ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Крепкие рукопожатия, поцелуи, радостные восклицания. Людское море в мгновение ока заполняет набережную. Радуясь, словно дети, недавние путешественники разбегаются кто куда по всему городу, даже не захватив багаж. Нет сил оставаться в порту еще хоть минуту. Домой! С багажом успеется.

Однако корабль покинули не все. Одна из кают первого класса, расположенная у кормы, ближе к апартаментамnote 422 капитана, наглухо закрыта. Матросы говорят, что в ней разместились четверо пассажиров. Но вот что странно: наружу всегда выходят только трое. Два коренастых, бывалых матроса и юноша, почти мальчик.

Четвертого никто не видел. Они сели на пароход ночью. Таинственный пассажир все время находится в каюте и не кажет носа.

Напрасно любопытные первое время пытались разузнать хоть что-нибудь о нем, раскрыть инкогнитоnote 423. Напрасно заговаривали с моряками.

Любезность, лесть, ликеры на все вкусы. Ничего не помогало. Матросы упорно молчали. На любезности отвечали любезностями, на лесть – обычными морскими шуточками. Если им предлагали выпить за компанию, пили в свое удовольствие, но платили всегда сами. Видно было, что эти ребята не прочь гульнуть, но себя не забывают.

Юноша ни в чем не отставал от старших, с той лишь разницей, что сам отличался невероятным любопытством и надоедал мальчишкам на побегушках, к великой радости этих неутомимых шутников и выдумщиков.

Капитан явно был в курсе дел четырех пассажиров и знал о таинственном пассажире больше остальных. Однако и он был скрытен и давал весьма уклончивые ответы одолевавшим его господам.

– Этот человек болен, – отвечал он сухо.

Между тем любопытство охватило всех, оно порождало раздражение и недоброжелательство, начиная с пассажиров второго класса, нижней палубы и кончая членами экипажа и кочегарами.

В течение всего путешествия по судну гуляли самые невероятные слухи и предположения, сомнительные шуточки, острые словечки, вздорные россказни.

Буквально все чувствовали себя оскорбленными этим незнакомцем, не желающим или не решающимся выйти из своего убежища.

Поэтому, едва только пароход причалил и пассажиры высыпали на набережную, повсюду с быстротою молнии разнесся слух, что на борту «Виль-де-Рио» находится феноменnote 424, монстрnote 425, загадочная личность.

Спрашивали лоцмана, который беседовал с боцманом о случившемся.

Боцман, похоже, знал немногим больше прочих, однако и он как в рот воды набрал, слова не сказал. Кто знает, быть может, он водил дружбу с тем, кто скрывался в каюте первого класса…

Сойдя на берег, моряк, видимо, почувствовал себя свободнее и, решив, что отныне волен в своих поступках, стал разговорчивее. Он поведал нечто из ряда вон выходящее…

Он видел того человека однажды, когда тот прогуливался по палубе глубокой ночью.

«Поверьте! Слова матроса! Человек был абсолютно синий. Ярко-синий!»

Дальше – больше. Под строжайшим секретом боцман поведал о необыкновенном пассажире владельцу кафе. Его служанка поспешила поделиться новостью с мальчишкой – разносчиком из бакалеи по соседству, а тот, в свою очередь, шепнул на ушко кухарке супрефектаnote 426. Кухарка же не преминула рассказать об услышанном дневальному у дверей полковника.

Сменившись, доблестный воин направился в таверну «Черная Венера», чтобы побалакать с моряками и солдатами – завсегдатаями заведения.

Синий человек! Не может быть! Невероятно! Откуда он? Сбежал из зверинца, дикарь, животное о четырех конечностях, татуированный ирокез, будущий обитатель зоологического сада? Или еще того пуще? Кто же он?

Его надо увидеть!

Военные, штатские, моряки – все ринулись в порт, к пароходу, в надежде лицезреть, как Синий человек спускается по трапу на землю.

Куда там! Синий человек, или как его там, не показывался. Скрипели снастиnote 427. Трещали стропыnote 428. Хрипела какая-то лошаденка. Из багажного отделения доставали бесчисленные ящики.

Вслед за пассажирами вышел и один из моряков. Но он переоделся, и никто не обратил на него ни малейшего внимания. Человек быстрыми шагами направился на телеграф и послал депешуnote 429 следующего содержания:

«Мадам Обертен-младшей, вилла Монплезир, Оливе, Луаре.

