ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но ты же работал вчера вечером, – жалобно протянула она.

Сдерживая желание вытащить ее из кровати и крепко потрясти, он сказал:

– Я был здесь с тобой. Ты скажешь это. В любом случае. Ясно?

– У тебя неприятности? – настороженно спросила она.

– Возможно, – пробормотал он. – Советую тебе сказать то, что следует, иначе ты пожалеешь.

– Хорошо. Куда ты собрался?

– Мне надо в гараж. У меня утренняя работа.

– Но ты же в вечерней смене.

– Запомни, я приехал домой в девять вечера, потому что рано освободился. Затем в двенадцать отогнал машину в гараж и вернулся назад.

– О'кей.

Она приподняла свою тушу и протянула руку к плитке шоколада, лежавшей на туалетном столе. Когда он ушел, она встала с кровати. Герберт попал в беду, она это знала. Но как она могла дать ему алиби, если провела весь вечер в соседнем доме? Надо обсудить это с Луэллой Крисп. Какая замечательная у нее соседка – добрая, отзывчивая. Она понимала Мардж. Слава Богу, что она переехала сюда и спасла ее от жизни, состоявшей из еды, телепередач и Герби.

Шаркая, Мардж спустилась вниз, чтобы приготовить себе завтрак из яиц, оладий и низкокалорийного жидкого шоколада. Она пыталась ограничить свой рацион;

Мардж обещала это Луэлле. Как здорово, что Луэлла позволила ей присоединиться к своему «кругу друзей», как это называла соседка. Вчера вечером Мардж прошла обряд инициации; в него входило сексуальное общение с каждым из пяти присутствующих там мужчин. Мардж не возражала. Луэлла объяснила ей, что она должна подчиниться, чтобы стать членом группы; каждый новичок проходил через подобный ритуал.

– Это большая честь, – сказала Луэлла. – Мы тщательно отбираем кандидатов. Мужчины, которые будут с тобой, являются весьма уважаемыми гражданами.

Мардж в состоянии радостного волнения украдкой разглядывала их лица, надеясь узнать хотя бы какого-нибудь знаменитого киноактера. Она испытала небольшое разочарование – эти люди не казались важными персонами, они были в основном пожилыми и некрасивыми. Но Герберт так давно не прикасался к ней, что их внешний вид не имел значения для Мардж.

Она подняла с пола кухни газету, брошенную Герби, и посмотрела на рекламу шляп из искусственной норки. Прочитала заметку об убийстве девушки-хиппи, одновременно кусая сочный, покрытый пушком персик.

Герберт домчался до «Суприм Чоффер компани» за рекордно короткое время.

– Что тебе здесь надо, Джефферсон? – спросил диспетчер. – Ты же работаешь в вечернюю смену, верно?

Герберт кивнул.

– Да. Я потерял зажигалку. Она очень дорогая. Решил поискать по горячим следам. «Кадиллак», на котором я ездил вчера, сейчас в гараже?

Человек заглянул в книгу.

– Нет. С утра на техобслуживании. Его пригонят назад к шести часам.

Герберт почувствовал, что его прошиб пот.

– Где он?

– Как обычно, в автосервисе на Ла Сиенега. Герберт, повернувшись, вышел из гаража. После техобслуживания машину вымоют снаружи, а ее салон подвергнут тщательной чистке. Но он не мог рисковать. Ему придется заглянуть на автосервис и осмотреть лимузин. Может быть, девчонка что-нибудь выронила.

Он заспешил к автобусной остановке, раздраженный отсутствием собственной машины. В Лос-Анджелесе без автомобиля человек становился мертвецом, система общественного транспорта работала отвратительно.

Утро выдалось жарким, в воздухе висел смог; Герберт испытал потребность немедленно принять душ. Он ужасно не любил чувствовать себя грязным. В детстве, когда его мать еще была жива, она била сына, если он пытался уклониться от вечерней ванны.

– Грязный маленький мерзавец, – кричала она, – от тебя будет смердеть, как от твоего отца.

Как радовалась бы она теперь, видя, что он моется два-три раза в день.

В автобусе он сел на пустое сиденье поодаль от других пассажиров и стал глядеть в окно на пешеходов.

Он вспомнил о письме, отправленном Санди Симмонс. У него появилось настроение.

Он подумал о ее якобы намечающейся помолвке со Стивом Магнумом. Конечно, это неправда. Они лишь используют эти слухи для рекламы фильма, в котором снимаются. Герберт считал себя знатоком голливудских обычаев.

