ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Месье Дюфур, владелец ресторана в Буэнос-Айресе, вне себя от ярости вопил на всю улицу:

– Держи вора!

Пожалуй, меньше всего на свете Ивону хотелось сейчас привлечь внимание окружающих. Он поставил на землю корзину, бросил вырученные в тюрьме деньги. Месье Дюфуру ничего другого не оставалось, как собрать свое имущество.

Булочник был уязвлен. Мальчишка не вор? И он напрасно кричал на всю улицу? Дюфур привык везде видеть обман и мошенничество, всегда был готов дать отпор и теперь не мог простить маленькому сорванцу, что тот обвел его вокруг пальца. Обмана не было. Воровства не было. Как же так?

Месье Дюфур подобрал все монеты до одной, со злостью пнул ногой валявшуюся корзину и опять закричал:

– Держи вора!

Ивон, отделавшись от белой куртки и передника, начал петлять по улочкам, словно заяц. Разумеется, истошный крик булочника был услышан. Ах, как много еще у нас простаков! Прохожие сначала замедляли шаг, потом останавливались, озирались вокруг, соображая что к чему и наконец пускались вдогонку.

В результате из всей толпы, гнавшейся за Ивоном, никто толком не знал, что происходит и кого ловят.

Все опрометью неслись вслед за человеком. Воистину! Глас народа – далеко не всегда глас Божий.

Ивон бежал во всю прыть. Щеки его раскраснелись, он едва переводил дух. Мальчишка как будто чуял, куда надо сворачивать. Его гнали, словно дичь, и весь он сосредоточился на единственном стремлении – спастись!

Свобода нужна была юнге во что бы то ни стало. Это сейчас самое драгоценное. Если его схватят, кто поможет его друзьям? Кто доведет до конца так удачно начатое дело?

Ивон бежал вдоль улиц, через проспекты и бульвары. Хладнокровие оставило его. Ему не пришло в голову, что самое простое – остановиться и тоже кричать: «Держи вора!»

Толпа, не ведавшая, куда и зачем бежит, не обратила бы на него никакого внимания. Ивон смог бы уйти незамеченным и скрыться навсегда.

И вот то, что неминуемо должно было случиться, наконец случилось. Повернув за угол, Ивон наткнулся на прохожего. Человек был гораздо выше и крупнее, поэтому мальчик кубарем покатился по тротуару.

– Я пропал! Бедный месье Феликс! – вскричал беглец.

– Черт побери! – выругался мужчина по-французски.

Ивон прислушался. Неизвестный тоже обратил внимание на французского сорванца.

Тот не успел подняться, как человек подхватил его и разразился гомерическим хохотом.

– Стоять, юнга!

– Капитан!..

– Ивон…

– Капитан Анрийон!.. Капитан, спасите меня!

– Успокойся, мой мальчик!

– За мной гонятся, меня хотят арестовать.

– Арестовать? Тебя? – Поль переспросил, так как не расслышал слов Ивона. – У меня есть два пистолета…

В это время самые проворные из преследователей уже выбежали из-за угла. Капитан загородил ребенка собой:

– Не двигайся!

Впрочем, он мог этого и не говорить. Ивон совершенно обессилел, еле дышал и не в состоянии был пошевелиться.

Уловка оказалась удачной. Ищейки не обратили никакого внимания на стоявшего неподалеку мужчину, покрутились на перекрестке и бросились дальше с криками: «Держи вора!»

– Ну, вот видишь, дружок, все очень просто! Дадим этим дурням убежать подальше и пойдем в обратную сторону.

– Капитан, но есть еще месье Дюфур!

– Кто это?

– Булочник. Вот он!..

– Вон тот толстяк? Этот двуногий боров? Ну, ему еще долго придется догонять тебя. Вставай, надо идти. Какого черта ты наделал? Почему они гонятся за тобой?

– Я торговал булками и пирожными… вернее…

– Ничего не понимаю! А где Беник?

– В тюрьме!

– Черт возьми!

– Вместе с Жаном-Мари!

– А кто это, Жан-Мари?

– Его матрос, бывший сержант с «Диаманты».

– Я не знаю его.

– Это прекрасный человек, капитан, лучший из матросов.

– О! Если это матрос Беника, я в этом не сомневаюсь.

– А месье Феликс…

– Ты сказал, месье Феликс?

