ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Общие результаты визита раса Тэфэри в Европу были, однако, ничтожны. Единственным значительным следствием этого путешествия был рост заинтересованности европейской прессы Эфиопией. Следует добавить, что во время бесед в Лондоне король Георг V согласился возвратить Эфиопии корону императора Теодроса II, захваченную войсками лорда Нэпира в 1868 г. в Мэкдэле. С точки зрения престижа и традиций это лондонское достижение раса Тэфэри было воспринято в Эфиопии как большое политическое событие; 11 июля 1925 г. императорская корона Теодроса II была торжественно направлена в Аддис-Абебу. {443}

Тем временем в политических кругах Великобритании зрела мысль о присоединении Западной Эфиопии к Судану или подчинении этой территории английскому контролю в какой-либо другой форме. Эта концепция возникла в противовес набирающим силу экспансионистским замыслам Италии в Северо-Восточной Африке и крепнущему французскому влиянию в Эфиопии. В данный момент Англия сочла возможным использовать упоминаемую итальянскую инициативу 1919 г. Обращаясь к итальянскому правительству, английский посол в Риме сэр Рональд Грэхэм представил 14 декабря 1925 г. Муссолини предложение, в котором говорилось, что Великобритания готова решить вопрос раздела Эфиопии на две зоны влияния: итальянскую и английскую. Вместе с тем было оговорено, что Великобритания не согласится на какие-либо итальянские инвестиции, особенно военного типа, в районе Голубого Нила и его притоков. Несколько дней спустя, итальянская сторона приняла английское предложение. Итало-английские переговоры, естественно, вызвали протест Франции. Французская пресса забила тревогу в связи с "угрозой независимости" Эфиопии, поскольку дипломатические представители Великобритании и Италии в Аддис-Абебе вручили эфиопскому правительству ноты, требующие предоставления обоим государствам ряда концессий. Поддерживаемый французским правительством, рас Тэфэри отклонил англо-итальянские требования, утверждая, что обратится по этому вопросу в Лигу наций. 19 июня 1926 г. регент Эфиопии передал текст англо-итальянских требований генеральному секретарю Лиги наций и одновременно проинформировал его, что Эфиопия в любом случае не согласится с нарушением своего суверенитета. В результате решительной поддержки Эфиопии со стороны Франции Италия и Великобритания отказались на этот раз от своих требований. Таким образом, первая, впрочем и единственная, совместная англо-итальянская акция по эфиопскому вопросу потерпела неудачу. С этого времени эфиопская проблема постепенно становится спорным вопросом между Великобританией и Италией и в 1935 г. приводит к серьезному политическому конфликту между этими государствами. Это было связано с экспансионистской политикой фашистского итальянско-{444}го правительства, которое после 1926 г. уже не искало партнеров в своей африканской политике. Намерение Муссолини сделать всю Северо-Восточную Африку итальянской колонией угрожало колониальным интересам Великобритании в этом районе.

Подготавливая планы военной экспансии в Северо-Восточной Африке, итальянское правительство считало, что ей должно предшествовать усиленное экономическое проникновение. В 1924 г., заявляя, что им руководят искренние желания политического сближения с Аддис-Абебой, Рим начал непосредственные переговоры с эфиопским правительством. Они привели к подписанию в Аддис-Абебе 2 августа 1928 г. итало-эфиопского "Договора о дружбе, консультациях и арбитраже". В статье 1-й этого трактата говорилось, что "мир и вечная дружба будут существовать между королевством Италия и империей Эфиопия". Обе стороны обязывались не предпринимать в будущем никаких шагов, которые могли бы нанести ущерб независимости и суверенности какой-либо из подписавшихся стран. Одновременно утверждалось, что спорные вопросы будут разрешаться исключительно мирным путем. Договор предполагал также развитие торговли между обеими странами.

Вышеуказанный договор был выгоден прежде всего Италии. Он позволил ей установить более близкие контакты с Эфиопией и создать на ее территории ряд консульств и торговых представительств, главной, если не единственной, задачей которых была шпионская работа. Это дало возможность Италии достаточно хорошо ознакомиться с территорией, где она намеревалась в будущем вести военные действия. Зато для Эфиопии, желавшей сделать из этого трактата еще один, наряду с Пактом Лиги наций, охранительный щит своей независимости, он оказался чисто иллюзорным документом.

В период, когда Эфиопия, подобно тому как это было на рубеже XIX и XX вв., становилась объектом все большей заинтересованности со стороны европейских держав, рас Тэфэри должен был преодолевать большие трудности внутри страны, чтобы провести в жизнь хотя бы часть своих планов. Несмотря на то что еще Теодрос II и Менелик II издали эдикты, запрещавшие торговлю рабами, {445} рас Тэфэри встретил даже по этому вопросу сопротивление со стороны некоторых феодалов, являющихся противниками провозглашения официальной прокламации о ликвидации рабства. Для регента было необходимо издание такой прокламации из международных соображений, прежде всего учитывая те обвинения, какие по этому вопросу выдвигала английская делегация в Женеве в 1923 г. В 1924 г. рас Тэфэри склонил императрицу Зоудиту издать декрет об уничтожении рабства.

В 1927 г. умер Хабтэ-Гийоргис. Это значительно облегчило политическую позицию раса Тэфэри, у которого было теперь одним серьезным противником меньше. Это укрепило также экономические позиции раса Тэфэри, так как он конфисковал земельные владения Хабтэ-Гийоргиса. В следующем году расу Тэфэри удалось нейтрализовать и другого своего мощного противника дэджазмача Бальчу, губернатора провинции Сидамо. Именно он больше всего протестовал против декрета об уничтожении рабства. Он не желал также платить налоги центральному правительству. В начале 1928 г. рас Тэфэри вызвал его в столицу для объяснений. Дэджазмач Бальча прибыл, но в сопровождении 10-тысячной армии и расположился лагерем под Аддис-Абебой.

Тогда рас Тэфэри пригласил его на банкет в свою резиденцию; Бальча явился на прием в окружении стражи, состоящей из 600 человек. Во время пиршества к войскам дэджазмача Бальчи направились эмиссары раса Тэфэри во главе с лиуль расом Каса-Хайлу, которые выдали каждому солдату по нескольку талеров за их возвращение домой. Получив деньги, солдаты ушли из лагеря. Армия раса Бальчи перестала существовать. Когда тот вернулся с пиршества и увидел, что от его войска не осталось и следа, он отказался от сопротивления и несколько часов спустя сдался расу Тэфэри, приказавшему заключить его в тюрьму. В заключении дэджазмач Бальча находился два года. Позднее он сохранял уже лояльность в отношении властей в Аддис-Абебе, однако у него не было никакой значительной должности.

После ареста раса Бальчи противники раса Тэфэри начали все более группироваться вокруг императрицы Зоудиту, на которую после смерти Хабтэ-Гийоргиса консер-{446}вативные круги возлагали свои надежды. Определение "консерватизм" относится здесь исключительно к политическому направлению, представляемому этими кругами, так как борьба за власть велась только внутри одного общественного класса - феодалов. Говоря о консерваторах в Эфиопии в межвоенный период, мы имеем в виду прежде всего тех людей, кто являлся противником централизации государственной власти, выдвигая требование почти полной самостоятельности отдельных провинций и областей. Они считали, что в Эфиопии не следует проводить никаких значительных реформ, даже если эти реформы отнюдь не направлены против класса, который они представляли.

До этого времени Зоудиту не включалась активно ни в какие действия, направленные против раса Тэфэри, также относившегося к ней лояльно, впрочем, он не имел другого выхода. Императрица играла в государственной жизни скорее пассивную роль. Однако при ее дворе стал создаваться центр оппозиции против регента, его противники пытались склонить на свою сторону Зоудиту, внушая ей, что рас Тэфэри готовит против нее заговор, намереваясь лишить ее престола. Имеется немало подтверждений, что Зоудиту убедили в этом и она планировала якобы использовать войска Бальчи для свержения регента. Но за отсутствием прямых доказательств подобные предположения следует принимать весьма осторожно.

100
{"b":"53329","o":1}