ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Квази
Гости «Дома на холме»
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Хочу ребенка: как быть, когда малыш не торопится?
Лживый брак
Горький квест. Том 2
Отчаянная помощница для смутьяна
A
A

– Нам это известно.

– Но зато я без труда установил природу камней, которые взял у вас вчера.

– И что же?

– Не покажете ли мне ящики еще раз?

– Пожалуйста! Беник, покажи господину ящики.

Все трое прошли в соседнюю комнату, и инженер открыл первый ящик.

– Колоссально! – обратился он к своему спутнику.

– Вы так считаете?

– Нужно бы их рассортировать.

– А как это сделать?

– Очень просто, – вмешался Беник, – нужно всего-навсего опрокинуть ящик.

Не долго думая, он обхватил огромный ящик своими мощными ручищами, приподнял его и перевернул вверх дном.

Во все стороны разлетелись бесформенные камешки вперемежку с более крупными, бесцветными, покрытыми желтоватой оболочкой.

За несколько минут боцман и двое пришедших набрали больше ста штук и разложили их на чайном подносе.

После этого все трое вернулись в спальню, где в нетерпении ожидал больной.

– Месье, – снова заговорил инженер, показывая Феликсу поднос, – знаете ли вы, что представляют собой эти столь разные по виду камни?

– Понятия не имею.

– И конечно, не подозреваете, какова может быть их стоимость?

– Тем более.

– Прекрасно! Месье, перед вами великолепнейшие образцы знаменитых бразильских алмазов!

– Алмазов?.. Вы говорите – алмазов?..

– Поверьте, месье! Это именно так. Вчера я еще сомневался, но анализ показал точно. Ошибки быть не может. В этой тусклой оболочке алмазы имеют неприглядный вид. Вы, естественно, не могли их распознать, рассчитывали получить миллионы за золото, но с этим ничего не вышло. Однако добытые алмазы, думаю, с лихвой окупят ваши труды и оправдают надежды.

– Скажите, а много ли денег можно за них выручить? – застенчиво поинтересовался Беник, который совсем уж не знал, чего ждать дальше. Он окончательно запутался, непрерывно обогащаясь и разоряясь.

– От восьми до десяти миллионов! Это самое меньшее, если в остальных ящиках наберется столько же.

– Черт побери! Жан-Мари, надо порыться. Слышишь, Ивон?

– Месье, – заговорил Феликс, – вы оказали нам огромную услугу. Назовите сумму гонорараnote 449. Я привык платить за услуги.

– Все, чего мы бы хотели, когда вы отберете камни, – это получить право первых покупателей. Не торопитесь. Оцените ваши сокровища. Пригласите других экспертов. Мы заплатим вам столько, сколько пожелаете.

– До скорого свидания, месье! Выздоравливайте и не забывайте нас.

ЭПИЛОГ

Через три недели после удивительных событий Феликс Обертен наряжался и придирчиво разглядывал себя в огромное зеркало, отражавшее его фигуру с ног до головы. Еще бледный после болезни, но от синего цвета не осталось и следа. Одет с иголочки.

Тут же суетились Беник, Жан-Мари и Ивон. На каждом был новенький, по последней моде, костюм. Надо признать, что прежние матросские робыnote 450 шли им куда больше.

Все были оживлены, в последний раз бросая взгляды в зеркало и прихорашиваясь.

Наконец они готовы. Удачно раненный, – а именно так отныне друзья именовали Феликса, – сегодня впервые выходит на улицу.

На столе лежала толстая пачка гербовой бумагиnote 451.

– Теперь, хозяин, – проговорил Беник бархатным голосом, – наступило время, когда вы вроде бы овдовели.

– Овдовел!.. Господи! Что вы такое говорите?

– Святая дева! Но ведь ваша супруга уже как бы и не ваша супруга…

– Но она жива, слава Богу! Вы хотите сказать, что моя жена добилась своего – возбудила дело о разводе.

– Да! Вашу супругу не собьешь… Взгляните только, какая кипа документов! Весь стол завалили. Тут, по крайней мере, пол-арпанаnote 452.

– Скажите, и она ни разу не справилась обо мне, пока я болел?

– Бросьте! Не думайте об этом, хозяин! У вас еще будет свое гнездышко. Вы достойны счастья и поверьте – будете счастливы. Слово матроса!

– Представляю себе, – прибавил Жан-Мари, – какое лицо у нее будет, когда она увидит такого красавца, когда поймет, что вы больше уже не Синий человек.

– Пойдемте, друзья мои! Пора. Нас ждут во Дворце правосудия.

От улицы Ренар до Дворца правосудия путь недолгий. Всего несколько минут в экипаже, и четверо друзей входят в комнату номер шесть. Здесь решаются гражданские дела.

