ЛитМир - Электронная Библиотека

Нагнувшись, чтобы лучше увидеть, Жан удивленно воскликнул:

— Здесь плита! Смотри, Джо… она с четырех сторон покрыта цементом… один из углов был отбит, а затем заделан довольно свежим раствором.

— Все ясно! — воскликнул Джо. — Это дело рук твоего отца… Вероятно, он каким-то образом выбил этот кусок плиты, с тем чтобы проникнуть в нору… затем, уходя, заделал отверстие.

— Ты прав! Именно так… поражаюсь: какая сила, какая находчивость… ведь он был один и со всем справился.

Как раз когда молодой человек произносил эти полные нежности слова, кирка полностью вошла в расщелину. Почувствовав сопротивление, Жан изо всех сил напрягся. Каменная глыба стала поддаваться, что-то не то хрустнуло, не то треснуло. Собрав остатки сил, Жан еще более уперся. От напряжения, казалось, вот-вот лопнут мышцы. Пот ручьем струился по лицу. Последний рывок.

— А-а-а! Черт возьми!

Под действием мощнейшего напора каменная глыба отделилась от стены. В тот же миг Жан больно ударился о плиту.

А блок подкатился прямо к ногам пораженного Джо. На месте плиты метис увидел отверстие диаметром пятьдесят сантиметров.

Жан между тем поднялся и радостно вскричал:

— Проход открыт! Сокровища наши!

Он поднял кусок окотового дерева, зажег его о факел Джо и изо всех сил бросил в отверстие.

— Пламя не гаснет… значит, там можно дышать. Идем… я пойду первым.

Выдвинув ноги вперед, Жан протиснулся в пролом, поцарапавшись об острые камни, и оказался в довольно большом помещении, высотой примерно два метра.

Он поднял горевший кусок окотового дерева и хриплым изменившимся голосом позвал Джо:

— Браток! Быстро! Иди сюда! Не верю своим глазам! Я схожу с ума!

Метис ловко проскользнул в отверстие. Увидев бледного в красноватом свете факела Жана, он огляделся и спокойно произнес:

— Да, это и есть те самые сокровища…

По правде говоря, Джо был разочарован.

Сказочное богатство, огромное количество золота, неисчерпаемые сокровища, из-за которых погибло столько людей! И что же? Это воплощение знаменитой легенды, на протяжении целых веков ласкавшей слух целых поколений, оставило его абсолютно равнодушным.

Золото ценится тем, что на него можно приобрести. А желания Джо, его мечты, устремления оставались по-детски простыми.

Жан, многое повидавший, вкусивший прелести цивилизации и потому знавший о ее неисчерпаемых потребностях, удивился при виде своего несколько заторможенного друга, беспомощно хлопающего ладонями по бедрам в надежде изобразить искусственный энтузиазм.

— Слушай, браток, — со сверкающим взором и изменившимся лицом обратился он к Джо, — посмотри на все это! Груды золота… драгоценные крупицы… кучи золотой пыли… слитки, уложенные аккуратно, словно кирпичики… Ты знаешь, что каждый из этих кое-как уложенных и скрепленных ящиков содержит целое состояние?

Большие, великолепно сохранившиеся, деревянные лари стояли в два параллельных ряда в двух метрах друг от друга.

Жан, держа факел в руке, возбужденный, дрожащий, начал считать охрипшим голосом:

— Один!.. Два!.. Три!.. Четыре!.. Пять!

И еще, еще! Он продолжал считать, хмелея от цифр и все более теряя голову при виде этого потрясающего воображение зрелища.

— Двадцать восемь!.. Двадцать девять!.. Тридцать! Тридцать ящиков!.. И в каждом самое меньшее одна тысяча килограммов самородного золота, то есть три миллиона…

Итого, более девяноста миллионов франков[125]!

Джо по-прежнему оставался бесстрастным.

Дело в том, что самородное золото — совсем не то, что отлитые из него монеты и особенно ювелирные изделия. Оно не так завораживает.

Самородное золото — тусклое, без блеска, словно закопченное. Золотоносный песок — жесткий, сухой и шероховатый. Драгоценные крупинки бывают неправильной, даже причудливой формы. А самородки — довольно тяжелые, необработанные, шершавые.

Наконец Джо до странности спокойным голосом ответил:

— Ты знаешь, браток, я счастлив оттого, что вижу тебя таким радостным… полностью разделяю твои чувства. А мне вполне достаточно хорошей лошади, винтовки, теплого солнца, бесконечного простора…

Но Жан его не слышал. Он ходил взад-вперед, смотрел, восхищался, ахал от упоения, размахивал руками, вновь останавливался.

