ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я это учту, спасибо.

Они попросили счет, и Кэри повела машину по улице Сиенега к Бульвару Заходящего Солнца. Она высадила Санди возле «Шато».

– Когда ты вернешься из Мексики, мы подыщем тебе дом или квартиру, а также автомобиль.

– Я бы предпочла небольшой коттедж на побережье.

Кэри пожала плечами. – Ты несносна. Это не престижно. Однако, зная твое упрямство, я наведу справки. Узнаю, что продается. Поговорим позже. Да, кстати, завтра мы сообщим прессе о твоем фильме, так что не исчезай. Помахав рукой, Кэри уехала.

Санди медленно вошла в здание. Она решила провести день у бассейна. Стояла такая жара, что ее тонкие хлопчатобумажные брюки и рубашка прилипали к телу.

Пожилая женщина, сидевшая за стойкой, улыбнулась девушке:

– Вам снова цветы, мисс Симмонс. И письмо из Англии. Вы не оставите мне марку? Мой внук их собирает. И еще вас ждет молодая женщина, она стоит вон там.

Удивленная Санди оглянулась и увидела развалившуюся в кресле девушку, глаза которой закрывали солнечные очки.

– Кто это?

Женщина заглянула в блокнот.

– Динди Сайдн.

– О! – Санди вспомнила девушку с приема у Джека Милана. Она знала Пауло. Что привело ее сюда?

Санди взяла цветы и письмо, осторожно отделила марку от конверта и протянула ее пожилой женщине. Письмо было от тети. Она прочитает его позже.

В записке, приложенной к букету, было написано: «Когда же вы надумаете? С. М.»

Санди подошла к девушке и тихонько ударила ее кулачком в бок.

Девушка вздрогнула, точно испуганный кролик.

– Черт! – громко воскликнула она. – Санди! Ты принесла мне цветы – как мило!

Она встала с кресла. На ней были оранжевые брюки в обтяжку и короткая майка. Оголенный живот был темным от загара.

– Угадай, что со мной произошло. Я ехала по Бульвару Заходящего Солнца в моем «буревестнике», и вдруг этот маленький монстр ломается! Слава Богу, это случилось в двух кварталах отсюда, как раз возле бензоколонки, и восхитительный механик с мускулами Супермена сейчас устраняет неисправность. Я вспомнила, что ты живешь здесь, и решила скоротать время у тебя. Когда машина будет починена, парень подгонит ее сюда. Ты должна увидеть его – это настоящая секс-машина!

У Санди возникло желание отделаться от девушки под каким-нибудь предлогом, но она не любила врать; Динди явно тянулась к ней и проявляла дружелюбие.

– Хорошо. Я собираюсь посидеть у бассейна. Составь мне компанию.

– Отлично. Ты дашь мне купальник? Лучше закрытый.

Она поглядела на свой коричневый живот.

– Я схожу наверх и принесу тебе его. Динди взяла ее под руку.

– Я пойду с тобой.

В номере их радостно встретил Лимбо, щенок Санди. В комнатах было душно; Санди включила кондиционер.

Динди обследовала номер, с интересом трогая лежавшие там вещи.

– От кого все эти цветы? – спросила она.

– От друга, – кратко ответила Санди.

– У тебя очень хороший друг, – усмехнулась Динди. – Обожаю хороших друзей. Однажды я занималась любовью с парнем, лежа на шести дюжинах красных роз. Это меня очень возбуждало. Правда, он не мог кончить. Объяснил, что ему мешает аромат. Иногда попадаются очень странные мужчины.

– Вот, – Санди протянула ей бело-зеленый купальник. Динди сняла брюки и майку, надела бикини.

– Боже, у тебя такие большие груди – дай мне что-нибудь подложить сюда. Я бы хотела иметь такой бюст, мужчинам это нравится.

Санди отметила, что Динди была далеко не плоскогрудой.

Они спустились вниз на лифте и прошли к бассейну. Возле него загорали пожилая женщина в широкополой шляпе с цветами и мускулистый парень. Покрытое кремом тело крепыша блестело на солнце.

– Здесь не очень-то оживленно, – разочарованно протянула Динди. – Тебе следует перебраться в «Беверли Хиллз», там у бассейна кипит жизнь.

– Слушай, Динди. Внесу ясность – я не ищу приключений. Я наслаждаюсь покоем.

Динди приподняла очки с оранжевыми стеклами и недоверчиво уставилась на Санди.

