A
A
1
2
3
...
22
23
24
...
108

Беник успел втащить его как раз в тот самый момент, когда зубастая пасть второй раз лязгнула за спиной несчастного. Разъяренный неудачей, кайман с силой у дарил хвостом по воде и исчез прежде, чем Жан-Мари выстрелил.

– Бедняга! – сочувственно протянул Феликс. Не произнося ни слова, спасенный лишь стучал зубами и тяжело вздрагивал всем телом.

– Ну, теперь ты убедился, – поучал его Жан-Мари, – чем кончаются попытки увильнуть, дезертировать. Считай, что твоему приятелю повезло: он сумел доплыть до берега цел и невредим.

– Жан-Мари, – прервал нотацию Феликс, – мы обязаны проводить этого человека. Я не желаю причинять чернокожим зла. Они и так далеко от дома, на подневольных работах. Хватит с них.

– Как хотите, месье! – Кервен сел за весла и погреб к другому берегу.

– Они вольны помогать нам или отказаться, не так ли?

– Конечно, но разве я заставлял их работать даром?

– Если они хотят уйти, заплати им. И узнай, не против ли они продать нам свою лодку. Что касается меня, то я не в состоянии уважать человека, способного причинить зло себе подобному.

– Хорошо сказано, – подхватил Беник. – Там, в проклятой Гвинее, мы занимались грязным делом, что и говорить. Теперь Господь дает возможность исправиться. Конечно, было бы неплохо, если бы эти двое отправились с нами. Но надо научиться уважать чужую свободу. Что ты об этом думаешь, Жан-Мари?

– Вы оба правы!

Потом, обращаясь к пришедшему в себя чернокожему, отставной сержант добавил по-португальски:

– Ты свободен! Догоняй своего приятеля!

Бывший тюремщик полез в карман:

– Сочтемся, что ли? На, держи обещанное. Не забудь поделиться с твоим другом!

Подобного рода действия со стороны белого потрясли негра больше, чем чудесное спасение. Он разинул рот и забыл даже протянуть руку.

– Это нам? – произнес он смущенно.

– А кому же еще? Вы работали, так получите!

– Белые никогда нам не платят.

– Это лишний раз доказывает, что они канальи! Ну ладно, бери и проваливай! Подожди-ка! Выпей!

Растроганный благородным поведением белых, к которому африканцы – увы! – не привыкли, второй чернокожий тоже подошел к французам.

– И ты, наверное, не прочь выпить? Возьми-ка!

Однако негр отказался.

– Что, боишься отравиться?

– Нет, масса, у меня и в мыслях не было.

– Тогда почему же?

– Вы, белые, считать нас бездельники…

– Ну и дальше?

– Мы не ходи с вами дальше, потому что оставить дома дети и женщины.

– Что он говорит? – полюбопытствовал Феликс.

– Говорит, что оставили жен и детей и не могут уйти далеко.

– Бедные, теперь понятно их упорство.

– Продолжай!

– Вы спасти товарища, а крокодил его съесть.

– Да, это было бы уж слишком!

– Я доволен, товарищ доволен.

– Мы тоже… Нельзя ли побыстрее!

– Мы возвращайся, но дать вам лодка.

– Вот это дело! Я куплю ее у вас.

– Нет-нет, не купить. Мы дарим!

– Но позволь!

– Нет, масса!

– Вот болваны! Надо все по правилам сделать!

– Нет правила. Мы с товарищем дадим вам речную лошадь.

– Что это еще за речная лошадь?

– Да, масса! Речная лошадь быстрее мула, она плыть и тянуть лодку.

– Ничего не понимаю, а вы? – Жан-Мари перевел своим спутникам все сказанное.

– Речная лошадь – это гиппопотам. – Феликс вспомнил, что некогда читал об этом.

– Но здесь нет гиппопотамов. Они не водятся в Южной Америке!..

– Пусть эти люди делают, что хотят. Посмотрим! А вдруг их зверь-буксир не выдумка!

– Добро, – подхватил бретонец. – Найдите речную лошадь, мы будем бесконечно признательны.

Негры посовещались:

– Нужно немного времени, чтобы поймать речная лошадь. Нужен крепкий кусок дерева.

– Все что угодно, дети мои, мы не торопимся. Думаю, что наш след уже потеряли и прекратили погоню.

– Но здесь не оставаться! Все прятаться в лес! Речная лошадь не плыви, если кто на берегу.

