ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Владику даже смешно стало. Если бы он умел поднимать руку, то уж сейчас...

- Значит, на общественных началах у нас с вами ничего не получится, с сожалением произнес Иннокентий Григорьевич. - А жаль. Ведь сейчас общественные начала...

Владик спокойно размышлял за своей партой - вовсе не об общественных началах. Почему зоолог впервые обратился к нему, да еще спросил, о чем он мечтает? Почему? Никто ни разу, никогда не обращался к нему с вопросами на уроках. За все годы учения! Неужели...

- Хвостиков! Может, хоть ты? - робко спросил Иннокентий Григорьевич. - Выручай товарищей!

"Все, - решил Владик. - Не зря он ко мне придрался..."

Владик вскочил с парты и произнес:

- Не знаю, Иннокентий Григорьевич, смогу ли я? Если смогу...

- Молодец, Хвостиков! - обрадовался зоолог. - Правда, выручай своих товарищей.

- Зоология - наука о животных, - пояснил Владик.

- Правильно, - согласился Иннокентий Григорьевич. - Зоология - наука о животных. Весьма мудрая мысль! Только ты, Хвостиков, может быть, выйдешь к доске, чтоб все тебя слышали?

- Я лучше с места, - сказал Владик и добавил дальше по учебнику: Животных можно встретить на земном шаре повсюду...

Класс облегченно вздохнул. Сима Кулькина и Митя Елкин даже улыбнулись. Нина Стрельцова перестала возиться в портфеле, а Вася Строганов - быть мраморным.

- Есть среди животных и паразиты, - продолжал Владик.

Но Иннокентий Григорьевич перебил его:

- Все же выйди, пожалуйста, Хвостиков. Здесь тебе будет удобнее.

- Пожалуйста, - согласился Владик и вышел к доске. - Из животных мы знаем червей, майских жуков, блох, конечно, лягушек и особенно грача и кролика...

- А почему, собственно, особенно? - мягко поинтересовался зоолог.

Этот вопрос никак не мог поставить Владика в тупик.

- Потому, что мы их долго проходили, - бодро сказал Владик. - В учебнике зоологии есть образ жизни и внешний вид грача, мышцы и скелет грача, нервная система грача, строение и деятельность внутренних органов грача, размножение и развитие грача... Мы проходили!

- Ну а кролик?

- О кролике тоже, - обрадовался Владик. - Внешний вид и образ жизни кролика - раз. Скелет и мышцы кролика - два. Нервная система кролика три. Внутренние органы кролика - четыре. Размножение и развитие кролика пять.

В этом Владик уже никак не мог ошибиться. Недаром даже дома все говорили, что у него отличная зрительная память. И в классе: "Тебе хорошо! У тебя эта, как ее, зрительная память! Раз взглянул - и на всю жизнь запомнил!"

Это верно!

Нет, конечно, Владик никогда не читал ни одного учебника, кроме задачников, когда уж хочешь не хочешь, а надо что-то решать. А так проглядел заголовки, первые фразы - и все: на тройку вполне хватит.

- Умница, Хвостиков! Ты у нас удивительно наблюдательный человек, сказал Иннокентий Григорьевич. - Все правильно. Действительно, гидре, лягушке, грачу и кролику повезло в учебнике зоологии больше всех! Ну а что ты знаешь об отряде хоботных?..

О хоботных Владик, увы, почти ничего не знал. Помнил картинку, несколько обрывков фраз, и все.

- К отряду хоботных, кажется, относятся только два вида, - неуверенно произнес Владик.

Но оказалось, что слова его настолько поразили учителя, что тот даже не дал ему договорить:

- Верно, только два вида: индийский слон и африканский слон. Как я уже говорил вам, это самые крупные из ныне живущих наземных животных... Дальше, Хвостиков!

- Изо рта слона торчат два бивня, - вспомнил Владик.

- Хорошо, - согласился Иннокентий Григорьевич, - вот учитесь, ребята, у Хвостикова. Бивни - это что? Бивни - видоизмененные резцы? Так? Так! Продолжай, Хвостиков!

- Размножаются слоны медленно, - сказал Владик грустно, почти со слезами.

Зоолог оценил его грусть и добавил:

- Да, так, например, жившая в Московском зоопарке слониха родила одного слоненка в тысяча девятьсот сорок восьмом году, а другого - только через четыре года... Ну, Хвостиков!

- В Советском Союзе нередко находят зубы и кости, - продолжал Владик...

Класс почему-то неблагодарно захихикал и сбил Владика.

- Ну? - мягко спросил Иннокентий Григорьевич.

- Чучело его находится в зоологическом музее, - окончательно теряясь, произнес Владик какую-то следующую фразу об отряде хоботных. И добавил, извиняясь перед зоологом: - Там это написано, а внизу еще картинка: большой слон и маленький...

- Да, да, - нежно согласился Иннокентий Григорьевич. - Ты только не договорил, чьи зубы и кости, чье чучело?

Владик молчал.

- Папонта, - шепнул кто-то с первой парты.

- Мамонта, конечно, - вспомнил Владик.

- Отлично, - обрадовался зоолог. - А мамонт, как вы знаете, предок наших слонов. Ясно? Теперь, Хвостиков...

Увы, все сведения о хоботных у Владика были исчерпаны.

Наконец он вспомнил.

- Простите, пожалуйста, Иннокентий Григорьевич, - обрадованно взмолился Владик. - Но вот... Вот у меня есть несколько неясных вопросов, если, конечно, вы...

- Пожалуйста, пожалуйста, Хвостиков! - согласился зоолог. - Я с удовольствием...

- Какое значение имеет для слона хобот? - поинтересовался Владик. Как возмещается у слона несоответствие между короткой шеей и длинными ногами? Какие особенности имеет строение зубов у слона?

Владик прилежно перечислил все три вопроса, которые задавались самим учащимся как раз в конце главы учебника об отряде хоботных. Владик вспомнил их только что, потому что они выделены особым шрифтом и помещались рядом с картинкой: большой слон и маленький...

До конца урока Иннокентий Григорьевич с увлечением отвечал на вопросы Владика.

- Правильно, Хвостиков? - удовлетворенно спросил он, закончив рассказ.

Владик никогда не слыл человеком неблагодарным.

- Спасибо, Иннокентий Григорьевич, - сказал Владик. - А у нас вчера сразу два спутника запустили, знаете? - вдруг почему-то добавил он.

Иннокентий Григорьевич не понял:

- Где у нас? В классе?

- В Советском Союзе, естественно, - пояснил Владик. - Всегда по одному запускают, а тут сразу два в день!

Зоолог, кажется, обрадовался:

- Не знал, не знал! Это отлично!

- Между прочим, вчера по радио об этом говорили, - не выдержал Владик.

- Жаль, но не слушал, - извиняясь, признался Иннокентий Григорьевич.

47
{"b":"53387","o":1}