ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Следом еще двое. Чего несут - непонятно, однако, пищит дитячьими голосами. Чую, что черное какое-то дело деется. Сперва двоих задних лбами чикнул - они сразу готовые. Те трое мешок бросили и на меня. А я с перекисшего во мне меда угрюмый и очень злой:

- Понятно, - Якуня засмеялся тонким голосом.

- А после распутал я мешок да и вытряхнул из него женку молодую, Она сразу к чадам своим - кудахчет над ними, смешно вспомнить. Проводил я их до двора какого-то. Вышел хозяин, узнавши обо всем, совал мне серебро пригоршнями. А мне зачем - в чистом-то поле? Я уже тогда придумал догонять вас верхом по берегу. Тогда она, женка-то, снимает с пальца перстень. Не хотел я брать, да чую - обидится. Взад перстенек, а он х-эх,, никуда не лезет. На мизинец вот кое-как насадил...

- Чудно! - сказал Якуня. - Чей двор-то был?

-А кто ж его разберет в темноте? - Кистень махнул рукой и снова улегся на траву.

- Чудно, - повторил Якуня, ловко затянул дратву в узел и обрезал конец ее острым ножом.

Добравшись до биарского селения, Юмшан попросил сопровождавших его ушкуйников схорониться в кустах. Иначе, объяснил он, биары испугаются и ничего не скажут. Воины согласились, но глаз с вогулича не спускали.

Селение оказалось пустым, только в одной из хижин сидели три старухи с большим выводком ребятни. От старух Юмшан узнал, что все жители уплыли вниз по Большой Реке на великий праздник, а булгар они, старухи, не видели, Юмшан вышел из хижины и в задумчивости сел на перевернутую лодку, любопытные дети выгладывали из дверей хижины, впереди стоял рослый, постарше остальных, мальчик. Юмшан ласково улыбнулся ему, поманил к себе, мальчик улыбнулся в ответ, но шагнуть через порог все же не решился.

- Булгар видел? - спросил Юмшан, все так же улыбаясь. Мальчик молчал и шмыгал носом.

- Пять больших лодок с красивыми хижинами из тряпок, - подсказал Юмшан. Мальчик подумал и кивнул головой.

- Куда они ушли?

Мальчик еще подумал и решительно махнул рукой.

Итак, булгары ушли вверх. Там они перетащатся в Серебряную реку и, спустившись по ней, уйдут в свое царство. Но если отправиться в погоню немедленно, то булгары не успеют дойти даже до волока. Тогда вогульское серебро достанется новгородцам очень легко. Волчья стая завалит булгарского быка, хищник опьянится свежей кровью... Отец вряд ли успел увести своих людей за Камень. И на обратном пути ободренные успехом новгородцы могут потребовать добавочную дань за свои лишние хлопоты. Этого может и не случиться, но все же лучше выиграть время:

Вернувшись в лагерь, Юмшан сказал, что биарские жители ничего не знают, но говорят о каких-то людях, уплывших вниз по реке.

И снова дружно взлетели и разом опустились узкие крылья весел, взбурлила взрезаемая ушкуйными клювами вода, упругий речной стрежень подзватил легкие судениышки - дружина Светобора кинулась в погоню.

Воевода стоял на носу передового ушкуя и напряженно вглядывался в речную даль. Каждый новый поворот реки заставлял его напрягаться еще сильнее - за любым лесистым мысом могли обнаружиться булгары. Но мыс оставался позади, открывшийся речной плес был пуст - булгар не было.

Так продолжалось несколько дней, и Светобор незаметно для себя начал сомневаться в правдивости Юмшана. Неужели вогулич обманул? Но зачем?

Светобор украдкой бросал взгляд на княжича и всякий раз видел одно и то же - Юмшан напряженно вглядывался в речную даль, пыл погони в лице его смешивался с недоумением и тревогой. Однажды, почувствовав на себе взглед новгородского воеводы, он сам приблизился к Светобору и заговорил с ним.

- Булгары не могли уйти так быстро, и мне непонятно, почему мы все еще их не догнали. Может быть, они скрылись в устье одной из речек, но откуда им стало известно о погоне? А может, - биарские жители, убоявшись булгар, обманули меня: Хотя, впрочем, булгары могли пройти мимо их селения ночью, и люди вправду ничего не видели.

- Все может быть, - отвечал Светобор, испытующе глядя на вогулича. И тут в глазах Юмшана сполыхнулось удивление, которое Светобор принял за всплеск радости. Проследив за взглядом княжича, воевода увидел вдали темные точки лодок.

