ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Клинок Богини, гость и раб
Корабль приговоренных
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
Наследник для императора
Хаос: отступление?
Неделя на Манхэттене
Дети и деньги. Книга для родителей из страны, в которой научились эффективно управлять финансами
Прощальный вздох мавра
Ярчайшая мечта
A
A

– Чудесно, если вы так легко относитесь к случившемуся!

– К чему рвать на себе волосы, кусать локти? Что произошло, того уж не исправить. Печально другое. Жаль, что по возвращении в Марахао или какой-либо иной порт не удастся отблагодарить моряков, которые столько перенесли вместе с нами. Надо бы им погулять.

– Это я беру на себя!

– Эй, слышите? Несмотря на неудачу, хозяин обещает заплатить вам. Сможете хорошенько кутнуть!

– Да здравствует хозяин!

– А когда это будет? – спросил Артур Ларош.

– Как только вернемся.

– Да! Но когда же мы вернемся?

– Чем скорее, тем лучше.

– Простите, хозяин… но, если тут залегает золото, почему бы нам не начать снова и не намыть хоть немного золотого песка? Во всяком случае, это даст хотя бы карманные деньги.

– Нас ждет «Авраам Линкольн».

– Да, вы правы.

– Он в одном из бразильских портов, а мы вне закона на всей территории Бразилии. Кто знает, не скомпрометирует ли друзей наше опоздание.

– И опять вы правы!

– Однако мне трудно и грустно прощаться с этим сказочным местом, которое едва не сделало всех нас обладателями сокровищ.

– А что, если вернуться в Марахао и потом всем вместе – сюда.

– Об этом необходимо посоветоваться с капитаном. Я не могу взять на себя право задерживать вас здесь дольше, чем мы договаривались.

– Экая досада!

– Да уж! Обидно так обидно! – вскричали моряки все разом, словно античный хорnote 398.

– Право же, в жизни бывают такие минуты, когда хочется стать дезертиром!

– Чтобы вас считали преступником на собственной родине?

– Когда становишься богачом, тебя прощают.

– Рулевой, да ты философ.

– Это мое единственное богатство.

– Ваше мнение, месье Феликс?

– Я убежден, что нужно как можно скорее возвратиться на корабль. Надеюсь, капитан «Авраама Линкольна» примет решение вернуться сюда и добывать золото. Со своей стороны, приложу все усилия к тому, чтобы так и случилось. Я тоже полагаю, что нельзя упускать подобную возможность.

– Хорошо же! В дорогу, друзья! Генипа нас проводит.

– Нет! – решительно отказался индеец.

– Ты хочешь покинуть нас?

– Да!

– Но почему же, друг мой?

– Бледнолицые только и думают, что о желтой земле. А как же месть? Случай уходит. Неужели вы забыли о тех, кто замуровал вас там, в пещере! Вы забыли о тех, кто приговорил вас к смерти? Но Знаток кураре все помнит, он ничего не забыл! Теперь я приговариваю черных солдат и их командира к смерти. Он умрет!

– Но его охраняет многочисленное войско! А нас совсем мало.

Вождь улыбнулся и добавил:

– Знаток кураре пойдет один, он не боится… Он выпустит свою смертельную стрелу. Бледнолицые и Синий человек предпочитают мести желтую землю. Это их дело. Прощайте!

– Дорогой мой, смелый мой индеец! Тебе трудно понять нас. Ты не знаешь требований нашей жизни. Желтая земля в нашей стране – все. Без нее нет жизни, ничего нет. Понимаешь? Она дает все.

– Я не понимаю, что ты говоришь. Ты вернешься в свою страну, где белые люди хотят повесить тебя? Почему? Почему ты не хочешь остаться здесь? Почему ты не хочешь стать индейцем? Ты был бы вождем урити, а я стал бы твоим помощником. У тебя имелось бы сколько угодно желтой земли. Племя бросило бы ее к твоим ногам.

– Неужели ты не понимаешь, что я оставил там мать, отца, ребенка, который ждет меня и плачет?..

– И всем им нужна желтая земля?

– Да!

– Послушай! Я не думаю, как ты, но я твой друг. Индейцам – леса. Бледнолицым – огромные камни в городах. Каждому – свое. Возвращайся к своим бледнолицым. А я останусь здесь. Твоей матери, твоему отцу, твоему ребенку нужна желтая земля?.. Я покажу тебе, где ее столько, что твои люди не унесут. Отправляйся в грот, где мы едва не погибли. Там ищи у входа, под камнями. А теперь прощай! Меня зовет голос мести. Прощай, Синий человек! Прощай, Жамали! Прощай, Беник! Прощай, Ивон! Знаток кураре никогда не забудет вас.

