A
A
1
2
3
...
46
47
48
...
67

– Вам здесь будет хорошо? Вы уверены?

– Я хочу в туалет, – сказала Филлипа Чарли. Первый общий интерес. Они отправились вдвоем искать палатки с туалетами, которые по словам Флосса, находились где-то неподалеку. Они нашли их через десять минут; к этому моменту уже стемнело. – Как бы не заблудиться на обратном пути, – подумал Чарли.

– Подожди меня у входа, – приказал он Филлипе. Девушка улыбнулась. Она делала это редко.

– Знаешь, а ты не так уж и плох. Я не представляю свою мать на твоем месте.

– Превосходно, – подумал он. – Она считает, что я должен походить на ее мать.

В дурно пахнущем мужском туалете молодой бородач делал себе инъекцию. Старый ремень туго стягивал его руку; вена набухла. Два других бородатых парня озирались по сторонам. Чарли поспешил убраться оттуда.

Филлипа исчезла в туалете надолго. Она вышла из него взволнованной.

– Представляешь, что там творится, – сказала девушка. – Две женщины из полиции обыскивают всех подряд. Они ищут ЛСД, «травку» или что-нибудь подобное. Какая наглость!

Чарли обрадовался, что в мужском туалете не было полицейских. Он уже увидел заголовки: «На рок-фестивале задержан актер с марихуаной».

– Мы не найдем дороги назад, – жалобно произнесла Филлипа.

Он взял ее за руку и повел через толпу. Чарли всегда прекрасно ориентировался.

Как она отреагирует на предложение сбежать отсюда и вернуться домой?

Пошел мелкий, теплый, едва заметный дождь.

– Я голодна, – заявила Филлипа.

– Выдержит ли спальный мешок дождь? – подумал Чарли. Остановившись, он купил пару сосисок, губительных для его фигуры. Они продолжали поиски их компании.

– Вот они, – закричала Филлипа. – Это Джейни и Рекс. Эй, а где все?

Из всего автобуса осталось только несколько человек. Джейни, полная девушка в цыганском наряде, сказала:

– Все сдрейфили. Им не понравилась здешняя обстановка. Полицейские шныряют повсюду с огромными собаками. Нельзя даже спокойно «побалдеть».

– Куда они ушли? – спросил Чарли, взбешенный тем, что они бросили его.

– На вечеринку, которую устроили музыканты одной группы. Они вернутся завтра к началу концерта. Нас оставили хранить очаг. Можно откусить твою сосиску?

– Лорел и Флосс не оставили нам записки? – рассерженно спросил Чарли.

Джейни покачала головой.

– Кажется, нет.

Он отдал остаток сосиски толстой девушке и взял Филлипу за руку.

– Едем отсюда.

39

Пресс-конференция Санди прошла гладко. Она парировала вопросы о себе и Стиве Магнуме с обаянием и тактом.

Кэри решила, что лучше всего представить Санди газетчикам во время коктейля, где она сможет непринужденно пообщаться с прессой.

Санди обрела известность. После фильма с Джеком Миланом поклонники завалили ее письмами.

Кэри хотела обсудить с актрисой несколько сделанных Санди предложений. Она поступила правильно, отложив заключение всех контрактов. Теперь она могла выбирать.

– Что у вас с Клодом Хассаном? – спросила бойкая молодая журналистка.

Санди улыбнулась. Ей хотелось ответить: «Мы любим друг друга и, надеюсь, будем вместе», но Кэри предупредила ее о том, что следует ограничиться стандартной фразой: «Мы просто друзья».

– Мы просто друзья, – неуверенно произнесла Санди.

– Но вы были с ним и его сыном в Южной Америке? – настаивала девушка.

– Да.

Санди удивилась – она думала, что это никому не известно.

– Это правда, что он разводится со своей женой?

– Не знаю. Разве?

– Я думала, что уж вы-то в курсе, – саркастическим тоном заметила девушка. Она не любила актрис. Сама когда-то снималась и потерпела фиаско.

– Извините, – вежливо сказала Санди. – Меня хотят сфотографировать.

– Последний вопрос. Вы бы могли полюбить такого человека, как Клод Хассан? Он не кажется вам еще одним Стивом Магнумом с французским акцентом?

Санди растерянно поморгала.

– Извините меня.

Позже, обедая у Маршалла, они втроем обсуждали различные предложения.

– Я не хочу принимать никаких решений, не поговорив с Клодом, – заявила Санди.

Кэри пожала плечами.

– Хорошо. Но я считаю, тебе следует согласиться на новый фильм Милана. Ты получишь равную с ним долю; сценарий великолепен. Затем ты могла бы сняться у Констебля, он превосходный режиссер.

Санди кивнула. Ни одна из этих картин не вдохновляла ее. Они требовали от актрисы эффектной внешности и сулили большие деньги. Она хотела получить роль, требующую актерского мастерства. Или ее запросы чрезмерны?

– Ты знаешь, что киноиндустрия переживает кризис, – сказал Маршалл. – Почти никто не работает. Ситуация тяжелая. Похоже, пришел твой звездный час. Используй это, дорогая, пока можешь.

Санди встала, собираясь уходить.

– Не забудь, завтра в десять примерка и проба макияжа, – напомнила ей Кэри. – Автомобиль заедет за тобой в девять. Кстати, когда приезжает Клод?

– В конце недели. Он обещал позвонить мне, но, верно, слишком занят. Он так много работает, что порой забывает поесть.

Кэри и Маршалл переглянулись.

На следующий день из-под пера бойкой репортерши вышла следующая колонка:

«В нашем жадном до всего нового в городе мишурного блеска появилась очередная богиня секса – Санди Симмонс. Я встретилась с ней вчера вечером. Хлопая тридцатисантиметровыми накладными ресницами, она доверительно сообщила мне, что, по ее мнению, человек, которого кое-кто называет большой любовью актрисы, известный французский режиссер Клод Хассан, на самом деле является еще одним Стивом Магнумом, только с французским акцентом. Как вы помните, Стив совсем недавно был женихом нашей восходящей звезды. Эта эффектная девушка с телом Ракель Чэлч и лексиконом Микки Мауса далеко пойдет».

Санди возмутилась. – Что, если Клод это увидит? В заметке создавался образ безмозглой идиотки.

Санди набросилась на Кэри:

– Больше никаких приемов для прессы. Пусть лучше мое имя никогда не попадет в колонку светской хроники. Я не буду разговаривать с этими злыми разочарованными женщинами!

– Хорошо, – успокоила ее Кэри. – Но они не все такие. Ничего страшного. Люди запомнят твою фамилию, a вовсе не то, что о тебе написано.

– Это ты так думаешь, – сухо отозвалась Санди. – Я всегда запоминаю то, что читаю. Как, по-твоему, воспримет это Клод?

– Клод ничего не увидит, если ты сама ему не покажешь.

Вечером Санди обедала с Бранчем. Он повел ее в их любимый ресторан здоровой пищи. Когда подали кофе, в зале появился пухлый и розовощекий человек с отбеленными прядями на голове – Макс Торп. Тепло поприветствовав Санди, он подсел к ним.

– Я же сказал, что мы сами придем к тебе позже, – недовольным тоном произнес Бранч.

– Знаю, знаю, но мне не терпелось поскорей увидеть прекрасную Санди Симмонс, – восторженно заявил Макс; его водянистые глаза забегали из стороны в сторону и остановились на Бранче. – Ты не против? Сердито поджав губы, Бранч покачал головой.

– Его дела идут отлично, – сказал Макс, похлопав Санди по руке.

– Да, знаю, – улыбнулась она. – Думаю, телесериал принесет ему успех.

– Он сказал тебе, что перебирается ко мне? Глупо тратить деньги на отель, когда у меня такой большой дом.

Макс перенес руку на предплечье Бранча и оставил ее там.

– В нем иногда бывает одиноко; мне не помешает компания.

Бранч жалобно посмотрел на Санди. Она почувствовала напряженность, возникшую между мужчинами, и сделала вид, будто зевает.

– Извините, друзья, но мне, кажется, пора. Завтра рано вставать.

– Я бы не хотел, чтобы ты ехала одна на побережье, – пробормотал Бранч. – В городе полно психов.

– Ерунда. У меня вполне надежный «форд», взятый напрокат, с полным баком. Я подниму стекла и замкну двери.

Бранч попросил счет, который оплатил Макс. Они втроем отправились на стоянку. Мужчины уехали на белом «роллс-ройсе» Макса, а Санди отправилась к себе на побережье в бледно-голубом «форде».

47
{"b":"534","o":1}