ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Постоим, - сказал Антон, хотя и не понял. Море, берега, песок, водоросли и ракушки, выброшенные водой. Даже чаек здесь нет. А только вороны. Они пугливы и сразу удрали, когда рядом появились люди.

Язеп смотрел на море, и Антон копался в ракушках и водорослях, искал янтарь. Говорят, люди находят.

Туманная дымка над морем и над пляжем, и даже маленький шпиль с петушком над старой курортной поликлиникой не был виден. Рядом с поликлиникой стоял полуочехленный огромный автомобиль-амфибия. На нем красный крест. Это для спасения утопающих. Но сейчас какие утопающие? Не сезон!

Антону надоело искать янтарь.

- А чего ты, дедушка? А-а? Нет, в море чего смотришь? Там же не видно. Туман... Там что?

Язеп помолчал, потом сказал:

- Пойдем в магазин, а то мама и бабушка заждались нас...

Они вновь прошли мимо курортной поликлиники, и Антон руками потрогал автомобиль-амфибию, и Язеп почему-то потрогал и еще раз все объяснил ему, как и для чего этот автомобиль, некогда военный, а сейчас мирный, с красным крестом.

В магазине всё быстро купили. Все, что было и что нужно, а чего не было, так не было.

И, уже подходя к дому, Антон спросил:

- Дедушка, а чего ты такой грустный? И молчишь?

Язеп подумал: говорить или не говорить?

И решил: а почему нет...

- А знаешь, Антон, ты не просто Антон. Был товарищ у меня Антон, с которым мы вместе служили в войну. Так вот там, где мы с тобой сейчас стояли на пляже, он и погиб. В сорок четвертом. Был десант. Не ахти какой. Пять катеров. Наш катер немцы подорвали. Мы с Антоном выбрались. И берег заняли, и дальше пошли. Немцы бежали. А потом вернулись и... Поликлиники тогда этой не было...

- И-и? - спросил Антон.

Туман висел над улицами. Дымка или туман. Сосны и дома в тумане. "Молоко" не "молоко". Глубокий туман. Но все равно на земле лучше видно, чем в море. Земля - это земля.

- И-и? - сказал Язеп. - А что? Просто, когда ты родился, назвали тебя Антоном. Не латышским именем, а русским...

КАПИТАН В ОТСТАВКЕ

Над Балтийским холодным морем - дымка. Странная, опущенная почти к воде и к прибрежным соснам, а выше над нею - чисто, и там даже самолеты летают - транспортные, пассажирские, видимые глазу, и военные, что прочерчивают замысловатые линии в отдаленном, как космос, воздухе.

Зима по календарю и вроде бы не зима по погоде. Температура плюсовая. Зелени много. Люди ходят в кепках, а то и вообще без них.

Кромка моря замерзла, но потом оттаяла, и море, как бы ушедшее в преддверие зимы от берегов, опять к ним вернулось.

И снег выпал бурный и чистый, но и он растаял. Птицы снуют по деревьям и окнам домов, ежики шуршат сухой листвой, а на рынке завернутые в платки пенсионерки продают грибы - за рубль кучку, и что ни рубль, то кучка лучше...

Нельзя узнать город, не побывав на рынке.

Сегодня на рынке почти пусто, холодно, но я вижу среди немногих пенсионерок пару необычную. Женщина и мальчик. Мать и сын, вероятно.

Мальчик стесняется, продавая грибы. Ему лет четырнадцать-пятнадцать. И мать стесняется. И сын льнет к матери, а мать обхаживает сына и ласкает его как может, только бы люди не заметили.

А грибы у них отличные. Боровики - белые, крепкие, на подбор.

Мне не нужны грибы. Где их готовить? Но я люблю грибы и покупаю все кучки у этой необычной пары.

Продавцы - мать и сын - еще больше смущаются и говорят что-то в знак благодарности.

- Это все он! - Мать гордо показывает на сына. - Три ночи уже ездит и школу не запустил. Мне ж некогда...

Она еще очень молода, эта женщина.

А сын - другое:

- Вы не подумайте, что мы так это... Нам деньги нужны - папе на сигареты... И вообще, может, скоро папу выпишут. А грибы хорошие. Я по одному собирал, вы попробуйте...

И было такое ощущение, что сами они грибы не ели, хотя, может, и любят их...

- Ну как, доктор?

Сегодня Виктор Петрович и сам понимал, что доктор должен быть доволен им. Но как бы... Мало ли - вдруг какой приступ. Ведь сколько раз было. И доктора менялись, умирали, приходили новые, обещали, а потом опять...

- Виктор Петрович, милый, поверьте, не вру, все идет хорошо, говорит доктор. - А жена с сыном придут, им - особый поклон! Отличная, поразительная у вас семья! Спасибо им скажите. А курить прошу поменьше! И в палате по ночам... Договорились?

- А я как раз сигареты заказал своим, три блока, - признался Виктор Петрович.

Доктор, кажется, улыбнулся:

- Ничего, пусть приезжают, почаще приезжают!..

Что он помнит?

Виктор Петрович помнит все, хотя и не всегда, как бы отрывками из книги, если читать ее не сразу.

Уже много, много лет ему говорят:

- А это вы помните?..

- Ну, а это помните?

- Молодец, помните!

Он помнит и точно знает, что было прежде, давно. Артиллерийская специальная школа в Москве. Девятый класс. Война. Ново-Сокольники. Или, может, сейчас их пишут как Новые Сокольники. Но к Москве и к московским Сокольникам это никакого отношения не имеет. Ново-Сокольники у Великих Лук. Калининская область. Но и до Великих Лук были бои. Разведка дело трудное, а разведка армейская - еще труднее. И все было хорошо. Под Москвой - ужасно, но потом немцев долбанули. Получил тогда сразу звание старшего, да, старшего лейтенанта. Минуя предыдущее. Капитаном он стал после Великих Лук. Тогда там и встретил Женю. Ее освободили из концлагеря. Страшный был лагерь. Немцы гнали к себе в Германию девчонок - украинских, русских, латышских, белорусских, в общем, наших девчонок. Лагерь освободили. И там была Женя. И они поженились. Она осталась в тылу, поскольку ему надо было еще служить...

После Кенигсберга, где он получил третье ранение, на сей раз в голову, он вернулся к Жене. И все было прекрасно. Он помнит, как сказал: "Капитан запаса Виктор Петрович Олягин прибыл в ваше распоряжение". И как они целовались, и как жили трудно и счастливо. И было счастье победы. И так было много лет, и потом, когда родился сын, и они одурели от радости, что есть маленький человечек, созданный ими, и думали лишь об одном: как бы воспитать его, вывести в люди...

А потом - провал. Полный провал.

Виктор Петрович помнит, как, когда еще все было хорошо, они ездили в Пятигорск. Отдыхали, лечились. Ходили на Машук, где убили Лермонтова. И там, в Пятигорске, видели трамвай странного маршрута. Вокзал - Провал.

80
{"b":"53382","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Еда и мозг. Кулинарная книга
Улыбка солнечной принцессы
Олимпийские игры
Берсерк забытого клана. Книга 1. Руссия магов
Метро 2035: Эмбрион. Поединок
После – долго и счастливо
Мифы экономики. Заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики
Авантюра
Небо, под которым тебя нет