ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Затем император направился с вооруженными экспедициями против Гураге, Шоа, Хадья, Кэмбата и Кулло. Около 1569 г. он покинул эти территории, считая, что уже подчинил их. Он окончательно расправился с мусульманским правителем страны Хадья, который стремился к самостоятельному правлению, и назначил здесь наместником дэджазмача Тэкле-Гийоргиса. Однако вскоре он снова вынужден был вернуться на юго-восточные окраины страны, встревоженный известием об очередной волне надвигавшихся с юга народов галла, которые разорили Шоа и соседние области, продвинувшись почти до реки Аббай. После нескольких битв, повлекших много жертв с обеих сторон, галла были оттеснены в окрестности озера Звай. В 1572 г. Сэрцэ-Дынгыль старался вновь задержать в Бэгемдыре продолжавшееся переселение масс мигрировавших галла и хотя выиграл много сражений с ними, но не был в состоянии воспре-{170}пятствовать их проникновению на территорию своего государства.

Подобно империи, соседний с ней Харэрский султанат также не смог противостоять нашествию галла. Как султанат, так и империя, ослабленные опустошительной тридцатилетней войной и позднейшей внутренней борьбой за власть, не были в состоянии оказать сопротивление надвигавшейся массе племен галла. Вскоре галла, проникнув в глубь этих территорий, стали представлять собой значительную силу, с которой вынуждены были считаться эфиопские императоры и которая сыграла немалую роль во внутренней борьбе за власть. С течением времени галла, начавшие в XVI в. вторгаться в пределы империи, постепенно ассимилировались и превратились в одну из многочисленных этнических групп, населяющих это государство 1.

Несмотря на терзавшие государство набеги галла, Сэрцэ-Дынгыль не отказался от своего намерения подчинить императорской власти большую часть народов и областей, некогда фактически или хотя бы номинально в нее входивших. Он окончательно лишил самостоятельности фалаша, чьи усиливавшиеся мятежи были, как и в прошедшие столетия, выражением непрекращавшихся стремлений к отделению от империи. После многочисленных вооруженных действий и политических переговоров в восьмидесятых годах XVI столетия император Сэрцэ-Дынгыль победил окончательно тогдашнего правителя фалаша Гошена и подчинил империи эту этническую группу, сепаратистские тенденции которой на протяжении веков противостояли централизаторской политике правителей Эфиопии. Вскоре после победы над фалаша он вынужден был вновь выступить в Ыннарию и другие юго-восточные области, где опять восстали отдельные народы, в частности гафат. На этот раз император заставил правителя Ыннарии Бандэчо принять христианство и послал к нему монахов и священников, чтобы наряду с колонистами "шоа" они также укрепляли его господство. Большое значение {171} имели и его политические и военные успехи в борьбе с мусульманскими соседями в лице турок, утвердившихся на побережье, и населения Харэрского султаната.

ЛИКВИДАЦИЯ ТИТУЛА БАХЫР НЭГАША

Недовольство местных правителей пытался использовать в своих целях почти неограниченно господствовавший на севере бахыр нэгаш Йисхак, который и прежде постоянно искал союзников как внутри, так и вне государства для еще большего усиления своих позиций. Этот могущественный феодал, проведший когда-то португальский полк Кристована да Гама от побережья в глубь страны к месту встречи с армией императрицы Сэбле-Уонгель и поддержавший империю в тяжелые годы борьбы с Гранем, теперь, после окончания войны и после смерти Гэлаудеуоса, заключал союз с каждым, кто был склонен оказать ему поддержку в его борьбе за власть. Бахыр нэгаш Йисхак, без сомнения, возглавлял многие мятежи имевшие место при императоре Сэрцэ-Дынгыле, которому почти все свое 32-летнее правление пришлось провести в военных походах. Важнейшим политическим мероприятием бахыр нэгаша Йисхака было создание антиимператорской коалиции с турками, владевшими портами на побережье Красного моря, и с Харэрским султанатом. Создавая антиимператорскую коалицию, бахыр нэгаш имел все шансы свергнуть Сэрцэ-Дынгыля и захватить наконец власть в государстве. Правда, император последовательно и успешно укреплял свое господство над различными округами и этническими группами, восстанавливая повсюду авторитет сильной центральной власти с помощью как вооруженной борьбы, так и политических мер, имевших целью связать местных феодалов с государем, тем не менее организованная коалиция на юго-востоке и севере могла явиться для него смертельной угрозой.