- Наконец-то! - радостно воскликнул он, - Наддай, братцы, пуще!

Второй день уже дул могучий встречный ветер. Он буровил речную гладь и сильно мешал движению, но ушкуйники, ободренные воеводой, налегли на весла, и караван заметно ускорил ход. Подойдя ближе, увидели, что лодок не пять, а четыре, к тему же это не булгарские лодки,, а новгородские ушкуи. Откуда? Что делают здесь неведомые ушкуйники?

Как занесло их в края незнаемые? I Когда подошли еще ближе, дело стало проясняться. Воины на двух ближних ушкуях всполошились, один из них даже вскочил на ноги и возбужденно показывал рукой а сторону светоборовой дружины, С одного из дальних ушкуев прилетела по ветру стрела, и он, сраженный наповал, рухнул в воду. По ветру же летел издали крик:

- Братцы! Выруча-айте!

Два ближних ушкуя рыскнули к берегу и бочком стали уходить вниз по течению. Самый дальний тоже развернулся и поспешно удирал прочь.

Четвертый ушкуй, распустив крыло паруса, быстро приближался.

Сидевшие в нем ратники крестились и кланялись, некоторые плакали и не скрывали своих слез.

- Господь Бог послал тебя, воевода. - радостно причитал их кормщик.

когда ушкуи сходилнсь бортами. - Слава тебе, Боже, что послал избавление от лютой смерти!

Он размашисто перекрестился и низко поклонился воеводе-избавителю.

-Бог-то бог, - сухо отвечал Светобор, - да и сам не будь плох. Кто такие?

- Кормщик Федька Коновал сотоварищи. - ушкуйник снова поклонился.

- Прыгай сюда, кормщик Федька Коновал. - позвал Светобор. - Потолкуем...

- А ведь я тебя, воевода, знаю, обрадовался Федька, перебираясь через борта. - Ты ведь Светобор,- из ратников Твердислава Михалковича:

- Садись, знаток, - усмехнулся Светобор, - а то выпадешь. Ну, рассказывай, чего в сих краях промышляете?

Юмшан, сразу же заприметивший скуластые лица Кытлыма и Юмы, ловко перебрался к ним в ушкуй.

- Вогулы? - спросил он на своем языке. Парень и девушка молчали.

- На войне были, - отвечал тем временем Коновал. - С великим князем Всеволодом Георгиевичем ходили булгар воевать. Про пешее войско ничего не скажу - не знаю, а мы за невеликой булгарской ватажкой погнались и на Каме-реке оказались.

Федька хитрил, не зная, стоит ли говорить о биарском золоте.

- Воевода! - закричал с коноваловского ушкуя Николка Семихвост. Товарищи наши в полоне биарском! Выручать надобно!

Светобор молча махнул рукой - разберемся. Повернулся к Федьке.

- Да, воевода. - вздохнул кормщик. Понадеялись на удаль свою, да промахнулись. Товарищи наши вместе с воеводой Петрилой влетели в биарские сети.

- Петрило? - насторожился Светобор. - Не Дмитра ли, сынка Мирошкина, подручник?

- Он, - тихо сказал Коновал, хорошо знавший давнюю распрю новгородскую. - Знаю, что недруги вы с ним, посему ничего не скажу более. Ты хозяин, у тебя сила, тебе решать.

-Значит, биары, - говорил меж тем Юмшан по-биарски. - В полоне у новгородцев?

Кытлым и Юма переглянулись. Они поняли вопрос, но не знали, как на него ответить.

- Куда же путь держите? - не отставал Юмшан.

- На Вотскую реку, - заговорила, наконец, Юма.

- Знаешь Вотскую реку? - заинтересовался вогулич.

- Слышала, - уклончиво отвечала девушка.

- Зачем тебе Вотская река? - спросил Юмшан. Девушка молчала, этот человек хорошо говорил по-биарски, но все равно он бил чужой.

- Прости, - вогулич слегка склонил голову. - это и вправду не мое дело:

- Булгар не видели? - спросил Светобор.

- Видели, - ответил Коновал. - Пять больших лодок с шатрами.

- Где? Когда? - вскричал воевода.

- Там, - кормщик махнул рукой в сторону нижнего плеса, в дали которого почти растаяли удиравшие ушкуи с воинами Чермоза. Давно.

36
{"b":"53394","o":1}