ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тогда же, в августе 1935 г., Великобритания, обеспокоенная военными приготовлениями Италии, предприняла еще одну попытку урегулирования нарастающего конфликта, предлагая признать за Италией соответствующие концессии на территории Эфиопии. По инициативе Англии 16-18 августа в Париже состоялась конференция представителей Великобритании, Франции и Италии. На ней присутствовали Иден, Лаваль и итальянский представитель в Лиге наций Алоизи. Западные державы предложили Италии ряд концессий на территории Эфиопии взамен урегулирования конфликтной ситуации. Предложения были следующие: Франция и Англия предпринимают соответствующие шаги в Аддис-Абебе, чтобы склонить эфиопское правительство к уступкам в пользу Италии, а именно: выразить согласие на строительство железнодорожной линии через эфиопскую территорию, связывающую Эритрею и Сомали, и передачу Италии части округов Огаден и Данакиль. Независимо от этого намечалось создать специальную систему контроля над эфиопской экономикой. Этим должна была заняться комиссия от имени Лиги наций. Итальянской делегации гарантировалось, что в состав этой комиссии войдут также представители Италии. Одновременно Великобритания вновь высказала предложение о предоставлении Эфиопии в ка-{478}честве компенсации выхода к морю через порт Зейла в Британском Сомали.

Однако конференция не дала никаких результатов. Алоизи категорически отклонил представленные ему предложения. В официальном коммюнике, опубликованном после окончания совещания, не скрывалось, что в ходе переговоров между тремя странами не было достигнуто ни по одному вопросу совпадения взглядов. 20 августа возобновила свою работу итало-эфиопская арбитражная комиссия, занимающаяся совсем второстепенными вопросами. После длительного спора наконец договорились о приглашении пятого арбитра (двух представляла итальянская сторона и двух - эфиопская). Им был греческий посол в Париже Политис. Начало работы комиссии прошло незамеченным. Уже тогда никто не придавал большого значения ее деятельности.

Накануне начала совещаний Совета Лиги наций Муссолини, как бы готовя почву для дискуссий в Женеве, произнес речь, обращенную к войскам, проводившим маневры, в которой объявил о призыве под ружье еще 200 тыс. солдат в сентябре, что позволило бы довести численность итальянской армии до 1 млн. человек. Муссолини подчеркнул, и это красноречиво свидетельствовало о дальнейших итальянских планах в отношении Эфиопии, что в сентябре этого года вопреки обычаю прошлых лет не предвидится отпусков в армии.

За три дня до открытия сессии Совета Лиги наций произошло сенсационное событие. Пресса сообщила, что в конце августа 1935 г. эфиопское правительство предоставило концессии на разведку и добычу нефти на территории Эфиопии некоей американской фирме. Буря, поднявшаяся вокруг этого вопроса, так же быстро утихла, как и началась. Под давлением государственного департамента эта фирма уже 3 сентября прекратила переговоры с эфиопским правительством, и концессия была аннулирована. Попытка Эфиопии вовлечь перед лицом опасности итальянской агрессии в защиту своего суверенитета Соединенные Штаты Америки, хотя бы путем предоставления им максимально выгодной экономической концессии, закончилась неудачей. Правительство США не хотело конфликтовать с Италией. В августе 1935 г. США {479} опубликовали так называемый закон о нейтралитете 2. На его основе президент имел право запретить экспорт военных материалов в государства, находящиеся между собой в конфликте, независимо от того, которое из них было агрессором. Последствия принятия закона о нейтралитете были, конечно, более значительными и явились причиной того, что Соединенные Штаты вообще не захотели вмешиваться в итало-эфиопский конфликт. Кроме того, было ясно, что нейтралитет такого рода в данном случае будет выгоден агрессору, так как Италия имела собственную военную промышленность, в то время как запрет на поставки оружия в Эфиопию оставлял ее беззащитной перед лицом неприятеля.

