ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она подалась вперед.

– Знаешь, а ведь мы первый раз встречаемся наедине после той вечеринки.

Он смутился. Клей и Натали повздорили тогда, и Клей ушел с приема. Чарли попытался успокоить Натали, а кончилось это тем, что он поцеловал ее. К счастью, Клей вернулся, но Чарли переживал из-за этого события. Нельзя прикасаться к чужой жене, тем более к жене лучшего друга.

– Я жалею о том вечере, – сказал он. – Забудем его. Я был пьян, и ты – тоже.

Она чуть заметно улыбнулась.

– Но я не хочу забывать. Я получила удовольствие. А ты – нет?

– Конечно, получил. Но, дорогая, все очень сложно, Клей – мой друг, я не хочу терять его.

Характер, который приняла их беседа, встревожил Чарли. Он думал, что Натали пришла поговорить о Лорне.

– Клей – дерьмо, – решительно заявила Натали. – Подлое, эгоистичное дерьмо! Мне все известно о девчонках, которых он трахает. Почему я не могу немного развлечься? Я же тебе нравлюсь, Чарли, верно? Ну конечно, я это знаю.

Медленно поднявшись, она подошла к нему. Он испуганно подался назад. Она обняла его за шею и стала целовать. Как ему выйти из этого положения?

– Ты всегда мне нравился, – прошептала Натали. – Лорна никогда тебе не подходила. Я чувствовала, что между нами что-то есть, а ты?

Голливудский зоопарк - i_002.png

Зазвонил телефон; испытав облегчение, Чарли освободился из объятий женщины и подошел к аппарату.

Это был Джордж, он звонил из вестибюля.

– Если я не нужен вам сейчас, я загляну в «Хэйвард» и выберу для вас костюмы.

– Что, прямо сейчас? – громко, рассерженно произнес Чарли.

– В этом нет срочной необходимости, просто я подумал…

– О, господи. Ладно. Придется поехать. Я спускаюсь.

Изумленный Джордж услышал в трубке гудки.

– Что случилось? – спросила Натали.

– Дела. Какая-то дурацкая встреча, о которой я забыл. Извини, дорогая, вот досада.

– Мне подождать?

– Не стоит. Один Бог ведает, сколько времени это займет.

Она вздохнула.

– Того, кто изобрел телефон, следует застрелить.

– Ты права.

Он помог ей надеть пиджак и проводил до двери.

– Так что насчет нас? – спросила Натали.

– Что-нибудь придумаем, – ответил он, решив, что впредь ему не следует оставаться наедине с Натали Аллен.

– До свидания, дорогой, – она поцеловала его. – Не забывай, через пару недель мы тоже будем в Голливуде. Жди меня.

Он кивнул. Прелестно! Не так-то уж и повезло Клею.

В аэропорт Чарли прибыл под сильным кайфом. Он смертельно боялся летать и мог сесть в самолет, лишь одурманив себя «травкой». Перед поездкой на машине он выкурил два «косяка». Сейчас самолет казался ему огромной красивой птицей, готовой принять его в свои объятия. Он добродушно улыбнулся фоторепортерам, скорчил забавную гримасу и помахал очками в роговой оправе, которые держал в руке.

– Вы же не любите, когда вас фотографируют без очков, – зашипел Джордж.

– Сущая правда, – отозвался Чарли, бесподобно пародируя говор индейцев.

– До свиданья, Чарли, удачи вам, – крикнул один из фотографов.

Хорошенькая стюардесса провела их в зал для особо важных Лиц.

– Посадка начнется через десять минут, – сообщила она. – Хотите выпить?

Он кивнул.

– Двойное виски, дорогая. Чарли нуждался в спиртном. Поднявшись в воздух, он крепко заснул.

9

Дом Джека Милана окружали обширные угодья, обнесенные забором с проволокой, находившейся под напряжением. У входа стояла маленькая будка охранника. Никто не мог попасть в дом без его разрешения. Меры предосторожности объяснялись тем, что у Джека было пятеро детей, и в прошлом ему несколько раз угрожали киднэппингом. Теперь дети уже выросли, но Джек предпочитал не рисковать.

Волнующаяся Санди сидела в машине, пока шофер показывал ее приглашение охраннику. Затем автомобиль направился по длинной дороге к большому особняку колониального стиля.