Объявили слушание дела Обертен против Обертена. Обертен-ответчик по причине серьезной болезни поручил вести свое дело доверенному лицу. Однако в тот самый момент, как председатель начал читать решение суда, Феликс вошел в зал.

– Принимая во внимание… то-то и то-то… Принимая во внимание… Суд удовлетворяет просьбу о разводе супругов Обертен. Судебные издержки суд приговорил поделить пополам между истцом и ответчиком. Ребенок по решению суда должен шесть месяцев в году жить с матерью, а шесть – с отцом. Кроме того, господин Обертен обязуется ежемесячно выплачивать госпоже Обертен сумму в пятьсот франков… И так далее и так далее.

Дело закончено, секретарь уже собрался вызвать следующих, как вдруг, к удивлению председателя, со скамьи свидетелей поднялся и направился прямо к нему человек с открытым, симпатичным лицом.

– Уважаемый господин председатель! Я только что выслушал приговор судей и был бы вам чрезвычайно признателен, если бы вы изменили кое-что, а именно сумму алиментовnote 453.

– Кто вы такой?

– Феликс Обертен.

– Но… Разве вы больше не…

– «Не синий», хотите вы сказать? Нет, господин председатель, я выздоровел и вновь обрел нормальный вид. Но говорить хочу вовсе не об этом. Я должен моей… мадам Аглае Ламберт выплачивать пятьсот франков ежемесячно.

– Цифра кажется вам слишком большой? У вас есть три месяца, чтобы подать апелляциюnote 454.

– Напротив, нахожу эту цифру очень незначительной и хотел бы увеличить ее до пяти тысяч франков.

– В месяц?

– Разумеется.

– Это означает шестьдесят тысяч франков в год!

– Совершенно верно. Я готов предоставить эту сумму в распоряжение моей бывшей жены… в распоряжение мадам Аглаи Ламберт. Кроме того, хочу предложить ей одновременно капитал в миллион двести тысяч франков. У меня огромное состояние, и я полагаю справедливым поделиться с той, кто еще так недавно была моей женой.

– Месье, – вновь заговорил председатель, чей голос, до сих пор ровный и бесстрастный, слегка дрогнул, – дело решено. Не угодно ли вам дополнительно договориться с противной стороной о предоставлении предлагаемой суммы. Ведь в момент подачи прошения о разводе вы не располагали подобным состоянием.

…Опираясь на руку Жана-Мари, бакалейщик спускался по лестнице.

Тук!.. Тук!.. Тук!.. – послышался нервный стук каблучков. Бывший Синий человек слишком хорошо знал эту быструю, решительную походку, этот бешеный ритм. Наконец появилась женщина в черном, с густой вуалью, закрывающей лицо. Она притаилась в углу зала и теперь бегом бросилась за мужем.

– Феликс! О! Феликс! Как это я вас не узнала, друг мой. Подождите минуточку. Послушайте! Нет, я не могу, я не должна принимать от вас такую жертву.

– Мадам! Вы ошибаетесь, здесь нет никакой жертвы. Речь идет об обыкновенном коммерческом деле.

– Коммерческом?.. А мне показалось… Я по-иному восприняла ваш благородный поступок.

– Боже правый! Мадам, послушайте меня. Я в двух словах объясню вам ситуацию. До расторжения нашего брака мы располагали общим капиталом. Теперь мне необходимо уладить с вами финансовые дела.

– О! Как я была слепа! Безумна!

– Я продолжаю, мадам. Во время моей болезни случилось нечто, из-за чего я нежданно-негаданно стал обладателем огромного состояния. Оно, безусловно, принадлежит нашей с вами общей фирме. Это приблизительно четыре миллиона. Я выкупил всю обстановку и покрыл расходы. Осталось ровно три миллиона шестьсот тысяч франков. Предоставляю вам треть этой суммы. Еще треть – нашему ребенку. Миллион двести тысяч оставляю себе. Дела есть дела! А теперь прощайте, мадам. Или, вернее, до свидания. Пожмем друг другу руки и расстанемся друзьями. Не будем помнить зла. Сохраним уважение.

вернуться

Note449

Гонорар – плата автору за произведение искусства: литераторский, композиторский, научный и другой труд.

вернуться

Note450

Роба – рабочая одежда.

вернуться

Note451

Гербовая бумага – специальная бумага, предназначенная для документов.

вернуться

Note452

Арпан – старая французская земельная мера.

вернуться

Note453

Алименты – средства на содержание нетрудоспособных членов прежней семьи, выплачиваемые при расторжении брака.

вернуться

Note454

Апелляция – обжалование какого-либо решения в высшую инстанцию.

106
{"b":"5336","o":1}