях, и без его заключения не проводилось ни одно назначение на должность командира батареи и выше.

Офицерская артиллерийская школа разработала "Правила стрельбы и указания по применению угломера" с объяснительной запиской и издала "Сведения по стрельбе полевой артиллерии", служившие настольной книгой для строевого артиллерийского командира.

Стрельба русской артиллерии перед мировой войной основывалась на пристрелке пробными выстрелами, дающей возможность путем наблюдения мест разрывов снарядов пристреляться или "захватить цель в вилку", т. е. определить данные для стрельбы (прицел, трубку, угломер), обеспечивающие поражение цели. Методы пристрелки по измеренным отклонениям тогда еще не были разработаны. Подготовка исходных данных для первого выстрела производилась упрощенными способами и никакой надобности в их уточнении не чувствовалось.

Изданные в 1911 г. официальные "Правила стрельбы" полевой артиллерии заключали в себе, главным образом, правила пристрелки и содержали очень мало определенных указании на методы ведений стрельбы на поражение. В I Отделе "Правил стрельбы" имелись общие указания о задачах пристрелки, о подготовке батареи к открытию огня, о разделении огня, о наблюдении выстрелов, о признаках успешности стрельбы и скорости огня. Во II отделе "Стрельба по войскам" - заключались: а) правила пристрелки угломера (направления выстрелов), трубки (высоты разрывов) и возвышения (по дальности) при стрельбе по неподвижным войскам, видимым и невидимым с батареи; б) краткие указания о стрельбе на поражение, сущность которых сводилась ( 99) к тому, что после получения вилки (в 5, 10 и иногда более делений) следовало переходить на поражение с малого предела вилки, обстреливая площадь между пределами найденной вилки скачками в 2 или 3 деления, причем могущими быть наблюдениями по дальности пользовались для сужения границ обстреливаемой площади; в) особенности стрельбы по движущимся войскам.

В III отделе "Особые виды стрельбы" помещены были способы пристрелки и ведения стрельбы по дирижаблю, по привязному воздушному шару, стрельбы ночью и для разрушения препятствий. Строевые артиллерийские командиры в общем плохо разбирались в сравнительной ценности указаний этого отдела и мало ими пользовались, так как в довоенное время практические стрельбы указанного "особого" вида производились весьма редко, в виде исключений.

Угломер в русской артиллерии назначался для боковой наводки и для отметки орудия. Способы для направления орудия в цель основывались на геометрических началах подобия треугольников, свойств углов; вписанных в круг с вершинами внутри и вне круга, на тригонометрических формулах и решениях треугольников и т. п. В довоенное время создалась чуть ли не целая "угломерная наука": ряд книг, статей, мнемоников, графиков и приборов, довольно интересных и остроумных.

Все эти приборы служили для направления на цель разными способами одного орудия. Для целой батареи, расположенной на закрытой позиции, строился "веер" направлений орудий - параллельный, сходящийся или расходящийся. Построение "вееров" основывалось также на геометрических началах.

Для угловых измерений пользовались: биноклем, переносным угломером, зрительной стереотрубой, или буссолью, а также простым приемом - кулаком или ладонью и пальцами.

Целеуказание производилось одним из следующих способов: 1) по карте, 2) по угловой величине между каким-нибудь резко заметным предметом (ориентиром) и целью, 3) по буссоли и целлулоидному транспортиру графически или с помощью параллелограма, 4) по буссоли к угломеру Михаловского-Турова, 5) высокими разрывами пристрелявшейся батареи.

При целеуказании с помощью буссоли трансформацию, т. е. решение треугольника для определения необходимых данных, делали графически, пользуясь угловым планом и целлулоидным транспортиром. Угловой план требовал аккуратного прочерчивания линий и навыка для точной работы при измерении углов целлулоидным транспортиром.

27
{"b":"53326","o":1}