ЛитМир - Электронная Библиотека

Не тут-то было. Я нажал на кнопку настройки вмонтированного в шлем компьютера и навел его на расположившегося, внизу противника. Заговорили орудия — я это понял, ощутив легкую вибрацию. Вдалеке замерцали огоньки вот и они. Яркая вспышка — это командный пост генерала Вшиврача двинулся вперед. Ну, да ладно, мы предупредили этого гнусного урода… Из передатчика послышались слова Кэти Ли:

— Пожалуйста, немного убойной музыки, маэстро.

Можно было ожидать услышать «Полет Валькирий» или «Увертюру 1812». В свою бытность хавильдаром я предпочитал такую возбуждающую и бодрящую ерунду, как «Вильгельм Телль», но Кэти Ли обожала вступление к 2030 ВР версии «Шоу Багса Банни». Музыка, должен отметить, произвела должный эффект.

Мы с яростью накинулись на туземцев. Их орудия начали было плеваться огнем, но потом маленькие дьяволы все ж таки устлали землю своими телами, полегли, как пшеничное поле перед жнецом.

* * *

Непобедимым легионом командовала ташильдар Мэми Глендовер. Численность этого воинского формирования насчитывала полмиллиона солдат здесь, да еще гарнизон на Боромилите. Сейчас Мэми было уже около семидесяти пяти, но она по-прежнему была очень хороша собой: тонкая, сильная, мускулистая, жестокая, как дьявол, с непроницаемыми черными глазами. Одевалась эта женщина в обыкновенную зеленую униформу наемников-спагов: на воротнике отличительный знак ташильдара — орел с черными крыльями и красной окантовкой, на левой стороне груди — серебряная эмблема господ, на левом рукаве — нашивки за боевые ранения. Наемники-спаги не верят в награды — слишком уж много было на их веку боевых кампаний, слишком много было героев. В то время, когда я еще был совсем зеленым юнцом, она уже имела чин джемадар-майора и командовала полком. Именно Мэми прикрепила мне первую нашивку, именно она давала хорошие советы, учила меня военным премудростям и ругала на чем свет стоит, когда было за что.

А совсем недавно, как мне кажется, ей доставило огромное удовольствие самолично прикрепить нашивку джемадар-майора с тремя бриллиантами к моему вороту.

— Один из моих маленьких птенчиков, — легонько хлопнув по моей щеке, женщина отступила; я отдал ей честь, и она вручила мне пакет с приказом.

Нажав на кнопку, я взглянул на дисплей.

— Хмм… IX Победоносный, первый полк, второй батальон, первая бригада, под начало риссальдара Татьяны Вронски. База на Карсваао.

Глендовер проговорила:

— Старая база Мандельштамма. Они высоко ценят тебя.

— Благодарю, мэм. Мне есть у кого поучиться.

Она рассмеялась:

— Мэм, о Господи! Присядь со мной, солдат, выпей немного со старой заезженной клячей.

— Едва ли заезженной…

— Ати, да перестань же ты быть таким чертовски вежливым. Уже даже мои выкормыши раболепствуют.

И мне пришлось сесть и протянуть руку за двойной порцией испанского бренди, которым она меня угощала. Я взглянул на этикетку — «Disnilletia Mendora-Reyes», урожая 2149 года, возможно, последняя партия бренди, выпущенная непосредственно перед Вторжением. Нам же приходилось довольствоваться всякой самодельной ерундой.

Когда я только поступил на службу, Мэми Глендовер едва перевалило за пятьдесят. Мне она показалась настоящей красавицей — мускулистая, длинноногая, интересная женщина с несколько мужскими чертами лица и таким же мужским, прямым и честным характером. Сами понимаете, что испещренной морщинами женщине довольно затруднительно сказать, что она все еще красива, даже если это и правда. В таком возрасте представительницы прекрасного пола не хотят слушать подобных речей.

Я старался использовать каждую возможность приударить за ней, особенно после того, как меня повысили в чине, и я в крутой компании смог держать свою голову достаточно высоко. Я оказался одним из юных счастливчиков из легионов, которому выпала честь быть обласканным ею. Но женщина всегда держалась на высоте, и даже после того, как привязалась к своему воспитаннику. И дальше привязанности дело не пошло. Что ж…

Именно по этой причине нам положены наложницы. Кому захочется идти в бой со своим партнером в постели? Что, если кто-нибудь захочет купить и купит твоего партнера прямо у тебя на глазах? Некоторые просто не поверят этому, но чем черт не шутит?

