ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Может в Нтом грядущего дни, Только в сердце крадется холод. Не милы мне твои огни, Суетливый и шумный Город!

Не люблю я безликость толпы И асфальт бездушный и гладкий; Мне милей тишина тропы И зеленых сводов загадки.

Перерезан рельсами путь, Путь поНта на нашей планете; Может,лучше в рай заглянуть, Помечтать о небесном свете?

Только все не о том и не те Песнопенья звучат из храма; Не хочу я порхать в пустоте, Созерцая бесстрастье Брамы.

И в христианский рай не хочу, Петь статисткой в ангельском хоре; Мне скорей уж ад по-плечу, Там по крайности можно поспорить.

Мне хотелось бы в рай такой, Где поют и летают птицы; Где леса шелестят листвой И не знают конца и границы.

Где прозрачна речная волна И никем не отравлено море, Где простая радость дана И не очень горькое горе.

Я хочу, чтоб в Эдеме том Знали вкус и труда и хлеба; И чтоб был там маленький дом Под огромным, как вечность небом.

Чтобы пахло травой и росой На закате в открытые двери, И чтоб женщина звала домой Добрым голосом доброго зверя.

Моим коровам.

В страну, где вечно пасмурные ели Без шороха стоят, Где бледные, как мрамор, асфодели, Не шелохнувшись, спят;

В страну, где все бесстрастны и свободны, И каждый - прав, Где тени легкие героев благородных Лежат в траве, не приминая трав;

Где темной Леты сладостные струи Журчат, теряясь в серебристой мгле, И где Ахилл желает стать, тоскуя, Поденщиком на солнечной земле,

Туда тропой нестройной и несмелой Войдут мои смиренные друзья, Вброд Стикса перейдя поток остервенелый И Церберу рогами погрозя.

И направляясь робко к светлой целиОбилью Елисейских трав, Свой темный глаз скосив на асфодели, Пройдут, травы копытом не примяв.

И скажут строго благородных тени: "Здесь мудрым дан покой от жизни и труда, "Зачем же здесь рабы живущих поколений, "Зачем же здесь стада?"

Но Ио кроткая, припомнив дни скитанья, Удел царевны и рабы, Протянет руку состраданья К товарищам своей изменчивой судьбы.

Припомнит окрик грубый и суровый, Кнут, обжигающий бока, И овода, что гнал ее все снова, снова, Как гонит нас тоска,

И скажет ласково:"Вам ведома обида, "И вы защиту здесь найдете у меня. "Войдите же в луга прохладного Аида, "Вы, сестры горького земного дня."

Был автобус битком, Ехал понемножку, Парень с розовым лицом Вскинул вдруг гармошку.

Он не плохо играл. Пел не слишком громко, И кондуктор смолчал, Посмотрел в сторонку.

И взвилась,всем близка, Древняя, степная, Азиатская тоска, Удаль воровская.

И шофер молодой Оживился сразу: На шоссе, под горой, Лихо поддал газу.

Не асфальт под тобой, Не в резине шины, Это тройкой ночной, Стала вдруг машина.

Темь да глушь, палый лист, Узкая дорога... Полуночный жуткий свист У лесного лога...

Эх ма, нам бы так, Гикаем да свищем, Вынимаем за пятак Нож из голенища...

Все примолкли, чуть дыша, Сердцем с песней слиты... В каждом русская душа, Все в душе - бандиты.

Кружит метель, и бьется снег В замерзшее окно; Секунды свой считают бег И в комнате темно.

Но я зажгу сегодня свет И приоткрою дверь Пусть те, которых больше нет, Войдут ко мне теперь.

И вспомним мы свою весну И юности полет, И как бывало в старину Мы встретим Новый Год.

И первый выпьем мы бокал За тихий отчий дом, За тень родных лесов и скал, За ели под окном,

За звон волны, и на волне Блеск лунного луча, За книгу с песней о стране, Где нету палача.

За старый дом, за милый дом, Что грел когда-то нас, Мы все к нему мечтой придем В свой самый тяжкий час.

И добрым словом вспомним тех, Кем жив был Нтот дом; За смелый взгляд, за дерзкий смех Нальем бокал вином!

За знамя старое отцов С тобой мы выпьем, друг, Упавшее среди снегов Из ослабевших рук.

Ты помнишь, друг, ты помнишь, брат, Людей, которых нет? Как прям был их правдивый взгляд, Какой в нем ясный свет!

Ну, так пускай скользнет слеза В последний мой бокал# Я пью за ясные глаза Того, кто честно пал,

За одинокие глаза, Глядевшие во тьме, За непокорные глаза, Угасшие в тюрьме,

За то, чтоб не смолкало "нет" Мятежных Нтих глаз! За то, чтоб их бессмертный свет Над миром не угас!

...Когда-нибудь - пройдет метель, Настанет тишина, И в чью-то детскую постель Свой бросит луч луна;

И кто-то, может быть, во сне, Под серебром луча, Припомнит песню о стране, Где нету палача.

Ну, а пока пусть снег летит, Наш заметая след. Нам в жизни не было пути, Нас больше в мире нет.

Тишина.

Неподвижны паутинки. Вечер тих и золотист. С бледнорозовой осинки Чуть шурша, спадает лист.

Отгремели летом грозы, Отзвенели соловьи. Пожелтевшие березы Клонят головы свои.

День прошедший, день короткий, Догорай, тебя не жаль. Смотрит с неба взором кротким Звезд бессмертная печаль.

Песенка о березе.

Вдалеке от ровных молодых аллей, Посреди огромных вспаханных полей, Где равнин широких не оглянешь край, Выросла березка как-то невзначай.

Выросла без плана, прямо на пути, На тропе, которой все спешат пройти, Загляделась кротко на широкий свет, Никакой заботы у березки нет.

Тянется все выше от весны к весне, Заструились листья в синей вышине. Так она легко по ветру шелестит, Каждый, кто проходит, кверху поглядит,

Каждый, кто проходит, шаг замедлит вдруг, Словно поровнялся с ним любимый друг, Словно он улыбку встретил на пути, От которой дальше веселей идти.

Белая береза в зелени полей, Маленькая радость занятых людей, Маленькая радость каждому нужна Не руби березу, пусть растет она!

Яблоко познания или разговор с чертом.

Он черным пуделем не побежал за мной, Из-под земли не вырос исполином, И не склонился тенью неземной Он просто в дверь вошел приличным гражданином.

- Позвольте - он сказал - вам нанести визит. Забыли вы старинного соседа. Какой же вы поНт, прошу меня простить, Когда вы с чертом не вели беседы.И я сказала: Нет, ошиблись вы, мой друг, Мне кажется, давно уж мы знакомы. Войдите, я прошу, разделим наш досуг, И чувствуйте себя как дома.

Вы Нто знаете, а я не утаю, Что черт и женщина всегда дружили; Еще моей прабабушке в раю Вы фрукты редкие дарили.

Был также и поНт союзом с чертом горд, Вас чествуя стихами неизменно С тех пор, когда один хромой английский лорд В вас отыскал немало качеств ценных.

10
{"b":"53350","o":1}