ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И сразу в клетке начался переполох. Со всех сторон послышались испуганные крики, шелест крыльев потревоженных птиц. Большие, средние, маленькие – все они разом повернули головки, навострили клювы и вдруг, сорвавшись с насеста, стремительно бросились на незваного гостя.

Возмущенный, униженный необходимостью защищаться от подобного нападения, Синий человек, вооружившись бамбуковым шестом, задал взбучку негостеприимным хозяевам. Но внезапно он замер с поднятой рукой. Его поразило, что все птицы до единой были синими. Отличались они лишь оттенком: от густого индиго до бледно-голубого, переходящего в бирюзовый. Голубая смальтаnote 134, синий кобальтnote 135, голубой малахитnote 136, ультрамаринnote 137, голубизна моря и гор – неописуемая симфония синевы, в которую гармонично вписался и сам пленник.

Многие птицы линяли, весь пол был усыпан перьями. Феликс заметил, что цветовая гамма этого импровизированного ковра сильно отличалась от той, что он мог видеть, подняв глаза. Страшная догадка промелькнула у него в голове. Эти птицы, от рождения разноцветные, были превращены в синих.

– Невероятно, уму непостижимо! Индейцы явно знакомы с секретом такого превращения. Что же приходится вытерпеть несчастным птицам? Кормят ли их специальным зерном, вызывая «синюю» болезнь?.. Я теряюсь в догадках. Однако это не совсем мой случай. Ведь их кожа осталась той же, что и была. А моя приобрела жуткий цветnote 138. Если бы, подобно их перьям, синими стали только моя борода и волосы! Это было бы еще полбеды. Я мог бы просто-напросто красить их.

Между тем паника в клетке понемногу утихла. Птицы, быстро свыкшиеся с присутствием человека, успокоились. Они так осмелели, что подлетали ближе к странному гостю и внимательно рассматривали его своими круглыми глазками. Потом потихоньку затрещали, обмениваясь впечатлениями. Новый экземпляр явно понравился всей компании. Огромный попугай, вовсю заорав: «Ара!..» – с шумом слетел вниз и уселся на плече изумленного Синего человека.

Потом попугай, ласкаясь, потерся о щеку Феликса, а тот, тронутый нежным обращением, погладил его по голове. Разомлев, пернатый закрыл глаза и заурчал: ара!.. ара!..

– Чудесно! Вот я и укротитель попугаев! Нечего сказать – положение, достойное почтенного парижского коммерсанта, отправившегося в Бразилию, чтобы удвоить состояние и добыть приданое дочери. А вы, Аглая Обертен, урожденная Ламберт! Небось ждете не дождетесь своего мужа, мечтаете стать патронессой! Как вам мои успехи? Здорово подсуетился, а?! Не снится ли мне весь этот кошмар? Не проснусь ли я сейчас в своей каюте на «Дораде», а может, в собственной кровати в стиле Людовика Пятнадцатого, над лавкой колониальных товаров? Мое путешествие, спасение Ивона, виселица, бокаирес, Диаманта, побег, людоеды – не сон ли все это? Недаром говорят, что в жизни случается всякое!.. Всякое!.. Оно конечно, занимательно, но подчас происходит такое, что и в бреду не пригрезится: станешь, к примеру, синим да попадешь в громадную клетку, полную громадных попугаев, таких же синих, как и ты. Но ведь я не курю опиум или гашишnote 139, и голова у меня как будто в порядке… Конечно, я не сумасшедший, однако, если эта трагикомедия не прекратится, рискую помешаться. Надо заметить, что голод ощущается более чем реально. Эти негодяи-индейцы готовят, кажется, обед, но им и в голову не придет принести мне кусочек. Не могу же я, в самом деле, питаться товарищами по несчастью!

Пока Феликс рассуждал таким образом, сидя в клетке, Беника, Ивона и Жана-Мари привели к одной из хижин, возле которой томился в одиночестве индеец, вооруженный луком и копьем. Не слишком уютное убежище не имело дверей, вход – привален двумя бревнами. Сопровождавшие пленников индейцы-жандармы перекинулись парой слов с охранником, отодвинули бревна, в образовавшуюся щель протолкнули двоих моряков и юнгу и заторопились на площадь, где шли приготовления к празднику.

Как только трое друзей оказались внутри, запах гниения, разложившегося мяса ударил им в нос, не позволяя дышать.

– Да это настоящая бойня! – в ужасе вскричал Беник.

– О дядя, – жалобно заскулил Ивон, – меня тошнит!

– Здесь полно трупов! – подал наконец голос и Жан-Мари.

