ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После десяти лет правления еще молодой, тридцатилетний император внезапно умер 8 сентября 1478 г. в результате отравления - случайного, как говорят одни, умышленного - утверждают другие. Не трудно найти силы, заинтересованные в том, чтобы убрать императора. Ослабление центральной власти вследствие нового политического направления Бэыдэ-Марьяма благоприятствовало росту притязаний светской и духовной знати. Взаимная неприязнь и интриги стали часты среди окружения императора, которое вздохнуло с облегчением после смерти железного Зэра-Яыкоба. Как всегда бывает в период обострения политической борьбы, в стране распространилось бродяжничество "ясновидящих" монахов, "предсказывавших" будущее. Удивительная безошибочность этих монашеских предсказаний лишь свидетельствует об искусности, с какой церковь осуществляла свои политические замыслы, укрепляя свой авторитет среди народа.

В это время при дворе стала возрастать роль одной из жен императора, кэнь бальтихат Ылени, называвшейся также Адмас-Могэса. Правда, коронованной императрицей была другая жена, гыра бальтихат Жан-Сэйфа, но Ылени благодаря красоте, изрядному светскому опыту и дипломатическим способностям занимала первое место в сердце императора и имела влияние в государственных делах. Все это не могло оставить равнодушной главную жену императора, которая, кажется, была еще и сослана. В этой ситуации ликвидация правящего императора могла развязать руки ее сторонникам.

ПРАВЛЕНИЕ РЕГЕНТОВ

После смерти императора на трон с большой поспешностью возвели малолетнего Ыскындыра (Александра), сына Бэыдэ-Марьяма. Фактически управлять страной {112} стали императрица Романэ-Уорк (или Ромна-Уорк, которую, видимо, следует отождествлять с коронованной и ссыльной императрицей гыра бальтихат Жан-Сэйфа), акабо сэат Тэсфа-Гийоргис, а также гыра битуоддэд Амдэ-Микаэль, сокращенно называвшийся Амду. Тройка регентов поделила власть, отстранив привлекавшегося вначале четвертого регента кень битуоддэда Бэдыларыда. Мать Ыскындыра, императрица Романэ-Уорк, распоряжалась армией, акабе сэат Тэсфа-Гийоргис сосредоточил в своих руках все церковные и административные дела, битуоддэд Амду занимался общегосударственными вопросами. Такое положение вещей неизбежно рождало недовольство светской и духовной знати, которая должна была теперь подчиняться воле равных себе сановников. Очень скоро против регентов возник первый заговор, активнейшее участие в котором приняло духовенство. Однако так же быстро он был раскрыт, и главные виновники - два монаха, абба Хасбо и абба Амду, и человек, называвшийся, видимо, Мыымэн-Бэцдыку, - были приговорены к наказанию розгами и ссылке. Подобная судьба постигла и последующих заговорщиков.

Шестнадцать лет, вплоть до насильственной смерти Ыскындыра, продолжалось более или менее единодушное правление регентского "триумвирата". Подраставший император, который уже принимал участие в войнах как верховный командующий эфиопскими войсками, в конце концов начал угрожать самовластью регентов. Непосредственным виновником смерти Ыскындыра был, предположительно, командующий его войсками по имени Зэсыллус. Во время карательной экспедиции Ыскындыра против одного из мятежных племен Зэсыллус ночью подослал к императору убийц, а сам, покинув лагерь, немедленно выехал в направлении Амхары, чтобы возвести на трон своего ставленника. И тогда борьба за власть разгорелась в полную меру. Претендентов было много. Часть светской знати поддерживала кандидатуру Наода, сына Бэыдэ-Марьяма. Вновь появившаяся на политической арене бывшая любимая жена Бэыдэ-Марьяма Ылени, видимо, в сообществе с Зэсыллусом вербовала сторонников для Ынко-Ысраэля, брата убитого Ыскындыра; наконец, битуоддэд Амду, противник обоих канди-{113}датов на трон, намеревался сделать правителем Эфиопии Ындрыяса, малолетнего сына Ыскындыра, желая обеспечить себе власть при нем. Сторонники Наода, называвшегося также Кэлейопа (Калиопа), уже сумели привезти двадцатилетнего князя из Амба-Гышен. Однако противники умело скомпрометировали его кандидатуру, распространяя среди народа молву, что это зловещая для Эфиопии фигура, так как он родился в Гэбэрге, в той местности и в тот момент, когда император Бэыдэ-Марьям получил печальную весть о смерти двух своих битуоддэдов и о поражении в битве в Адале. Так же быстро удалось избавиться от Зэсыллуса, который был обвинен в убийстве Ыскындыра, и верные умершему императору солдаты закололи его копьями. Униженный принц Наод вынужден был вернуться на гору "заключенных князей", сознавая, что в момент его возвращения битуоддэд Амду возлагает императорскую корону на голову малолетнего Ындрыяса. Только когда все это закончилось, 8 мая 1494 г. в годжамском монастыре Дэбрэ-Уорк были захоронены останки Ыскындыра.