Его мысли перескочили на Мардж и странную сцену в соседнем доме, свидетелем которой он стал. Она вызывала у него отвращение. Господи, когда история со смертью девчонки свалится с его плеч, он что-нибудь предпримет. Он не позволит своей жене путаться с компанией извращенцев. А пока пусть Мардж остается в неведении и думает, что ему ничего не известно.

Автомобиль стоял на подъемнике; под ним работал слесарь.

– Я должен осмотреть салон, – резко выпалил Герберт.

– Зачем? – удивленно спросил рабочий.

– Я из «Суприм Чоффер компани». Клиент обронил в машине кое-что, мне надо поискать там.

Глаза слесаря сузились.

– Я ничего не брал. Герберт нетерпеливо кивнул.

– Я знаю, что вы не брали, мне просто надо поглядеть. Возможно, вещь там, возможно – нет. Я должен посмотреть сейчас.

Слесарь с ворчанием опустил автомобиль, и Герберт забрался в него. Сел за руль, крепко обхватил его пальцами и принялся медленно осматривать салон. Потом вылез из машины, сдвинул сиденья вперед, наклонился, обследовал взглядом толстый пушистый ковер – сначала со стороны водителя, затем справа.

Он искал тщательно, изучая своими цепкими карими глазами каждый сантиметр. Он уже собирался подняться, но вдруг заметил между краем ковра и обшивкой стенки что-то блестящее. Это была тонкая золотая цепочка, на которой висел миниатюрный диск с тремя крошечными бриллиантами и выгравированным словом «папа».

Он быстро сунул находку в карман и отошел от машины.

Слесарь в это время беседовал с другим механиком.

Луэлла Крисп, похожая на птичку женщина с мелкими чертами лица, пристально посмотрела на Мардж Линкольн Джефферсон.

– Ты должна выяснить, что он сделал, – произнесла она в третий раз.

– Я не знаю, как, – жалобно протянула Мардж. – Он никогда ничем со мной не делится.

– Я говорю тебе, что ты должна это выяснить. Ему придется сказать тебе, если он хочет, чтобы ты говорила людям, что он был с тобой.

– Я постараюсь, – выдавила из себя Мардж. – Обязательно постарайся.

Луэлла хлопнула в ладоши.

– Следующая встреча состоится в субботу. Тебя будут инициировать новые мужчины. Скоро ты станешь полноправным членом нашего общества. Боюсь, мне придется снова напомнить тебе о пятисотдолларовом вступительном взносе. У тебя есть эти деньги?

Мардж смущенно поерзала.

– О, я обязательно отдам их тебе скоро. У меня есть деньги, но Герберт держит у себя мою банковскую книжку. Я заберу ее у него до субботы.

– Надеюсь, тебе удастся это сделать, иначе ты не сможешь появляться на наших вечеринках.

Луэлла положила свою худую руку на плечо Мардж.

– Ты мне очень нравишься, дорогая Мардж, но если другие члены группы узнают о том, что ты не внесла деньги, они, к моему сожалению, потребуют твоего изгнания, и мое заступничество тебе не поможет.

– Я принесу их, клянусь, принесу, – торопливо произнесла Мардж. Теперь, обретя Луэллу и ее друзей, она панически боялась потерять их. На ее банковском счету лежали полторы тысячи долларов. Эту сумму она скопила до замужества с Гербертом. Он неоднократно пытался заставить ее снять эти деньги, но она отказывалась. Это было все, чем она располагала. Однажды обозленный Герберт схватил банковскую книжку и сказал, что если он не может получить эти деньги, то и она их не возьмет. Он спрятал книжку. Мардж знала, что она должна найти ее и отдать деньги Луэлле.

28

Съемки «Карусели» завершились.

Серафина и дети улетели в Лондон.

В большом доме остались только Чарли, Динди, Джордж и слуги.

В гараже стоял новый белый «ламборджини муира».

В кабинете громоздились нераскрытые коробки с «лейками» и «роллейфлексами».

Чарли захандрил. Окончание работы над фильмом всегда навевало на него меланхолию и чувство одиночества. Проходили дни, иногда недели, прежде чем ему удавалось освободиться от сыгранной роли и стать самим собой. Роль в «Карусели» не была сложной. Мистер Ординарность. Заурядный человек, попавший в необычную ситуацию. Чарли идеально выполнил образ. «Человек с улицы» был его любимым комическим персонажем. Все на студии соглашались, что это была, возможно, лучшая работа Чарли. Фильм был обречен на большой кассовый успех.

32
{"b":"534","o":1}