Если для подобных Мэми Глендовер такое положение дел в порядке вещей, то такие люди, как я, должны быть просто счастливы.

Когда мой стакан опустился на стол, она, вытаскивая из нагрудного кармана маленький черный пластиковый квадрат и вручая его мне, произнесла:

— И еще, Ати…

Я перевернул его, ощутив легкое беспокойство.

Все в порядке, теперь получено официальное подтверждение моему вступлению в должность джемадар-майора. Слава Богу!

— Давай…

Я положил большой палец на идентификационную кнопку и ощутил легкое покалывание — несколько видов излучений опробировали, изучили и запомнили мою клеточную структуру. Послышалось мягкое, негромкое жужжание, затем оно несколько затихло, потом мелькнул поток приказов и распоряжений.

Я четко произнес:

— Регистрационный номер 10/9760.

Плавное течение звуковых комбинаций нарушила серия коротких пауз, и ровный бесполый голос проговорил:

— Подтверждено, 4 м-21суб-ХК.

Это голос хозяина, повелителя. Как-то странно думать об этом подобным образом. Относительная тишина сменилась пронзительным визгом и скрежетом. Голос произнес:

— Зс-286б, передвиньтесь на порядок выше.

На порядок выше. По невероятному каналу связи ФТЛ, которую обнаружили повелители-господа, с его одноименной системой подключения и переноса сообщений, через все межзвездное пространство пронеслась команда, включающая меня в коммуникационную сеть господ.

Убрав палец с кнопки и спрятав идентификационное устройство в нагрудный карман, я повернулся к ташильдару.

— Ну, я… — Не найдя нужных слов, я напрягся в ожидании ответной реплики и четко отдал честь.

Мэми Глендовер лишь рассмеялась:

— Добро пожаловать в ряды избранных.

Позже, выйдя из ее апартаментов, я направился в свою конуру, наслаждаясь ярким, солнечным днем.

Боромилит — чудная планета, может, чересчур хорошая для базы легиона наемников, с теплым, мягким климатом, деревья, украшенные легкими, похожими на перья серо-зелеными листьями, низкие покатые холмы, огромные пляжи перед теплыми, мелководными океанами, послушные туземцы — добродушный чешуйчатый маленький народец, двуногие, не более метра ростом, с глазами, как ягоды можжевельника, и потом, напоминающим запах лимона.

Этим миром раса господ правила уже сорок пять столетий. По меркам хруффов, возможно, это не так долго, но для туземцев было достаточно, чтобы осознать, что так будет всегда. Тихое, спокойное местечко, очень удобно расположенное на задворках большого, открытого скопления звезд класса Ж-К за несколько тысяч парсеков от линии фронта.

Что станет с Землей, когда раcа господ подомнет ее обитателей под себя на такой длительный срок?

Может, тогда люди будут такими же дружелюбными и послушными, как и хруффы? Или не будут? Говорят, что мир хруффов завоевывали семнадцать тысяч лет. Послушными? Когда они спустились с небес на нашу планету, добродушными их назвать не смог бы никто.

Очевидно, все дело в наследственности — среди наемников нет ни одного жителя Боромилита.

— Эй, Ати!

Остановившись, я обернулся. Ко мне спешила джемадар Соланж Корде, высокая — на голову выше меня — гибкая чернокожая девушка. Она довольно много повидала — мы сражались плечом к плечу в легионах Тхренн-Хааэ уже довольно долго.

— Привет, Соланж. Куда пойдем выпить — нибудь холодненького?

Улыбаясь она дотронулась до новой нашивки на моем вороте:

— Да, наконец-то, а то негоже тебе отставать…

Я начал служить на три года раньше ее, но по служебной лестнице мы продвигались одинаково.

Девушка на минуту отвела взгляд, затем, внезапно посерьезнев, снова посмотрела мне в глаза, будто оценивая:

— Э-э, тебе теперь нужен адъютант.

2
{"b":"53351","o":1}