ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Щастьематеринства. Пособие по выживанию для мамы
Нежеланный гость
В капкане у зверя
Выхода нет
Итак, моя радость…
Удивительный мир птиц. Легко ли быть птицей?
Коренной перелом
В постели с Райаном
Полное собрание рассказов
A
A

14 декабря 1960 г. по радио было оглашено обращение Революционного Совета. Его огласил наследник трона, мэрыд азмач Асфа-Уосэн, которого заговорщики хотели поставить во главе государства. Позднее утверждалось, что заговорщики заставили занять посты как принца Асфа-Уосэна, так и раса Ымру, которого назначили премьер-министром нового правительства. В обращении, автором которого был в основном Гырмаме-Ныуай, говорилось: "Эфиопия гордится своей славной 3-тысячелетней историей, но в течение такого длительного времени не произошло никаких значительных изменений в основных областях жизни страны. Этот застой и низкий уровень жизни существует и сегодня. Не видно прогресса ни в какой области. Это является следствием того, что горстка сановников закоснела в своем эгоизме и коррупции вместо того, чтобы трудиться для общего блага. Народ Эфиопии все ждал того дня, когда наконец будет ликвидирована нищета и отсталость, но так ничего и не было осуществлено из {557} многочисленных обещаний. Никакой бы другой народ не смог так долго терпеть. Огромные успехи, достигнутые получившими недавно независимость странами Африки, показывают, что эти страны своими достижениями в области экономики, просвещения и повышения жизненного уровня оставят Эфиопию далеко за собой. В последние несколько лет в Эфиопии царил полный застой. Атмосфера недовольства и разочарования все более росла среди крестьян, купцов, служащих; недовольна армия и полиция, учащаяся молодежь - и все общество Эфиопии..."

Обращение кончалось словами: "Народ Эфиопии! Пусть твое единство станет сильнее железных цепей! Сегодняшний день станет началом новой эры для Эфиопии в глазах всего мира!"

15 декабря радио Аддис-Абебы объявило, что новое правительство взяло власть в свои руки мирным путем, без пролития крови, при полной поддержке армии и полиции. Однако заговорщики по-прежнему располагали только императорской гвардией, насчитывающей в то время 4200 человек, так как около тысячи солдат гвардии как раз находилось в Конго, входя в состав контингента сил ООН. 14 декабря генерал Мэнгысту-Ныуай провел специальное совещание с представителями студентов, призывая их к сотрудничеству с новым правительством. Во время выступления Мэнгысту-Ныуай сказал, что не известно, что будет в будущем, но даже если переворот не удастся, то разожженный ими огонь никогда не погаснет и рано или поздно разгорится полным пламенем. На собравшемся позднее общем собрании студенты огромным большинством голосов выразили поддержку заговорщикам.

Тем временем известие о перевороте дошло до императора, находившегося в Южной Америке. Специальным самолетом он тотчас же отправился обратно. При известии о возвращении императора, прибывшего пока в Эритрею, армия и авиация высказались против заговорщиков. В значительной мере этому способствовала прокламация абунэ Базылиоса, который 14 декабря угрожал отречением от церкви каждому, кто выступит на стороне заговорщиков. 15 декабря в Аддис-Абебе начались бои. Императорская гвардия, располагавшая только легким {558} оружием, не имела шансов в борьбе с отрядами, оснащенными танками и авиацией. После коротких, но кровавых сражений, в ходе которых полегло несколько сот человек с обеих сторон, отряды, лояльно настроенные в отношении императора, захватили Аддис-Абебу. 17 декабря Хайле Селассие I торжественно возвратился в столицу.

После подавления заговора стоящие во главе его оба брата пытались бежать. Когда их окружила полиция, Гырмаме-Ныуай покончил с собой. Раненый генерал Мэнгысту-Ныуай был арестован. После излечения его публично повесили 30 марта 1961 г. в Аддис-Абебе. Так закончилась первая попытка ускорить прогресс в политической, социальной и экономической жизни Эфиопии.