Однако политическая победа битуоддэда Амду была кратковременной. 26 октября 1494 г., после семи месяцев правления, мальчик, получивший императорское имя Амдэ-Цыйон II, неожиданно умер. С горы Амба-Гышен вновь спустился Наод-Кэлейопа, который, вероятно, пользовался поддержкой провинциальной знати, косо смотревшей на правление придворного узурпатора Амду. Духовенство, видимо, также поддерживало его, если судить по распространявшимся по стране предсказаниям монаха Йоханныса о счастливой звезде будущего правителя - императора Наода.

Первое, что сделал новый император,- было наказание битуоддэда Амду, которого Наод считал виновным в своем унизительном возвращении на Амба-Гышен. Связанный по рукам и ногам регент был растоптан копытами прошедшего по нему скота. Подобные действия нового императора, очевидно, восстанавливали против него народ, но одновременно объявленная им амнистия изменила настроение в его пользу. Не раз поднимались мятежи против Наода, крупнейший из которых был организован неким Тэка-Крыстосом, который, согласно эфиопской хро-{114}нике, пытался склонить императорских "шоа" на сторону мусульман и создать антиимператорскую оппозицию, но заговор его был раскрыт, и ослепленный Тэка-Крыстос остаток жизни провел в ссылке.

Внутренняя ситуация Эфиопии периода правления Наода представляется в основе своей стабильной. Феодалы в своих землях пользовались значительной самостоятельностью, не превышавшей, однако, определенных границ, в пределах которых император Наод умел удерживать своих вассалов. Он не прислушивался, собственно, к мнениям ни одной группировки, выражением чего было изданное им распоряжение о смертной каре за доносы о деятельности отдельных лиц во времена регентского правления. Наод, правитель просвещенный, видимо увлекавшийся поэтическим искусством, оказался на троне в момент, когда страна была уже истощена более чем четверть века продолжавшимися распрями знати в борьбе за власть. Он сумел этот момент использовать для установления в стране порядка без злоупотребления сверхстрогими мерами. В годы его правления в Эфиопии царил мир, и страна процветала. Жена бывшего императора Ылени имела немалое влияние на правление, особенно в области внешней политики. Большим доверием Наода и весом при дворе пользовался также нэгаш Годжама Уосэн-Сэгэд.

После смерти Наода 2 августа 1508 г. на троне оказался 11-летний Либнэ-Дынгыль, сын Наода и императрицы Наод-Могэса, дочери гэрада в Доуаро. Видимо, слезы 8-летнего Либнэ-Дынгыля, которого судьба уже обрекла на заточение в княжеской тюрьме на Амба-Гышен, так тронули Наода, проведшего свою молодость на высокой горе, что он издал - не действовавший позднее приказ об отмене традиционного обычая заключать принцев крови в эту привилегированную тюрьму. По крайней мере малолетний Либнэ-Дынгыль избежал участи других наследных принцев. И снова из-за малолетства императора правление оказалось в руках придворных сановников. У кормила власти встала бабка Либнэ-Дынгыля, старая Ылени - человек выдающегося политического ума и одна из наиболее известных правительниц в истории Эфиопии. Вместе с ней в правлении участвовали Наод-{115}Могэса, мать Либни-Дынгыля, и пользовавшийся большим авторитетом в стране нэгаш Годжама Уосэн-Сэгэд.

УСИЛЕНИЕ МУСУЛЬМАНСКОЙ УГРОЗЫ

25
{"b":"53329","o":1}