– Да, капитан! Месье Феликс Обертен, ваш друг, бывший пассажир «Дорады»…

– Боже мой! – вскричал капитан. – Так он жив?

– Конечно!

– Разве англичане не повесили его?

– Простите, капитан, но они его повесили!

– Как это?

– Месье выжил, но теперь серьезно болен.

– Где он? Черт тебя побери! Да слышишь ли ты меня? Я немедленно хочу его видеть! Боже мой! Феликс жив…

– Он в больнице.

– А чем он болен?

– Он посинел, капитан…

– Посинел!.. У тебя, наверное, солнечный удар, или испуг так на тебя подействовал…

– Капитан, я в своем уме и понимаю, что говорю. Повторяю вам, месье Феликс стал синим. А время от времени он чернеет. Становится похожим на настоящего негра.

Анрийон был из тех, кого трудно чем-либо удивить. Но в этот раз он оказался явно обескуражен.

– Ни слова не понимаю из того, что ты говоришь.

– Поверьте, все это так.

– Ладно. Допустим. Отведу тебя в какой-нибудь отель, не можем же мы торчать здесь.

– Но у меня есть угол, капитан.

– В таком случае идем к тебе. Если там найдется свободная комната, я ее сниму.

– Простите, капитан! Могу я задать вам вопрос?

– Валяй!

– С каких пор вы здесь?

– Не более часа. Мое судно пришвартованоnote 297 там, на главном рейде.

– «Дорада»?

– Нет! Бедняжка «Дорада» погибла.

– Ах!

– Теперь я командую большим пароходом.

– Как здорово…

– Да! Но еще лучше то, что я встретил тебя, мой дорогой!

– О! Капитан, это точно! Счастливый случай.

– Очутившись в Марахао, я по всему побережью ищу вас. Я был уверен, что Феликс давно мертв. Ты вернул меня к жизни своим сообщением. Мы заберем его из больницы.

– Видите ли, тут еще англичане… Они опять прицепились к нему.

– Ну, мы еще посмотрим, кто кого!

– А как быть с моим дядей и матросом?

– Разнесем тюрьму по кирпичику. Но сейчас надо добраться до твоего жилища. Там нам будет что рассказать друг другу. И еще: мне пришлось сменить фамилию. Я теперь больше не капитан Анрийон.

– Из-за проклятых англичан?

– Да! Для тебя и для всех остальных отныне я капитан Керневель. Это имя моей матушки.

– Ясно, капитан. А вот и мой отель, мы пришли.

Владелица отеля, добрейшая мадам Спиц, радушно приняла нового постояльца. Капитаны не часто останавливались у нее. Такой клиент льстил ей.

Новый постоялец, в свою очередь, вел себя так, будто у него туго набит кошелек, и заказал роскошный ужин. Ивон почтил его своим присутствием.

Хотя юнга был голоден и ел с завидным аппетитом, он все же находил время, чтобы в подробностях рассказать своему капитану обо всех невероятных приключениях их маленькой компании, состоявшей из Феликса, Беника, Жана-Мари и его самого. История так поразила Поля, что тот не успевал всплескивать руками и ахать.

Беседа затянулась. На город опустилась ночь, и, дойдя до того самого места, где произошла их встреча, Ивон не выдержал – заснул.

Было около одиннадцати часов вечера и капитан собирался уже лечь спать, как вдруг ему показалось, что под окном слышен знакомый свист – мелодия, известная всем морякам.

Анрийон никак не мог растолкать мальчугана. Юнга не просыпался. Пришлось прибегнуть к маленькой хитрости. Подойдя вплотную к кровати Ивона, капитан что есть силы закричал:

– Полундра! Подъем!!!

Услышав команду, мальчуган тут же открыл глаза и вскочил с готовностью, с какой каждый матрос привык вскакивать по тревоге.

На улице свистели сильнее.

– Это мой дядя, больше некому! – закричал юнга, прислушавшись.

– Ты уверен?

– Я так думаю, я надеюсь, капитан.

Капитан Анрийон, или капитан Корневель, как отныне он называл себя, осторожно приоткрыл окно и в тусклом сиянии звезд увидел двух мужчин. У одного в руках – ружье.

– Это ты, Беник? – спросил он на всякий случай.

Снизу послышался голос:

– Это не Ивон говорит. Кто ты?

– Беник!.. Это Беник! Дружище!

вернуться

Note297

Пришвартовано – поставлено на причал.

72
{"b":"5336","o":1}