Следует отметить, что насколько прогрессивные круги эфиопского общества очень критически оценивали внутреннюю политику Хайле Селассие I, считая, что с позиций реформатора, какие он занимал в период до итальянской оккупации и в первые годы после освобождения, он перешел на консервативные позиции, настолько мнение о его внешней политике положительное. Слишком малый период времени отделяет нас от событий, о которых мы пишем в данном разделе, чтобы историк мог дать окончательную их оценку. Не вдаваясь в анализ сложной проблематики внутреннего положения современной Эфиопии, следует все же подчеркнуть, что Хайле Селассие I как главный представитель феодального класса, некогда сторонник внутренних преобразований в стране, позднее стал на позиции сохранения социально-политического статус-кво. Понятно, что позиция такого рода с течением времени будет встречать все более острую критику со стороны либерально-демократической оппозиции по мере того, как будут расти кадры новой интеллигенции, будет укрепляться буржуазия и развиваться рабочий класс. {559}

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Заканчивая изложение исторического развития Эфиопии началом 60-х годов, А. Бартницкий и И. Мантель-Нечко писали в 1971 г., что социально-политический режим в Эфиопии будет все более и более подвергаться критике со стороны либерально-демократической оппозиции по море роста новых социальных слоев эфиопского общества. События 1974 г. далеко превзошли их предположения. Антифеодальная, антимонархическая революция в Эфиопии начала перерастать в революционно-демократическую. 12 сентября 1974 г. был низвергнут император Эфиопии Хайле Селассие I, а спустя три с лишним месяца, 20 декабря, новое правительство в лице Временного военного административного совета - ВВАС (ВВАК) - провозгласило курс на социалистическую ориентацию страны.

Вслед за политической декларацией последовали реальные действия, направленные на проведение коренных социально-экономических преобразований. 4 марта 1975 г. вся земля в Эфиопии была объявлена общенародной собственностью, в частном пользовании могут отныне находиться наделы до 10 гектаров и то при условии, если их обрабатывают сами владельцы без применения наемного труда. Многие крупные поместья стали государственными хозяйствами. В настоящее время в эфиопской деревне созданы десятки тысяч крестьянских ассоциаций. Они наделяют землей малоземельные и безземельные семьи, организуют различные кооперативные общества, помогают крестьянам осваивать сельскохозяйственную технику.

Было принято решение о национализации земли в городах, где феодалы, крупные чиновники, местные богачи владели огромными участками и доходными домами. Вслед за этим была {561} снижена арендная плата за жилье в городах, начато создание жилищных кооперативов.

Идет наступление на иностранный и местный капитал: национализированы крупные промышленные предприятия, принадлежавшие иностранному и частному капиталу, банки и страховые компании. Впервые государство вкладывает крупные средства в экономику страны. Новый государственный бюджет предусматривает увеличение расходов на образование и здравоохранение, а также повышение заработков низкооплачиваемым категориям трудящихся. Эфиопская печать справедливо назвала новый бюджет "бюджетом развития".

Все эти реформы пользуются широкой поддержкой народных масс Эфиопии. В стране быстро растет интерес к социалистическим идеям, опыту социалистических государств. Запрещенные при старом режиме книги и брошюры, произведения классиков марксизма-ленинизма сегодня расходятся в тысячах экземпляров. 1 мая 1975 г. эфиопские трудящиеся впервые отмечали День международной солидарности трудящихся - состоялась яркая массовая демонстрация рабочих столицы.

Вполне естественно, что перед Эфиопией стоит еще очень много трудностей и сложностей, порожденных прежним режимом, общей отсталостью страны, экономической зависимостью от иностранного капитала; сказываются последствия сильной засухи, унесшей сотни тысяч жизней, а в некоторых районах страны это народное бедствие еще продолжается.

Впереди еще много испытаний, много трудностей, но эфиопский народ уверенно идет по пути прогрессивных социально-экономических преобразований!

М. Райт

ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

В книге встречается весьма значительное число наименовании военных чинов, титулов, званий отдельных деятелей эфиопской истории: ныгусэ нэгэст (царь царей), мэрыд азмач, битуоддэд, рас, дэджазмач, фитаурари и многие другие. Все это - наименования правителей отдельных областей, военачальников эфиопской армии, занимавших различные должности или имевших определенные дворянские титулы в военно-феодальной иерархии Эфиопии. Как правило, многие из этих титулов и званий уже давно потеряли свое первоначальное значение. Некоторые путешественники XIX - начала XX в. пытались найти соответствия эфиопских военных званий русским, но, разумеется, эти параллели только приблизительны. Об этих попытках можно посмотреть в книге А. К. Булатовича "От Энтото до реки Баро" (СПб., 1897 г., стр. 127-128). Так, он полагал, например, что рас (дословно - голова) главнокомандующий армией своей области или одной из армий императора соответствует "фельдмаршалу". Дэджазмач (дословно - "начальник дверей") соответствует генерал-лейтенанту и т. п. Одновременно очевидцы указывали, что военная иерархия в Эфиопии очень запутанна и уже в XIX в. почти не соблюдалась.

126
{"b":"53329","o":1}