Сегодня же будьте в Гавреnote 430. Болен, обезображен. Любой ценой отыщите меня в отеле «Фраскати». Важное дело. Отца не предупреждайте. К встрече со мной необходимо подготовиться.

Феликс Обертен».

Отправив телеграмму, моряк поехал на вокзал и заказал на завтрашний ночной поезд спальное купе и багажное отделение. Затем снял номер в отеле «Фраскати» и вернулся на пароход, расталкивая собравшихся на причале зевак.

Наступил вечер. К счастью, полил сильный дождь, и любопытным волей-неволей пришлось разойтись по домам.

В десять часов, когда ливень лил как из ведра, трое мужчин и мальчик в сопровождении капитана спешно покинули «Виль-де-Рио». На всех четверых были резиновые плащи с огромными капюшонами, целиком скрывавшими лица.

Капитан тепло пожал руку одному из них и сказал:

– Прощайте, месье! Удачи вам и доброго здоровья!

– Прощайте, капитан, и спасибо за все! Никогда не забуду вашей доброты и вашего молчания.

Через несколько минут люди скрылись в дверях отеля и заняли снятые днем апартаменты.

Заперли двери. Плащи развесили в прихожей.

Читатель, безусловно, догадался, чьи знакомые и симпатичные лица скрывались под капюшонами. Феликс Обертен, Жан-Мари, Беник и Ивон.

Трое пышут здоровьем. Но парижанин, увы, совсем обессилел и посинел, как никогда.

– Ничего, месье Феликс, – сказал боцман, – мы дома, и все в порядке.

– Страшно признаться, дорогой мой, но я тоскую о бразильских лесах, о моих индейцах и приключениях.

– Ба! Оставьте эти мысли, месье. Разве это жизнь? Так долго не просуществуешь.

– Как говаривал Генипа… Ах! Генипа!.. Это имя странно звучит здесь, в большом городе, среди газовых фонарей, звона электрических звонков, гула железнодорожных составов.

– Это верно!

– Да, Генипа был прав. Там я был Синим человеком, хозяином, богом. Меня уважали и любили. А что ждет меня здесь? Синий человек здесь – монстр… Диковинное животное!

– Вы увидите жену, родителей, вашу малютку…

– Мне страшно показаться им в таком виде!

– Вот еще! Оставьте эти мысли! К тому же у вас кое-что есть с собой.

– Жан-Мари, вам бы с Ивоном нужно вернуться на судно. Капитан ждет. Надо выгрузить ящики и доставить их сюда. Беник останется со мной.

– Есть, хозяин. Мы идем.

Ожидая возвращения друзей, бакалейщик принялся перелистывать справочник железных дорог, а боцман, наконец расслабившись, закурил любимую трубку. Ему очень нравилось в отеле.

«Депеша ушла в два часа… Жена должна была получить ее в четыре, самое позднее в пять. Значит, могла сесть на орлеанский поезд, который отходит в шесть часов и приходит в Париж в четверть десятого. Так… четверть десятого… Нормандская ветка… вот она… Поезд на Гавр отходит только в десять минут двенадцатого. На место прибывает в пять минут шестого утра. Брр! Ну и настроение у нее будет! Чего можно ожидать после ночи, проведенной в дороге?! Ладно! Как говорит капитан, мужайтесь!»

– Беник, надо бы поесть и выпить. А потом я посплю. Эй, дружище!

– К вашим услугам, месье.

вернуться

Note422

Апартаменты – здесь: каюта капитана.

вернуться

Note423

Инкогнито – скрытно, тайно, не обнаруживая своего имени и личности.

вернуться

Note424

Феномен – редкое, необычное, исключительное явление.

вернуться

Note425

Монстр – чудовище, урод.

вернуться

Note426

Супрефект – помощник префекта.

вернуться

Note427

Снасти – комплект инструментов, приспособлений для чего-либо.

вернуться

Note428

Стропы – кольцо из каната, цепи или веревки для охватывания груза и подвешивания его к крюку крана при погрузке.

вернуться

Note429

Депеша – спешное уведомление, телеграмма.

вернуться

Note430

Гавр – портовый город во Франции.

101
{"b":"5336","o":1}