Немного привыкнув к темноте и оглядевшись, они заметили на грязном, липком полу неподвижные, окоченелые тела. Внезапно из угла послышались стоны. Жан-Мари подошел ближе, нагнулся и в лучике света, едва проникавшем в хижину, разглядел человека. Тот сидел, положив голову на колени.

– Кто вы? – спросил по-французски Жан-Мари.

Человек не отвечал.

Ивон, которому спазмы мешали говорить, собрав все же последние силы, прошептал:

– Матрос, но ведь это же индеец.

– И правда, мой мальчик. Эй, приятель! – Теперь Кервен говорил на языке урити. – Слышишь меня? Ты меня понимаешь?

– Да! – Человек поднял голову.

– Кто ты и что здесь делаешь?

Еле дыша, несчастный приоткрыл глаза, и крик, скорее даже хрип, вырвался из его груди – три слога, заставившие бретонца подскочить так, будто ему выстрелили в спину:

– Жамали!..

– Генипа!.. Ты?! Мой бедный друг!

ГЛАВА 8

Яд индейцев. – Смертоносный кураре. – Таинство. – Два вождя. – Ссора. – Генипа попадает в заточение. – Кровавое убийство. – Жамали!.. – Невыносимые мучения. – План побега. – Смерть охранника. – У синих попугаев. – Опасность! – Все в клетку. – Свобода. – Погоня.

Не существует, пожалуй, ни одного человека, кто не слышал когда-либо хотя бы название кураре – смертоносного яда, которым южноамериканские индейцы смазывают наконечники своих стрел. Из рассказов путешественников известно: одного-единственного отравленного укола этих стрел достаточно, чтобы вызвать немедленную смерть всякого живого существа. Этим и ограничиваются познания о кураре людей, далеких от науки. Впрочем, даже химикам и физиологам достоверно неизвестны компоненты яда. Обитатели экваториальных земель свято хранят тайну чудовищного зелья, передавая ее из поколения в поколение.

Ученые проводили сотни экспериментов в самых лучших лабораториях, добыв алкалоид кураринnote 140, в двадцать раз превышающий по своей активности сам яд. Удалось выяснить, как и почему яд убивает. И тем не менее состав яда амазонских дикарей не поддается никакому анализу. Некоторые исследователи, в частности доктор Кревоnote 141, невероятно рискуя, решились присутствовать при изготовлении кураре, дабы хоть немного приблизиться к разгадке.

Кураре в различных местностях неодинаков. Выбирая товар на своем «рынке», индейцы никогда не ошибутся. Стоимость кураре варьируется в зависимости от места производства. Иногда яд везут пятнадцать, тридцать, а то и пятьдесят дней, чтобы продать подороже.

Любой покупке предшествуют испытания. Индейцы относятся к ним так же ответственно, как комитеты обороны к приемке пороха.

Тонюсенькая стрела, на вид совершенно безобидная, обыкновенная щепочка толщиной со спичку смачивается ядом. Затем охотник поджидает добычу: попугая или обезьяну. Если случится, то роль подопытного кролика выпадает пленнику.

Индеец вкладывает щепочку в сарбаканnote 142, подносит к губам – и слышен лишь еле уловимый свист. Иногда жертва даже не замечает укола. Но не пройдет и минуты, как ее охватывает беспокойство, а еще через минуту – страшные конвульсии сотрясают все тело. На исходе третьей минуты наступает смерть. Если же укол более глубокий и яд проник сразу в кровь, смерть молниеносна.

вернуться

Note134

Смальта – непрозрачное стекло для изготовления мозаик.

вернуться

Note135

Кобальт – тяжелый металл.

вернуться

Note136

Малахит – минерал.

вернуться

Note137

Ультрамарин – синий пигмент.

вернуться

Note138

Известно, что некоторые племена Центральной и Южной Америки умеют изменять цвет оперения птиц с помощью аналога крушины. Название растения звучит по-разному в зависимости от диалекта. У наших знакомых это – тектоап. До сих пор нет точных данных о том, что представляет собой сие растение. (Примеч. авт.)

вернуться

Note139

Гашиш – наркотик, получаемый из смолы, которую выделяет индийская конопля.

вернуться

Note140

Алкалоид курарин – органическое вещество, смешанное с азотом.

вернуться

Note141

Крево (Крево Жюль Никола; 1847 – 1882) – французский путешественник-исследователь Центральной и Южной Америки.

вернуться

Note142

Сарбакан – стрелометательная трубка, применяемая индейцами для охоты.

28
{"b":"5336","o":1}