– Хорошо! Мы уходим. Но не далеко. Хочется посмотреть, что вы делаете. Можно?

– Можно.

С этими словами чернокожий достал из лодки толстую веревку и попросил всех четверых как следует потянуть ее, с тем чтобы проверить прочность. Результат явно его удовлетворил.

– Подходит.

Затем негр выбрал самое крепкое и ветвистое дерево на берегу. Укрепил веревку на одной из ветвей, а второй конец завязал петлей.

– Не знаю, что они замышляют, но это похоже на виселицу, – со знанием дела заявил Феликс.

– Она и есть!

В это время второй африканец отыскал в лесу палку длиной около сорока сантиметров и толщиной с кулак. Повертев ею, словно шпагой, он, казалось, остался доволен.

– Крепкое дерево!

Это действительно было знаменитое железное дерево, о которое сломала зубы не одна стальная пила.

Через четверть часа белым сказали:

– Вы ходить в лес, лошадь плыть сюда.

Один из охотников проворно взобрался на дерево и скрылся в его густой кроне, держа в руке конец веревки.

Его приятель лег на землю и застыл, не выпуская из рук палку.

– Что, интересно, он собирается делать? – Любопытство белых росло.

Вдруг они услышали лай. Однако собаки не было видно. Звук доносился с того места, где только что затаился чернокожий.

– Гав! Гав!

Никто не отозвался. Все было тихо.

– Гав! Гав!

По-прежнему ни звука в ответ.

– Гав!

Забурлила вода, на поверхности появилась движущаяся полоса. А затем громадный крокодил, – очевидно, тот самый незадачливый охотник – показался во всей своей красе. Хищника привлек лай собаки. Он поискал ее глазами и увидел… человека!

Крокодилы, как говорят, обожают собачье мясо. Но вряд ли гурманnote 113 огорчился, заметив ошибку. Аллигатор замер на мгновение и бросился вперед с раскрытой пастью.

Человек между тем не двинулся с места.

Зрители, наблюдавшие странную сцену, едва успевали уследить за действующими лицами. В одну секунду рука чернокожего очутилась в пасти чудовища, и в тот самый момент, когда крокодил должен уже был сомкнуть челюсти, она повернулась, и палка встала вертикально. Зверь оказался в ловушке. Он не мог ни закрыть, ни открыть пасть.

Однако этим дело не ограничилось. Кинувшись на негра, кайман попал в петлю.

– Давай! – что есть мочи завопил африканец.

Тот, что скрывался в листве, дернул за веревку, и петля затянулась, взнуздав крокодила.

– Браво!.. Браво!.. – в один голос закричали четверо выбежавших из леса.

– Речная лошадь готова! Теперь она тянуть лодку. Я не обманул.

– Ты не только не обманул, дружище! Я в жизни не видел зрелища великолепнее!

– Все это просто, масса… Мы ловим так весь крокодил…

– Способ хорош, да не для каждого. Я вот не из слабых. Но, видит Бог, сосунок в сравнении с вами.

– Это чудище и правда ужасно, – произнес Феликс.

– Метров шести будет!

Кайман не оставлял попыток освободиться: бил хвостом, извивался, но все напрасно. К несчастью для него, самое страшное оружие он потерял благодаря искусству африканца.

– Вот уж истинно речная лошадь! Однако она, по-моему, чересчур ретива! Для буксира не слишком ли? Что скажешь, приятель?

– Крокодил не кормить, он уставать. Тогда его впрягать в лодка.

– А как им управлять?

– Это просто, совсем просто!

– Так как же? Вдруг он не захочет плыть туда, куда нам нужно!

– Не бояться. Смотрите.

Негры, торопясь, с одной стороны, угодить новым друзьям, а с другой – поскорее вернуться домой, оставили каймана и быстрыми шагами удалились в чащу. Через мгновение вернулись, волоча за собой тонкое, но крепкое бревно длиной метров шесть. Они долго прилаживали его к носу лодки.

– Это трон для лошади, – улыбнулся негр.

Четверо беглецов начинали что-то понимать.

Затем африканцы ловкими движениями связали уставшего «коня». Животное подтащили к лодке и привязали к бревну. Крокодил как бы составлял с суденышком одно целое.

вернуться

Note113

Гурман – любитель и знаток тонких, изысканных блюд, лакомка.

23
{"b":"5336","o":1}