ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну, твое место – среди кинозвезд, лимузинов и вилл. Среди собственности. Страсть к обладанию – твой пунктик, верно? На женщин ты тоже смотришь как на собственность, точно? Скажи мне, женщина для тебя – просто сексуальный объект?

– Нет, – резко отозвался он. Эта девушка умела рассердить его. – И собственность для меня вовсе не главное. Я даже не имею своего дома.

– Бедняжка, – засмеялась она. – У него нет ни одного дома. Это просто ужасно.

– Я тебе почему-то неприятен? – спросил он.

– Тут нет ничего личного. Только общее. Ты – часть так называемого истэблишмента, ты – один из них, ты – не наш. Чего ты привязался к нам?

– Я не привязался к вам. Я отправился в путешествие с моими друзьями – Лорел, Флоссом. Почему это тебя беспокоит?

– Потому что ты – из другого поколения. Из той среды, к которой принадлежит моя мать. Здесь ты не на своем месте.

Слова насчет другого поколения задели Чарли. Он уставился в окно, жалея о том, что поехал на рок-фестиваль.

Через некоторое время Филлипа сказала:

– Я бы покурила. У тебя что-нибудь есть?

– Я гожусь для того, чтобы снабжать тебя «травкой»?

– Да. Если хочешь, я расплачусь, переспав с тобой.

– Ты второй раз предлагаешь мне заняться сексом. У тебя нет денег?

Она покраснела.

– Я тебе говорила, что не очень люблю секс, деньги для меня важнее, поэтому я предложила тебе наименее значимую из двух вещей.

– Браво!

Может быть, лучше иметь дело с полногрудыми дурами.

– Кстати, я даже не знаю твою мать.

– Тебе нет нужды знать ее. Ты – из мира шоу-бизнеса, да?

– Как и Лорел с Флоссом, – мягко указал он.

– Они другие.

Он вытащил «косячок» и подумал, удобно ли закурить в автобусе. Чарли хотелось не столько «побалдеть», сколько составить компанию Филлипе. Он зажег сигарету. Через пару минут Флосс испуганно зашептал:

– Ты в своем уме? Если нас остановит полиция, на этом путешествие закончится.

– Извини, – Чарли быстро потушил сигарету. Филлипа засмеялась.

– Все такие осторожные. Нельзя даже немного покайфовать.

– Я согласен с тобой, – сказал Чарли.

– Да, но остальная часть твоего трусливого поколения – нет.

Она опять напомнила ему о возрасте.

– Они не хотят, чтобы молодежь наслаждалась тем, чего не было у них самих. Их бесит, что мы делаем то, что хотим, носим то, что хотим, занимаемся сексом, не испытывая при этом чувства вины.

– В тебе секс порождает чувство вины.

– Нет.

– Неправда. Тогда ты бы получала от него удовольствие.

– Секс не доставляет мне удовольствия, потому что я не могу испытывать оргазм, – терпеливо объяснила Филлипа. Я так устроена.

– Почему ты в этом уверена?

– Просто знаю. А теперь скажи мне, что ты – первый и единственный мужчина, который может довести меня до потрясающего оргазма.

– Возможно, да.

Он почувствовал легкое возбуждение. Она засмеялась.

– Тебе известно, сколько пожилых мужчин говорили мне это?

– А сколько у тебя было пожилых мужчин?

– Четыре – ну, пять, включая отчима. Он ни на что не годен. Любопытный факт: он сообщил мне, что моя мать тоже никогда не кончает. Как тебе это нравится? А она дважды была замужем и имела бесчисленное множество любовников.

– Я считал тебя современной девушкой. Но ты так трогательно консервативна, что даже переспала с отчимом. Ты не могла сделать это хотя бы с отцом?

Она пожала плечами.

– На самом деле меня не волнует, поверил ты мне или нет. Я уже миновала тот этап, когда для человека имеет значение, что о нем думают другие.

Сколько времени потребуется Джорджу, чтобы приехать и увезти меня назад? – подумал Чарли. Леди Филлипа Лонгмид была закомплексованным подростком. Ему явно требовалось нечто иное.

В проходе появилась Лорел.

– Правда, отличная поездка? – с энтузиазмом произнесла она. Ее лицо светилось радостью. – Еще три часа, и нас ждет прекрасная звездная ночь. Чарли, как здорово, что ты поехал с нами. Не забыл взять спальный мешок?

– Ты не сказала мне про него.