3 сентября арбитражная комиссия под руководством Политиса, в состав которой, кроме двух итальянцев, входили в качестве представителей Эфиопии известные друзья этой страны - француз Ля Прадель и американец Питтман Поттер,- опубликовала постановление по вопросу об "инциденте в Уольуоле". Учитывая долгие месяцы консультационной процедуры, это решение привносило совсем немного нового. Утверждалось, что ни итальянская, ни эфиопская сторона не несут исключительной ответственности за инцидент. В ситуации, когда было известно, что инцидент произошел на эфиопской территории, такое решение было очень выгодно Италии, особенно в связи с приближающейся дискуссией в Лиге наций по эфиопскому вопросу.

88-я СЕССИЯ СОВЕТА ЛИГИ НАЦИЙ

4 сентября в Женеве начались заседания 88-й сессии Совета Лиги наций, которая впервые должна была заняться рассмотрением итало-эфиопского конфликта по существу. Открыло дискуссию выступление Идена. Как представитель той части британского кабинета, которая была известна своими антиитальянскими настроениями, Антони Иден в это время подвергался яростным напад-{480}кам со стороны итальянской прессы. Иден информировал сессию о ходе парижских переговоров и выразил мнение, что в настоящее время можно надеяться на их успешное окончание. Наряду с другими ораторами взял также слово и представитель Италии Алоизи. В своем выступлении он яростно обрушился на Эфиопию. Он пытался доказать членам Лиги наций (лицам, знающим фактическое положение вещей, это могло показаться абсолютным издевательством), что якобы в течение последних 15 лет Италия стремилась установить дружественные политические и экономические отношения с Эфиопией и не смогла этого сделать из-за постоянной угрозы итальянским владениям в Африке со стороны последней.

В тот же день итальянская делегация представила в Женеве обширный меморандум о внутреннем положении в Эфиопии и об отношениях Италии с этой страной. Это был, пожалуй, один из наиболее тенденциозных и фальшивых документов, какие когда-либо представлялись международным конференциям.

В нем была сделана попытка доказать, что Италия всегда стремилась поддерживать хорошие отношения с Эфиопией. Одновременно выдвигался тезис, что Эфиопия не имеет морального права быть членом Лиги наций. В частности, утверждалось, что эта страна проводит агрессивную внешнюю политику, что вынуждает Италию предпринимать соответствующие меры для защиты своих владений в Африке. В общем, меморандум содержал старые тезисы итальянской фашистской пропаганды, которые никого не могли ввести в заблуждение. Единственной его целью, пожалуй, было желание в некоторой степени ослабить ожидаемые обвинения со стороны Эфиопии, основанные на действительных фактах.

Делегат Эфиопии, взяв слово после выступления Алоизи, подверг сокрушительной критике его тезисы. Утверждая, что, несмотря на усилия эфиопского правительства, направленные на мирное урегулирование конфликта, Италия вновь готовится к агрессии, он потребовал рассмотреть вопрос в Лиге наций.

В ходе последующих заседаний по эфиопскому вопросу 5 сентября взял слово делегат СССР Литвинов. Он решительно выступил в защиту суверенитета Эфиопии. {481} Он сказал, что нельзя солидаризироваться с выступлением итальянского делегата, подтвердившего, что его страна готова к войне. Нельзя пройти спокойно мимо угрозы агрессии, заявил Литвинов. Представитель СССР закончил свою речь призывом, чтобы Лига наций предприняла необходимые конкретные шаги с целью не допустить вооруженного конфликта.

КОМИТЕТ ПЯТИ

После окончания дискуссии Совет Лиги наций создал так называемый Комитет пяти, в состав которого вошли представители Великобритании, Франции, Испании, Польши и Турции. Комитету поручалось рассмотреть все вопросы, связанные с итало-эфиопским конфликтом, и выработать проект урегулирования его. Председателем Комитета пяти стал представитель Испании Мадариага.

В ходе заседаний XVI Ассамблеи Лиги наций на первый план среди обсуждаемых вопросов выдвинулась проблема итало-эфиопского конфликта. Начало дискуссии по этому вопросу положило страстное выступление эфиопского делегата Тэкле-Хауарьята, который 11 сентября обратился с призывом о помощи к народам мира.

108
{"b":"53329","o":1}