Харэрский султанат, хотя и ослабленный войной, а затем голодом и набегами галла, был в состоянии если не оторвать от империи, то хотя бы взбунтовать юго-восточные области, где влияние ислама было значительным. Султанат тем более угрожал империи, что после периода {172} острой внутренней борьбы за власть правление наконец захватил Мухаммед IV, представитель наиболее фанатичной группы харэрских сановников, которая стремилась к продолжению "священной войны" с христианским соседом. Приблизительно в 1573 г. бахыр нэгаш Йисхак заключил союз с правителем Харэра Мухаммедом IV, который начал готовить поход против Сэрцэ-Дынгыля. Одновременно Йисхак договорился о поддержке и военной помощи со стороны турецких правителей побережья. Таким образом, если учесть еще непрерывно продолжающиеся внутренние мятежи, Сэрцэ-Дынгыль оказался в клещах коалиции, угрожавшей ему с юго-востока и севера.

Начатая Мухаммедом IV война вовсю разгорелась в 1577 г. Армия императора победила харэрские войска в битве у реки Уаби, полностью разгромив противника. Одновременно крупный набег галла разорил Харэр и его окрестности, заставив оставшихся в живых правителей покинуть Харэр и перенести резиденцию процветавшего некогда султаната в оазис Ауса 2, расположенный в глубине Данакильской пустыни. Однако нахождение там резиденции оказалось кратковременным, и ослабленный имамат Ауса, не имея сил сопротивляться набегам кочевых племен галла, сомали и афар, клонился к упадку. В 1672 г. Ауса перестала существовать в качестве резиденции древней династии султанов Уоласма. Харэр после двух поражений 1577 г., нанесенных ему империей и галла, никогда уже не достиг былой мощи. Однако этот город вплоть до сегодняшнего дня сохраняет значение центра мусульманской культуры в этом районе Африки.

Сэрцэ-Дынгыль после разгрома войск Мухаммеда IV, являвшихся юго-восточным крылом коалиции бахыр нэгаша Йисхака, быстрым маршем направился на север страны, где концентрировались взаимодействовавшие с армией Йисхака турецкие войска.

Перед самым началом военных действий Сэрцэ-Дынгыль пытался, видимо, под влиянием определенной группы придворных сановников разрешить конфликт путем дипломатических переговоров, в которых главную роль {173} играла тетка императора ыте Уолетэ. Бахыр нэгаш Йисхак отказался принять мир на условиях, выдвинутых императором, согласно которым он мог сохранить свое прежнее звание, если перейдет на сторону Сэрцэ-Дынгыля и оставит турецкий лагерь. Сэрцэ-Дынгыль, пользовавшийся на севере поддержкой значительной группы феодалов, и среди них прежде всего феодалов в Тэмбене, а в Тигре мэконнына Гэбру-Ийесуса, решился наконец дать генеральный бой. В трудном и длительном сражении, какое разыгралось в Ынтичоу в ноябре 1578 г., императорские войска одержали победу. Бахыр нэгаш Йисхак после поражения попытался договориться с императором, но теперь уже проведенные при посредничестве ыте Уолетэ переговоры не принесли Йисхаку ожидаемого результата, так как Сэрцэ-Дынгыль, четко видя после выигранного сражения реальную возможность укрепления своего господства на севере, потребовал от бахыр нэгаша участия в совместной вооруженной борьбе против турок, на что Йисхак не согласился. В новой битве в декабре 1578 г. у Адди-Корро Сэрцэ-Дынгыль одержал снова крупную победу, а бахыр нэгаш Йисхак и турецкий паша были убиты. Император Сэрцэ-Дынгыль без борьбы вступил в Дэбаруа, резиденцию бахыр нэгаша Йисхака. Это было необычайно важное событие для восстанавливавшегося государства, потому что императору не только удалось победить одного из наиболее могущественных феодалов того периода, стоявшего во главе угрожавшей императорской власти политической и военной коалиции, победа над бахыр нэгашем была также крайне существенной с общегосударственной точки зрения как важный шаг в укреплении императорской власти на севере.

38
{"b":"53329","o":1}