Вдруг молодой человек громко вскрикнул. Вожделение сменилось искренним восторгом. Он только что заметил еще один, последний ящик, гораздо меньший по размерам, чем другие, и остававшийся до сих пор невидимым в темном углу.

Внезапно в полумраке, в ослепительном блеске, вспыхнули самых различных видов и форм драгоценные камни.

Бриллианты, сапфиры, топазы, рубины, изумруды, гранаты, бирюза, опалы, аметисты… В совершенно неописуемом сказочном беспорядке их лежало там много-много тысяч штук.

Часть этих великолепных камней была необработанна, другая отделана индейцами, оказавшимися на поверку искусными ювелирами. Шлифовка отличалась мастерством и изумительным вкусом.

Прежде всего это относилось к изумрудам. Несомненно они имели то же самое происхождение, что и камни, которые Эрнан Кортес отказался подарить самому Карлу V[126] и которые могли успешно соперничать с ними по красоте и блеску.

Свободной рукой Железный Жан зачерпнул горсть камней, затем разжал ладонь. При свете факела в ящик полился тоненький, сверкающий, огненный ручеек.

Внезапно восхищение, восторг пропали.

Отец!

Память о страдальце молнией пронеслась в голове молодого человека, заставив учащенно забиться сердце.

Семнадцать лет назад, отовсюду изгнанный, оклеветанный, несчастный, его отец испытывал такое же нервное возбуждение. Он нашел огромное богатство! Те же чувства, надежды взбудоражили его душу, когда пальцы сжимали драгоценности древних индейских правителей.

— Отец! — Жан тихим, проникновенным голосом. — Отец! Прости, что я поддался этому очарованию, такому естественному и по-человечески понятному. До настоящего момента я презирал богатство. И если на мгновение потерял голову при виде этих сокровищ, которые ты — храбрая и нежная душа — страстно желал донести до нас, то только потому, что они позволят мне завершить твое дело! Да, при помощи этого золота я смою с твоей памяти незаслуженный позор… отомщу за твою смерть и верну роду Вальдесов честное имя, похищенное у него подлыми клеветниками.

— Вот это по-нашему, дорогой брат, — с повлажневшими глазами и дрогнувшим голосом сказал Джо. — Такое использование богатства мне подходит. Я также чувствую в себе твое возбуждение и охотничий азарт. Что будем теперь делать?

— То, что сделал мой отец семнадцать лет назад. Возьмем с собой содержимое маленького ящика и немного золота. Ты же знаешь, что драгоценные камни имеют потрясающее свойство: в малом объеме они заключают огромное богатство.

— Все понятно!

Пригоршни камней перекочевали в карманы старателей. Затем друзья аккуратно заложили осколками вход в нору и пошли вперед, унося с собой труп енота.

Благодаря оставленным меткам, наши герои быстро продвигались к выходу из горы. По дороге Железный Жан наметил план дальнейших действий. И уже перед тем, как спуститься вниз, он остановил Джо:

— Браток! Я тебе хочу сейчас же, немедля сообщить нечто важное… Неизвестно, кто из нас останется в живых, со мной всегда может случиться несчастье.

— Вот это да! Что за разговоры… ты рожден, чтобы жить сто лет!

— Очень на это надеюсь! Но тем не менее послушай меня. Необходимо как можно быстрее забрать отсюда и спрятать в надежном месте найденные сокровища… Это будет непросто. Прежде всего должен признаться, что совершил глупость, отказавшись от услуг Быстрого Лося и его людей. Их много, это бесстрашные и преданные воины. Они были бы нам хорошей подмогой и неподкупными сторожами.

— Ты прав!

— Надо срочно их найти… и это мы сделаем в первую очередь. Потом, может быть, ты останешься с ними здесь… посмотрим. Что касается меня, то я немедленно еду в Мексику. Продам часть камней, приобрету легкие и прочные повозки, достаточное количество мулов, закуплю продукты и все это в железнодорожном вагоне отправлю до ближайшей отсюда станции: Мапими или Перональ. На повозки затем будет погружено золото… при необходимости наши бесстрашные краснокожие сопроводят бесценный груз. Вся операция должна быть проведена быстро и в глубочайшей тайне.

вернуться

125

Франк — денежная единица Франции, равная ста сантимам. Введен с 1799 года вместо ливра.

вернуться

126

Карл V (1500—1558) — император «Священной Римской империи германской нации» (1520—1556) и испанский король под именем Карла I (с 1516 года).

35
{"b":"5334","o":1}