ЛитМир - Электронная Библиотека

Таким образом, подружкам нечего бояться, если, конечно, им навстречу двигались не отъявленные разбойники.

До последнего момента Хуана всячески успокаивала себя, полагая, что незнакомцы вполне безопасны.

Внезапно всадники предприняли угрожающий маневр. До сих пор они шли в колонну по двое, но тут выстроились в одну линию, загородив таким образом дорогу.

Солнечный Цветок в мгновение все поняла. Ее тренированный глаз уловил некоторые мелочи, на которые не обратила внимания Хуана. Она побледнела и побелевшими губами прошептала страшное слово:

— Это десперадос!

Да, перед ними были самые настоящие бандиты, без чести и жалости, жестокие и коварные. Совершив бессчетное количество преступлений, они сами поставили себя вне закона и обычной человеческой жизни.

Остановившись в нескольких метрах от беглянок, они молча и с насмешливым бесстыдством смотрели на дрожащих и готовых вот-вот заплакать девушек. Один из всадников, видимо вожак, приподнял наполовину, в знак приветствия, потрепанную шляпу и, мерзко посмеиваясь, произнес:

— Я благодарю судьбу за то, что на нашем пути оказались две столь очаровательные дамы. Нам как раз нужны две женщины для приготовления тортилей. Любой кабальеро с удовольствием принимает эту пищу. Осмелюсь предположить, что вы согласитесь выполнять столь ответственную и важную работу.

Грозящая опасность, а также нанесенное оскорбление придали Хуане мужество. Глядя бандиту в глаза, она с достоинством ответила:

— Мы женщины, с нами случилась беда. И мы имеем право на уважение и сострадание. Вы же недостойны имени кабальеро, так как оскорбили нас.

При этих словах, произнесенных с неподражаемым благородством, разбойник вздрогнул, но быстро овладел собой и вызывающе произнес:

— Что вы, что вы, сеньорита! С нашей стороны — никакого хамства. Я просто уверен, что вы окажетесь для нас идеальными помощницами.

— Я — дочь дона Бласа Герреро, — твердым голосом продолжила Хуана, — моя подруга — дочь великого вождя Быстрого Лося! Мы не служанки!

— Мне это известно, сеньорита Хуана. Зачем хитрить, мы давно ищем вас! Вы — хорошая добыча, и мы не упустим своего шанса. Хотите вы того или нет, но последуете с нами.

Один из бандитов прервал старшего и хриплым, осевшим от постоянного употребления виски голосом, крикнул:

— Хватит болтать! Девчонка стоит тысячи долларов. На эти деньги мы сможем пить месяцы. Надо связать ее и отнести куда следует. Андрее ждет. Он щедро заплатит нам за это.

— Джим правильно говорит, — проворчал другой бандит. — Время не терпит. Дорога длинная, и хочется пить. Так что давайте два лассо и… в путь!

В мгновение ока разбойники сняли лассо, закрепленные в передней части седел, раскрутили и бросили. Просвистев в воздухе, две петли с удивительной точностью опустились на девушек. Все произошло так быстро, что Хуана и Цветок не успели даже шевельнуться.

— Трусы! Трусы! — закричала Хуана. — За нас отомстят!

Скрипнув зубами, яростная и неукротимая индианка тоже не думала сдаваться. Ей удалось вытащить из-за пояса нож, и она одним ударом перерезала лассо. Быстрая и ловкая, как кошка, индианка бросилась к Хуане, освободила ее от веревок и, загородив подругу своим телом, воскликнула, вскинув кинжал:

— Скорее мы умрем… чем станем вашими рабынями!

— Чертовка! — прорычал тот, которого назвали Джимом. — У меня же было новое лассо! Надо обезоружить эту краснокожую. Я сейчас займусь ею!

Одним прыжком бандит спрыгнул на землю и, легкомысленно подняв руку, направился в сторону девушек.

Быстрая и бесстрашная индианка бросилась навстречу и молниеносно ударила ножом по ладони разбойника. Тот дико выругался, в то время как его друзья давились от смеха.

— Ах, змея, ты еще кусаться! Я убью тебя! Здоровой рукой он взял револьвер и направил его на индианочку, с вызовом смотревшую ему прямо в глаза.

— Ха-ха, не убьешь, — произнесла она своим гортанным голосом, в котором прозвучали металлические нотки. — Ты не убьешь меня, потому что трусишь… потому что ты боишься смерти… ужасной смерти, уготованной тебе краснокожими. Ты знаешь, что мой отец, Быстрый Лось, отыщет тебя… ты не сможешь спрятаться ни в горах, ни в лесу, ни на равнине! Ничто не помешает ему — ни время, ни расстояния. Вот почему ты дрожишь от страха и не осмеливаешься выстрелить в меня!

Бандиты прекрасно сознавали, что дикарка права и ее слова — не пустая угроза. Смутившись, Джим засунул револьвер за пояс и проворчал:

— Ладно! Уходи! Убирайся! В конце концов, вовсе не ты нам нужна!

Но индианка твердо ответила:

— Нет! Я не уйду… я не оставлю мою подругу… буду ей верна до самой смерти!

— Говорю тебе, убирайся!

— Нет! Я останусь!

— Спасибо, Цветок! Спасибо, сестричка! — Хуана, взволнованная до слез выказанной преданностью.

— Ну, хватит! — главарь. — Пора кончать. Пусть остается, если хочет. К тому же если она уйдет, то сможет направить по нашему следу краснокожих. А пока девчонка с нами, мы сможем обвести их вокруг пальца.

Во время этого короткого обмена репликами остальные бандиты незаметно приготовили лассо. Внезапно они взмахнули правыми руками. Взлетев в воздух, кожаные ремни со свистом устремились в сторону Хуаны и ее подруги.

На девушек одновременно упало по нескольку прочных скользких петель. Индианка была так крепко захвачена, что не смогла и пальцем пошевелить. Нож в ее руке оказался уже ни к чему. Вне себя от ярости, она свалилась на землю, попыталась еще сопротивляться. Но через несколько секунд, связанная и полузадушенная, неподвижно замерла на песке.

Разбитая от усталости и всего пережитого, видя, что все потеряно, Хуана почувствовала, как силы оставляют ее, что было вполне естественно, ведь она сутки провела на ногах.

Туман застилал ей глаза. Девушка побледнела и медленно опустилась на землю. Главарь пожал плечами и цинично произнес:

— Так даже лучше! Свяжите покрепче этих девчонок. Вы, двое, положите их спереди на сиденье. А теперь в путь!

ГЛАВА 5

Отъезд Жана и Джо. — Человек без обуви. — Пять всадников. — В пустыне. — Индейское гостеприимство. — Меню на ужин. — Отравленная лошадь. — Лекарство. — Пешком. — В песках.

Железный Жан и Джо решили незамедлительно выехать из дома.

Добрая мамита очень хотела бы оставить подле себя вновь обретенных сыновей — родного и выкормленного ею. О! Быть рядом с ними! Вновь день за днем пережить это прекрасное прошлое, полное любви и преданности, о чем ее бедное исстрадавшееся сердце навсегда сохранило неизгладимые воспоминания.

Однако новая разлука была неизбежна! К этому взывало чувство долга. Мамита покорилась. На прощание она поцеловала молодых людей, стараясь скрыть подступившие слезы, чтобы потом, одной, наплакаться вволю, коротая томительное ожидание.

— Первым делом надо найти следы того человека! — воскликнул Железный Жан, как только рассвело.

Читатель, вероятно, помнит о странном выстреле, произведенном незнакомцем во время рассказа кормилицы Жана.

Мамита рассказывала в это время о событиях, касающихся сокровищ ацтекских королей.

И Железный Жан решил во что бы то ни стало найти шпиона, чуть было не ставшего его убийцей!

Пока Джо готовил вещи, ковбой принялся искать следы. Вскоре он обнаружил отпечатки двух босых ног. Жан долго их рассматривал, потом произнес:

— Так! Пальцы ноги удалены друг от друга… ярко выраженный изгиб стопы, характерная пятка, срединная линия загнута вовнутрь… Это нога метиса, к тому же всадника, так как только частая езда верхом деформирует стопу таким образом. Пусть пока мне все это ничего не говорит. Тем не менее я узнаю эти отпечатки даже через десять лет.

Молодой человек быстро двинулся вперед. След вывел на улицу и оттуда на равнину. Затем Жан его потерял, вновь нашел, но уже за деревней.

«Так, ясно: здесь стояли лошади. Их было пять. На четырех оставались всадники, пока незнакомец отсутствовал. Боясь преследования, тот запрыгнул на свою лошадь, не успев даже обуться».

25
{"b":"5334","o":1}