– Извини, я не поняла, что нахожусь в обществе столь утонченной, недоступной особы. Если судить по внешнему виду, ты не похожа на скромницу-недотрогу. Может быть, мне уйти? Оставить тебя в покое?

– Нет, разумеется, нет. Я просто хочу, чтобы ты это знала, и все.

– Теперь я знаю. Пожалуй, я попрошу у этого парня его крем.

Санди решила, что девушка ей нравится. Она производила много шума, была болтлива и явно неразборчива в связях с мужчинами, но обладала искренностью и обаянием.

Через десять минут торжествующая Динди вернулась с целым флаконом крема для загара.

– Это Бранч Стронг, – объявила она. – Он прилетел из Нью-Йорка сниматься в пробе. Он – бисексуал.

– Откуда тебе это известно? – с любопытством спросила Санди.

– У меня чутье на подобные вещи. К тому же его пригласил Сэм Плам; этот агент сам голубой.

Намазавшись кремом, Санди легла возле бассейна на спину. Ее радовало это знакомство. Кэри уверяла, что Санди чувствует себя здесь одиноко, потому что избегает общества. Кэри не знала полностью историю с Пауло. Не догадывалась о боли, которую он оставил Санди в наследство, об ощущении вины. Санди понимала, что у нее нет оснований для этого чувства, но ничего не могла с собой поделать.

Вскоре Бранч Стронг (в недавнем прошлом Сидни Бламкор из Бронкса) подошел к ним. Он был смазливым малым без признаков индивидуальности.

– Привет, малышки, – сказал он. – Еще не перегрелись?

– Нет, – улыбнулась Динди. – Бранч, это Санди Симмонс.

– Рад познакомиться, – произнес он, втирая крем в кожу мускулистого живота. Он решил, что еще не встречал такой красивой девушки, как Санди. Вот это тело! Из них бы получилась потрясающая пара!

– Когда будут снимать пробу?

– Завтра, – неуверенно ответил он. – Скрести пальцы.

– Я бы и ноги скрестила, но это слишком скучно, – засмеялась Динди.

Санди встала.

– Пожалуй, я поплаваю.

Она подошла к глубокой части бассейна, прыгнула с невысокой доски проплыла большое расстояние под водой.

Бранч смотрел на нее с восхищением.

– Она – нечто особенное, – почтительно сказал он.

– Да, – согласилась Динди. – Но слишком закомплексованная, понимаешь? Никакого действия.

– Что?

– Забудь это.

Она решила, что Бранч Стронг – большой симпатичный светловолосый идиот. Он по-прежнему смотрел с открытым ртом, в котором от волнения шевелился язык, на плавающую Санди. Динди не могла отрицать, что Санди выглядит потрясающе, но она показалась ей занудой, девушкой без огонька. Интересно, как бы она отреагировала, узнав, что однажды они развлекались втроем с римским приятелем Динди, стариной Бенно и этим гомиком-самоубийцей Пауло, подумала девушка. За несколько недель до его смерти они провели три дня в номере отеля. Славно провели время.

Санди выбралась из бассейна и легла в шезлонг.

– Вода прекрасная, советую искупаться.

Она откинула распущенные волосы за спинку кресла и закрыла глаза. Солнце палило нещадно. Оно быстро высушило капельки воды на теле девушки. Санди задремала.

Бранч не отводил от нее взгляда.

12

Герберт Линкольн Джефферсон довольно улыбался, обнажая зубы, среди которых был один потемневший. Ревностно следя за чистотой тела, он не уделял должного внимания своему рту, чистил зубы от случая к случаю.

Он стоял под ржавым душем, намыливая худое безволосое тело.

Потратив две недели, он добился поставленной цели. Послание, адресованное Санди Симмонс, было шедевром непристойности. Даже мысли о ней возбуждали его – несмотря на то, что всего пять минут назад он кончил в прозрачный пакетик, который будет вложен в конверт.

Он намылил свой славный поднявшийся член и испытал чувство гордости. Он был настоящим мужчиной! Мог доставить потрясающее удовольствие любой женщине!

Ему было ради чего проявить терпение. Увидев Санди, он тотчас понял, что эта девушка создана для него. Да пошли они все к черту – Анджела Картер и прочие его адресаты. Он всегда мечтал именно о такой женщине. С идеальным лицом, густыми каштановыми волосами, округлым чувственным телом. Даже ее ступни в золотистых сандалях были очень сексапильны.

13
{"b":"534","o":1}