ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кэри сообщала каждый день по телефону о предложениях, которые делали актрисе режиссеры. Картина в Европе. Фильм типа «Бонни и Клайд» в Техасе. Комедия в Голливуде.

Стив советовал ей отклонять все.

– Заставь их подождать, твоя цена подскочит. Когда появится наш фильм, ты сможешь навязать любые условия.

Санди колебалась. До выхода «Наличных» пройдет несколько месяцев, она не хотела ждать так долго. При нынешнем состоянии киноиндустрии риск был велик.

Кэри настаивала:

– Санди, куй железо, пока горячо.

Актриса подписала контракт на участие в комедии. Стив нахмурился.

– Не послушала меня? Пять минут в бизнесе, и уже все знаешь.

– Я в бизнесе не пять минут. Сценарий весьма хорош.

Они сидели у бассейна возле его дома. Был ранний вечер, дневные съемки закончились.

– Я поплаваю, – заявила Санди; она ушла в кабинку и переоделась в белый купальник.

– Эй, порадуй наконец старика —искупайся нагишом.

– Что? – со смехом сказала она. – Ты развращен не меньше, чем все режиссеры, с которыми я работала.

– Слушай, детка, достаточно и того, что ты не спишь со мной. Если кто-нибудь узнает, моя репутация рухнет. Доставь мне дешевое удовольствие, а?

– Стив, я не могу. Дом полон слуг. И вообще, по-моему…

– О'кей, – он пожал плечами. – О'кей, если я тебе настолько безразличен. Ты знаешь, что здесь тебя никто не увидит.

Он бросил взгляд на розовую стену, которой был обнесен бассейн, и подумал: «Что меня так притягивает к Санди?»

Раздался всплеск, и Санди окликнула актера.

Она плавала в бассейне, ее длинные волосы намокли; обнаженные груди девушки четко вырисовывались в голубой воде. Она была в одних трусиках.

Стив обрадовался.

– Эй, детка, это нечто.

Она ждала, когда он присоединится к ней, но Стив лишь улыбнулся своей знаменитой улыбкой и сказал:

– Крошка, ты прекрасна.

Он настолько привык к ее отказам, что ему и в голову не пришло, что она созрела. К тому же вчера вечером он трижды занимался любовью с Энчиладой; такая нагрузка в его возрасте была изнурительной.

Она медленно сделала в воде круг. Скоро съемки закончатся, и ей придется принять решение насчет себя и Стива.

– Слушай, детка, – сказал он. – Я обещал, что мы сегодня придем на вечеринку. Ты не против?

Она выбралась из бассейна, прикрывая рукой груди.

– Отлично.

Кинофестиваль в Акапулько был в самом разгаре; Санди и Стив появились вместе на нескольких приемах.

Санди получала от них удовольствие. Ей было интересно общаться с иностранцами; она встретила двух или трех людей, с которыми она работала в Риме.

– Ты стала настоящей знаменитостью, – со смесью ревности и гордости заметил Стив, когда влиятельный итальянский режиссер, поздоровавшись с Санди, принялся нахваливать ее игру в их общем фильме.

– Я существовала и до Голливуда, – с улыбкой сказала она.

– Конечно, но я не желаю об этом слышать. Девушка, отвечавшая за связи с общественностью, взволнованно представила гостям французского режиссера Клода Хассана. Клод был высоким угловатым мужчиной с худым усталым лицом, смуглой кожей, черными глазами и длинными прямыми волосами. Им восторгались во французских кинематографических кругах; он был женат на французской актрисе, сыгравшей главную роль в его последнем фильме. Картина завоевала несколько призов; жену Хассана называли молодой Гарбо.

Санди испытывала волнение, знакомясь с ним, но он посмотрел на нее без интереса своими скучающими глазами, беседуя только со Стивом. Она не могла понять причину его явной грубости. Девушка видела последний фильм Хассана, вызвавший у нее восхищение. Втайне она мечтала сняться у него. Она знала, что он готовится приступить к работе над своим первым американским фильмом, о котором почти ничего не было известно.

По дороге домой Стив спросил:

– Какое впечатление произвел на тебя Клод? Она пожала плечами.

– Он полон сознания своей значимости.

– Да, он холодный малый. Говорят, безжалостен с женщинами.

– Ну, ты тоже не ангел.

Он велел шоферу остановить машину.

