ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Доктор Роже нередко помогал своим соотечественникам.

После смерти надзирателя городских больниц это место по конкурсу досталось ему, и с тех пор Буэнос-Айрес окончательно стал его второй родиной, хотя сердцем и душой профессор не переставал оставаться французом.

В Буэнос-Айресе было много французов. Некоторые фантастически богаты, но большинство вело скудное существование. Положение эмигрантов, увы, ненадежно.

Итак, Роже стоял у изголовья Синего человека, чья таинственная болезнь пробудила любопытство ученого и стремление во что бы то ни стало разгадать загадку.

– Господа! – обратился он к студентам. – Для начала, что такое цианоз? Главный симптом этой болезни – изменение цвета кожи, синюшность. Существует несколько причин, порождающих цианоз. Не все они известны. Но, как утверждает мой коллега профессор Жакку, одна из возможных причин – нарушение деятельности сердца. Известно, что в процессе кровообращенияnote 249, обусловленного главным образом сокращением сердца, участвуют артериальная кровь – алая и венозная – темная. Цианоз – это результат эндокардитаnote 250 или миокардитаnote 251. Цианоз наблюдается также у детей, родители которых страдали пороком сердца или болезнью легких. Но все эти причины в данном случае исключены. У родителей нашего больного было отменное здоровье, а бабушка и дедушка дожили до почтенного возраста. Пороком сердца никто в его роду не страдал. Рахитаnote 252 у пациента не было. Взгляните на его мускулатуру. Перед нами человек недюжинной силы. Значит, и эта гипотезаnote 253 отпадает. Известны случаи, когда в раннем детстве незамеченными проходят некоторые органические нарушения, дающие затем, во взрослом возрасте, цианоз. В тысяча восемьсот семьдесят третьем году Жело описал подобный случай. Цианоз выявился у субъекта лишь к двадцати годам. Аналогичный случай упоминает Лонгерст: болезнь проявилась в тридцать пять лет. Спросим у больного… Скажите, месье, будучи ребенком, вы не испытывали порой приступы бессилия, одышки, головокружений?

– В лицее я был самым резвым. Лучше всех играл в мяч, меня даже прозвали Железной Ногой. Я с удовольствием занимался гимнастикой, а в пятнадцать лет был уже отличным пловцом. Единственный раз в жизни упал в обморок – когда мне вырывали зуб. Симптомы, которые вы описали, появились только после того, как я посинел.

– Когда впервые это произошло?

– Четыре с половиной месяца назад.

– Можете ли вы уточнить, при каких обстоятельствах появилась синюшность?

– После крушения. Да-да, после крушения… – Нерешительность парижанина не могла ускользнуть от внимания доктора.

– Болезнь началась внезапно?

– Я бы сказал, молниеносно. Когда корабль погрузился в воду, я находился на палубе. Потом много часов плыл. Потерял сознание и очнулся на судне бокаирес – бразильских пиратов. Их так поразил мой вид, что я заинтересовался, что же случилось с моей физиономией? У одного матроса было зеркало. Я взглянул…

– Таким образом, можно заключить, что ваш цианоз появился после кораблекрушения.

– Моя болезнь называется цианоз, не так ли?

– Да, именно так.

– Некогда я учился в Шарлеманеnote 254. Полученные там знания порой бывают полезны.

– Господа, – вновь обратился к студентам доктор Роже, – думаю, что мы имеем дело с результатом перенесенной аварии. Согласно утверждению того же профессора Жакку, причиной синюшной болезни может быть несчастный случай. Осмотр больного укрепил меня в мысли, что к таким тяжким последствиям нашего пациента привело сильное эмоциональное потрясение. В случаях, описанных Жело и Лонгерстом, болезнь рассматривалась как таковая. Процесс ее возникновения оставался в тени, то есть, если можно так выразиться, механизм цианоза выявлен не был. В нашем случае мы имеем возможность изучить генезисnote 255 этого недуга.

С этими словами профессор вынул из кармана белого халата синий карандаш и угольник, в левую руку взял стетоскоп и, приложив его к левой стороне груди Феликса Обертена, стал слушать. Затем начал постукивать по грудной клетке больного, глухие звуки явно о чем-то говорили опытному уху. Доктор Роже провел карандашом по белой рубахе больного линию, от которой, по его наблюдениям, начинался более глухой звук. Постепенно на рубахе появлялись все новые линии. И наконец совершенно явно проступил определенный, довольно причудливый рисунок.