Санди нервничала. Она решила, что Кэри права – ей следовало явиться сюда со спутником. Она, конечно, окажется среди незнакомых людей. После смерти Пауло Санди не любила бывать в больших компаниях. Она заранее боялась этого вечера.

Санди выглядела потрясающе в длинном черном платье с блестками, которое ей сшили для фильма в Италии. Под ним не было ничего, и ее тело представало в наивыгоднейшем виде.

Встретивший девушку дворецкий провел ее через дом к наклонным террасам, расположенным за зданием и залитым светом.

– Мисс Санди Симмонс, – объявил он через систему громкоговорителей и оставил актрису одну.

Многочисленные гости, потягивавшие напитки на террасах, повернулись в ее сторону. Имя девушки уже было им известно.

Полная женщина лет сорока подошла к Санди и протянула ей руку.

– Здравствуй, Санди, дорогая. Я Элли, жена Джека. Рада тебя видеть. Идем, я познакомлю тебя со всеми.

Санди тотчас прониклась симпатией к приветливой полноватой Элли. Вслед за хозяйкой она подошла к группе людей и быстро оказалась втянутой в непринужденную светскую беседу.

Все было не так уж плохо. После обеда она тихонько ускользнет с чувством исполненного долга.

Санди разговаривала с актером, крашеным блондином-гомосексуалистом, и пожилой рыжеволосой женщиной, державшей руку на предплечье «голубого» словно для того, чтобы он не убежал; вдруг какая-то девушка произнесла:

– Санди! Ужасно рада тебя видеть! Как поживаешь? Санди посмотрела на длинноволосую блондинку.

У нее был немного вульгарный вид; роскошное тело не помещалось в блестящем красном платье. Санди показалось, что она видела эту девушку прежде, но не могла вспомнить, где именно.

– Здравствуй, – сказала актриса. Девушка засмеялась.

– Ты меня не помнишь? Я – Динди Сайдн, подруга графа Бенно. Мы все вместе ходили на пляж в Риме. Ты и Пауло – ой, извини – наверно, мне не следовало упоминать его имя. То, что случилось, просто ужасно. Бенно страшно переживал. Ты меня вспомнила?

– Да, конечно.

Она действительно помнила ее, но очень смутно.

– Я теперь здесь, в моем родном городе, – продолжила Динди. – У нас с Бенно ничего не вышло. Мне предложили роль в фильме, и я вернулась сюда. Представляешь, надо было отправиться в Рим, чтобы получить работу здесь! Забавная штука жизнь, да? Ты выглядишь потрясающе. Наслаждаешься жизнью? Пресса уделяет тебе массу внимания. Ты уже видела Стива Магнума? Очень хочу с ним познакомиться. Ты его знаешь?

Санди покачала головой. Она, разумеется, слышала, кто такой Стив Магнум. Кинозвезда, плейбой, миллионер, четырежды женившийся на знаменитостях. Во всяком случае таким его представляла пресса.

– Он – близкий друг Джека Милана, – сообщила Динди, – так что, думаю, ты еще с ним познакомишься.

Я пока не знакома даже с Джеком. Мой спутник – жалкий оператор. Он тут никого не знает. Ума не приложу, как он получил приглашение. Где ты остановилась? Давай как-нибудь встретимся.

– В «Шато Мармонт». Но я мало появляюсь на людях, и…

– Мы это изменим. Я могу познакомить тебя с действительно живыми людьми. Здесь можно заскучать, если общаться только с тузами. Конечно, это необходимо, но никому не повредят развлечения на стороне. Я тебе позвоню, сейчас мне надо найти режиссера, за которым я охочусь уже несколько недель.

Динди в своем тесном платье удалилась, и Санди посмотрела по сторонам. Прием был в самом разгаре. Скоро, с надеждой подумала она, подадут обед, и ее испытание завершится.

Она чувствовала себя одиноко, но это ощущение не покидало ее со дня смерти Пауло. В течение нескольких месяцев до этого события она наблюдала за его падением. Забудет ли она когда-нибудь, на какие уловки он шел, скрывая от нее наркотики? Засовывал их за кафельные плитки в ванной, прятал под матрасом, в электроприборах, даже под наружным подоконником. В конце концов, она задумалась о разводе, и за неделю до смерти Пауло пригрозила ему уходом. Он плакал, как ребенок, клялся исправиться, уверял, что на сей раз обязательно вылечится.

10
{"b":"534","o":1}