– Слушай, детка, тебе не на что пожаловаться. Я скажу тебе, что у меня на уме. Хочешь выйти замуж?

– О чем вы говорите?

– О браке, детка. Давай ПОЖЕНИМСЯ. Может быть, тогда мне удастся заняться с тобой сексом.

От воспоминаний о том, как полуобнаженная Санди плавала в бассейне, у него впервые за день встал член.

– Ты шутишь, да?

– Я говорю серьезно. Когда ты хочешь, чтобы мы сделали это? Господи, я думал, что времена, когда девушки отдавались, лишь надев на палец обручальное кольцо, канули в Лету, но, оказывается, это не так. Когда, детка? Назови день.

– Я… я не знаю.

Меньше всего она ожидала услышать брачное предложение. Она отказывала ему вовсе не поэтому.

– Подойдем ли мы друг другу?

– Разденься, милая, и мы быстро выясним это.

– Стив, не шути. Я должна подумать.

В его голосе прозвучали ноты изумления.

– Она должна подумать. О чем тут думать? Господи, я знал многих девушек, но ты – нечто особенное.

– Я не могу принимать решение впопыхах. Все сложнее, чем тебе кажется.

– Господи, Санди. Теперь, когда мы уже практически поженились, я смогу заняться с тобой сексом? Я чувствую себя монахом, у меня целую вечность не было женщины.

– Поэтому ты хочешь жениться на мне – только ради секса?

– Не говори глупости.

– Вот что я тебе скажу. Мы ляжем в постель, а потом посмотрим.

– Что посмотрим?

– Хотим ли мы пожениться. Он покачал головой.

– Знаешь, ты странная девка.

– Я не девка.

– Да, верно.

Он зажег сигарету.

– Так, когда я стану счастливчиком? Санди улыбнулась.

– Скоро, обещаю.

На следующий день, не предупредив Санди, Стив объявил об их предстоящей женитьбе. Репортеры стали слетаться в Акапулько со всего света. Фильм «Наличные» получил бесплатную рекламу, которая обошлась бы киностудии в миллион долларов. Имя Санди Симмонс звучало повсюду.

Она рассердилась.

– Ты должен был подождать. Это нечестно.

Со своей знаменитой улыбкой на лице он преподнес ей кольцо с бриллиантом прямоугольной огранки. Он был так счастлив, что на него трудно было сердиться.

Она позвонила Кэри, которая ужасно обрадовалась, услышав новость. Затем Санди связалась с Максом Торпом. Он не предсказывал ей брака в ближайшем будущем.

– Я хочу увидеть вас, – взмолилась она. – Завтра вечером состоится вечеринка по случаю нашей помолвки. Вы сможете прилететь?

– С удовольствием, – сказал Макс. – Бранч там будет?

– Надеюсь, да.

– Я тоже, моя дорогая, очень надеюсь. Усмехнувшись, Макс представил, как он будет выглядеть в своей розовой кружевной сорочке.

Казалось, будто на вечеринку к Стиву пришли все жители Акапулько, плюс часть Голливуда, а также самые известные представители мировой богемы.

Санди удивилась тому, как много у него друзей.

Она пригласила всего несколько человек. Кэри с Маршаллом; темнокожая девушка широко улыбнулась и шепнула: «Я хочу услышать всю историю». Бранча, на удивление тихого и грустного. Макса Торпа, нагадавшего огромное состояние восемнадцатилетнему рок-идолу. Хорошенькую Динди, появившуюся в мини-платье, позволявшем демонстрировать все ее прелести.

– Где Чарли? – спросила Санди, слегка разочарованная его отсутствием.

– Он такой зануда, – сказала Динди. – У него в голове одна работа. Я намерена сменить его на кого-нибудь посовременней, поэтому появлюсь в обществе одна. Ты знаешь, что мне предложили сыграть главную героиню в фильме «Весь мир любит стриптизершу»? Это потрясающая роль. Там много сцен с обнаженной натурой, но все очень художественно и необходимо для сюжета.

– Великолепно, жаль только, что у тебя не ладится с Чарли.

– Ладится, не ладится – велика важность! Динди пристально поглядела на Санди.

– Скажи, это все правда или нет?

– Что?

– Легенды о великом любовнике мистере Магнуме. Он оправдал их? Действительно настолько хорош?

30
{"b":"534","o":1}