С этими словами краснокожий повернул к югу, поманил собаку и пошел прочь не оглядываясь.

Через десять минут он исчез из виду, скрылся в лесной чаще.

Первым молчание нарушил Артур:

– Да-а. Этому пройдохе-управляющему не долго осталось ликовать.

– Я не захотел бы за все золото, что мы найдем у входа в нашу бывшую тюрьму, оказаться сейчас в шкуре управляющего, – заметил Жан-Мари.

– Ему крышка! – заключил Беник.

– Один против трех сотен… – сокрушался Мариус. – Как жаль, что он не марселец.

– Не беспокойся, сынок! Будь уверен: Генипа пройдет по пятам отряда след в след, догонит их и выберет самый подходящий момент, чтобы пустить отравленную стрелу в этого негодяя.

– Не будь я Жан-Мари, если это не так! Мерзавец сдохнет, словно корабельная крыса, объевшаяся мышьякаnote 399.

– Между тем, хозяин, индеец, согласитесь, уходя, преподнес вам неплохой подарок.

– Ты хотел сказать: нам преподнес.

– Если вы хотите взять нас в долю, мы не откажемся.

– Каждый получит равную часть.

– Как говорится: всем поровну, – заявил капитан.

– Еще не все потеряно! Беник получит свое рыболовецкое судно. Жан-Мари станет муниципальным советником, Ивон превратится в господина Ивона, а все мы закатим такой пир, что до самого Китая будет слышно.

– Тише, друзья мои, тише! – вмешался Синий человек. – Из слов Генипы я понял, что речь идет не о золотом песке. Иначе мы потеряли бы много времени на его добычу.

– Я думаю, что он говорил о кладе…

– Кубышка!

– Секрет индейцев!

– Сейф на дикарский манер!

– Вот что, хватит болтать! Мы теряем время. Вернемся к гроту и покопаемся там, где он сказал…

– Да, по-моему, мы все сошли с ума. Индеец наверняка ошибся! А может быть, специально обманул.

– Тогда у него должно быть каменное сердце…

– Вперед!

Все бросились бежать наперегонки. Самые проворные мигом скрылись в лесу. Без сомнения, их влекло богатство, но и желание добежать пораньше и первыми, еще издалека, оповестить остальных о находке.

Впереди всех мчались Джим и Артур. По пятам за ними неслись самые молодые среди моряков. Феликса сдерживала болезнь, Беника и Жана-Мари – возраст. Капитан посчитал для себя несолидным бежать вприпрыжку, словно мальчишка. Последним оказался Ивон – его мало волновало богатство.

Первые добрались до места за полчаса. Замыкающим потребовался целый час.

Наконец все собрались, обливаясь потом и еле переводя дух. Хуже всех, пожалуй, чувствовал себя Обертен.

Когда Синий человек показался из леса, его встретили крики ликования.

Казалось, люди сошли с ума. Они безумствовали, вопили что есть мочи и прыгали, словно обезьяны. Все были охвачены каким-то неистовым весельем, бешеной радостью. Можно подумать, с ними случилась горячка. Да так это и было на самом деле. Моряков била лихорадка – золотая лихорадка. Они ничего не видели, ничего не слышали и только без конца твердили охрипшими голосами:

– Сокровища!.. Сокровища!..

Нет, это не был клад, спрятанный некогда Синим человеком и его товарищами. Он безвозвратно исчез. Но то, что увидели моряки, превосходило самые смелые ожидания. Стоило раз-другой копнуть лопатой, как в глаза брызнул слепящий золотой блеск.

– Индеец сказал правду, хозяин! – крикнул Ларош. Голос его трудно было узнать. – Вот она – кубышка! Смотрите, капитан! Беник, взгляни только на это чудо! А ты, Жан-Мари!.. Почему же вы молчите? Скажите что-нибудь, засмейтесь! Радуйтесь же, черт вас побери! Пойте, ликуйте, скачите от счастья! Это золото!.. Золото!

И все снова стали бесноваться и кричать не своими голосами:

– Золото! Золото! Золото!

Сомнений не было. Взрыв поднял пласт земли, под которым оказалось богатое месторождение. Как говорят настоящие старателиnote 400, – жила.

вернуться

Note398

Античный хор – в Древней Греции и Риме, в пьесах античных авторов всегда присутствовал хор.

вернуться

Note399

Мышьяк – здесь: отравляющее вещество.

вернуться

Note400

Старатели – индивидуальные или собранные в бригаду добытчики золота.

93
{"b":"5336","o":1}