– Я ничего не нахожу в сердце. Более того: у пациента великолепное сердце. Обратите внимание, господа! Какая аорта! Все в норме. А что же в легочной артерии? А!.. Кое-что слышно на уровне правого легкого, но звук настолько слаб, что, право, не знаю… Однако на это нужно обратить внимание.

Врач снова постучал по груди и, убедившись, что не ошибся, отметил точкой место, откуда исходил непонятный звук.

– Убежден, что в данном случае цианоз – результат нарушений в легочной артерии.

Во время кропотливого, тщательного осмотра пациент, неподвижно лежавший на подушках, внимательно слушал молодого ученого и старался в обилии непонятных терминов, которые так любит медицина, распознать какое-нибудь знакомое слово, зацепиться хоть за что-нибудь. Ему так хотелось надеяться.

«Хорошо, конечно, – говорил он сам себе, – разрисовывать мою рубашку и обстукивать меня с головы до ног. Но что же дальше? Где главное? Где спасение?»

Бедняга, увы, не знал, что распознать болезнь куда легче, чем назначить правильное лечение, способное помочь больному.

Наконец студенты закрыли свои блокноты и убрали их в карманы, монахиня удалилась, а доктор еще раз спросил:

– Вы уверены, что вам больше нечего добавить? Не предшествовало ли кораблекрушению что-то еще, какой-нибудь несчастный случай, который мог подействовать на вас? Скажите откровенно, друг мой. От вашей правдивости и памяти зависит, возможно, ваше скорейшее выздоровление или, по крайней мере, значительное улучшение.

– Доктор! Я неизлечим?

– Я не говорю этого, напротив, – ответил Роже, уверенный, между тем, что цианоз не поддается лечению. – Но, повторяю, любые подробности имеют значение. Кораблекрушение могло произвести на вас сильное впечатление. Ведь катастрофа произошла не вдруг. Так не бывает. У вас было время сориентироваться в обстановке, подумать о спасении…

– Доктор, вам, французу, соотечественнику, я могу открыться. Вы мне симпатичны, и я убежден, что профессиональная тайна – закон для вас.

– Я слушаю!

– Только, пожалуйста, отошлите студентов. Я хочу говорить с вами наедине.

Профессор попросил своих учеников покинуть палату.

– Итак, мы одни. Можете говорить без опасений. Все останется между нами.

– Доктор, – с трудом начал больной, – в тот момент, когда корабль стал погружаться в воду, мою шею сдавливала веревка. Я был повешен.

– Так вот в чем дело! Вот о чем надо было сказать сразу! Главная причина!.. Повешение! Я не спрашиваю, кто, как и при каких обстоятельствах повесил вас. Ваш секрет меня не касается.

– Доктор! Если у вас есть время, выслушайте меня. Я расскажу обо всем. Моя история должна вас заинтересовать.

Феликсу необходимо было поделиться с кем-нибудь, поведать о том кошмаре, который он пережил начиная с потери «Дорады» и до сегодняшнего дня.

Роже слушал, не произнося ни слова и не уставая удивляться необыкновенным приключениям Обертена. Взгляд его выражал неподдельный интерес и живую симпатию.

– Такова, – заключил рассказчик, – истинная правда. Предоставляю вам судить, кто прав: англичане или я.

вернуться

Note249

Артериальное и венозное кровообращение – движение крови по кровеносным сосудам: по венам, по направлению к сердцу, и по артериям, от сердца ко всем другим органам.

вернуться

Note250

Эндокардит – воспаление внутренней оболочки сердца.

вернуться

Note251

Миокардит – воспаление сердечной мышцы.

вернуться

Note252

Рахит – детская болезнь, вызванная недостатком солей извести в организме.

вернуться

Note253

Гипотеза – научное предположение.

вернуться

Note254

Шарлемань – город на севере США.

вернуться

Note255

Генезис (от греч. genesis) – происхождение, возникновение.

64
{"b":"5336","o":1}