– Правда? Я иногда бываю рассеянной. Филли, Чарли поместится рядом с тобой?

– Думаю, он уже собрался это сделать. Лорел улыбнулась.

– Я люблю вас обоих. Вы это знаете, действительно люблю.

Коснувшись плеч Чарли и Филлипы, точно целительница, Лорел зашагала дальше.

– Мы учились в одной школе в Швейцарии, – заметила Филлипа. – Овладевали французским, кулинарией и мастурбацией.

– Чем ты сейчас занимаешься? – спросил Чарли.

– Болтаюсь без дела. Считается, что изучаю современную живопись. На самом деле я устроила себе каникулы, чтобы оправиться после аборта. Вообще-то я могу ничего не делать. У меня много денег, они лежат в доверительном фонде. Вернувшись в Лондон, я куплю дом в Хэмпстеде или за городом, и устрою там коммуну. Люди смогут приходить и уходить по собственному желанию, заниматься своими делами. Никаких правил и ограничений. Прекрасная простая жизнь.

– А ты будешь подписывать все счета?

– Почему бы и нет? У меня много денег. Почему не потратить их на людей? Что ты делаешь со своими деньгами?

– Плачу налоги, забочусь о детях, подписываю счета. Иногда покупаю себе новый автомобиль, фотокамеру, что-нибудь еще.

– Женщину, например? Сексуальный объект.

– Ты утверждаешь, что тебя не интересует секс, однако только о нем и говоришь.

– Моя мать не знает, что это такое. Она похожа на тебя – вечно старается показать свой ум. Она отправила меня здесь к психоаналитику. Заходишь к врачу, и он заставляет тебя раздеться догола и лечь на койку. Снять надо все. Он говорит, что видит точки напряжения на теле. Как это тебе нравится? Он, похоже, испытал шок, впервые увидев меня. Он привык к богатеньким леди из Беверли Хиллз с полными грудями, плоскими животами и сексуальными бедрами. Мне кажется, у него аж дыхание сперло. Ему нечем было потешить свои маленькие похотливые глазки.

Чарли засмеялся. Он представил себе эту сцену.

– Почему ты пошла к доктору?

– Моя мать – распорядитель фонда. Я не получу моих денег до тех пор, пока мне не исполнится двадцать один год. Сейчас она дает мне столько, сколько считает нужным. На самом деле она меня не выносит, это у нас взаимное. Хочешь с ней познакомиться? Она была бы счастлива.

– Ты меня приглашаешь? Она зевнула.

– Тебе еще со мной не скучно? Я быстро надоедаю людям.

Да, она отличалась от его знакомых.

Фестиваль проходил на территории большой старой фермы. Огромный луг кишел тысячами молодых парней и девушек, которые все прибывали и прибывали.

Это было впечатляющее зрелище. Люди шли пешком, приезжали на машинах, мотоциклах, автобусах, поездах. Некоторые девушки несли за спинами малышей. Дети постарше шагали сами среди толпы. Почти у всех были длинные волосы и развевающиеся балахоны. На нормально одетых людей смотрели с настороженностью.

Изредка попадались полицейские, державшиеся парами; темная форма придавала им мрачный, зловещий вид.

Начинало смеркаться. Лорел и Флосс уверенно двигались сквозь толпу, ища удобное место для ночлега.

Повсюду были разбросаны лотки с горячими сосисками, гамбургерами и мороженым. Молодежь ставила палатки. Кое-кто собирался спать, завернувшись в одеяло.

Филлипа молча шла рядом с Чарли, который нес ее тяжелый спальный мешок. Он все представлял себе иначе. Лорел упомянула палатки, и Чарли решил, что все подготовлено. Он полагал, что их ждет комфортабельный лагерь на холме. В его планы не входило спать в мешке среди этого стада.

Он устал после дневных съемок, поездки в душном автобусе по пыли, и долгой ходьбы. Он также умирал от голода и хотел помочиться.

Девушка с отрешенным взглядом, сидя на траве, кормила грудью довольно крупного ребенка. Две фонатки узнали Флосса и захихикали. Мимо прошли парни в кожаных куртках, с грязными волосами и ухмыляющимися лицами. Над округой стоял горьковато-сладкий запах марихуаны.

Наконец Лорел и Флосс нашли место для стоянки; Лорел обошла своих друзей, спрашивая их:

46
{"b":"534","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Рейд
Профиль без фото
Ремейк кошмара
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Груз семейных ценностей
Падение
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций