ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тысяча долларов, – выдавила из себя Мардж. – Это все, чем я располагаю. Я скопила их на старость. Она горестно усмехнулась.

– Зачем тебе деньги? Луэлла изумленно причмокнула.

– Если ты будешь задавать глупые вопросы, я не стану помогать тебе. Нам нужен совет профессионала. У меня есть в полиции друг. Тысячи долларов не хватит, если мы хотим, чтобы расследование было прекращено, и дело закрыто.

– Какое расследование? – с тревогой в голосе взвизгнула Мардж.

– Я не хотела преждевременно волновать тебя, но я догадывалась, что Герберт совершил это преступление, и выяснила, что полиция уже подозревает его.

– О!

Мардж побелела, ее нижняя челюсть отвисла и замерла.

– Конечно, с помощью, скажем, трех тысяч эту проблему можно уладить.

Мардж снова заплакала.

– У меня нет трех тысяч.

– А у Герберта?

Луэлла лихорадочно соображала. Не слишком ли большую сумму она назвала? Дура Мардж поверила ей, но Герберт может догадаться, что это шантаж. Он, возможно, умнее Мардж, но намного ли, коли женился на ней?

– У Герберта нет денег, – проскулила Мардж. – Мы вечно опаздываем с погашением кредитов.

– Тебе надо потолковать с ним, – сухо заметила Луэлла.

– Я не могу сделать это! Он убьет меня.

– В таком случае я бессильна помочь тебе. Мне придется немедленно отправиться в полицию, иначе я окажусь в таком же положении, что и ты, а я не хочу провести остаток моих дней за решеткой.

Мардж вздрогнула.

– Я отдам тебе мою тысячу долларов, – быстро произнесла она, – и поговорю с Герби, он что-нибудь придумает. Договорились? Это нам поможет?

Луэлла кивнула.

– Думаю, да. Только вряд ли мой друг сможет ждать очень долго.

Герберт не стал возвращаться домой этой ночью. Он нашел способ проникнуть в патио Санди со стороны океана. Если он подползет к окну спальни, то сможет увидеть девушку сквозь щель между шторами.

Когда свет в доме погас, он выждал еще два часа, чтобы быть уверенным в том, что все уснули. Больше всего он опасался, что собака проснется, залает и выдаст его.

Медленно и бесшумно он преодолевал метр за метром. Добравшись до окна, Герберт приподнялся с земли, чтобы заглянуть в комнату.

Ему повезло. Она не потрудилась сдвинуть шторы. Он отчетливо увидел лежащую под тонкой простыней Санди. Длинная загорелая нога девушки и ее рука оставались неприкрытыми.

Он осознал, что под простыней лежит голая Санди. Надо набраться терпения – она, возможно, совсем сбросит с себя простыню. От этой мысли у него пересохло во рту, дыхание стало тяжелым.

– Сломать защелку на окне и проникнуть в спальню не составит труда, – подумал Герберт. Он был уверен, что когда он представится как автор писем, она с радостью примет его в свои объятия. Но время еще не пришло. Он не готов. Он должен прежде стать свободным.

Покусывая нижнюю губу, скрючившись в неудобной позе, он смотрел на Санди до рассвета. Затем Герберт вернулся к автомобилю и поспал до семи часов; утром она вышла из дому и отправилась на студию.

Герберт поехал за ней следом. Лишь когда девушка скрылась за воротами, Герберт решил вернуться домой к Мардж.

43

Чарли загрустил. Его день рожденья пришел и ушел; он отметил его один в отеле.

Он не звонил Филлипе с того вечера, когда она оставила его в номере. Он решил махнуть на нее рукой.

Он встречался с Темзой Мэйсон, которая наскучила ему рассказами о том, на скольких журнальных обложках она появилась за год. Он встречался с похожей на мышку студийной секретаршей, которая просто наскучила ему. Он встречался с псевдоинтеллектуальной журналисткой, требовавшей, чтобы он привязал ее к кровати и изнасиловал. Он встречался с хорошенькой светловолосой пустышкой, напоминавшей ему Динди. Каждый вечер он проводил с новой женщиной.

Однажды, сидя на заднем сиденье «мерседеса» со шведской «звездочкой», он упрекнул Джорджа:

– Ты ведешь эту машину так, словно это автобус. Нельзя ли ехать побыстрей?

Джордж посмотрел в зеркало заднего вида. Чарли очень редко делал ему замечания; Джордж и так уже превысил разрешенную скорость.

Чарли откинулся на спинку, пытаясь отключиться от болтовни шведки. Она не умолкала весь вечер. Проведя с девушкой пять минут, Чарли испытал желание перерезать ей горло. Они уже находились вместе два долгих часа.

– Продюсер сказал мне: «Ты красивая девушка, Лина, и звезда отказывается сниматься в одном эпизоде с тобой. Можно ли упрекнуть ее за это?» И они вырезали меня. Конечно, я понимаю, Клара на десять лет старше меня и…

Чарли не слушал ее. С него достаточно. Завтра он позвонит Филлипе.

– Послушай, Джордж, мне позвонят в семь утра, – раздраженно произнес он.

Джордж прибавил газу; большая машина устремилась вперед еще быстрей. Они подъезжали к замигавшему светофору; зная о том, что Чарли спешит, Джордж до отказа надавил на педаль акселератора; он хотел проскочить до красного сигнала.

Это было последнее мгновение, запечатлевшееся в памяти Джорджа. Он не увидел «кадиллак», шедший и перпендикулярном направлении.

За долю секунды до столкновения Чарли ПОНЯЛ, что сейчас произойдет; он обнял девушку и прикрыл еесвоим телом.

Очнулся он через два дня в больнице «Ливанский кедр».

Чарли испытал странное чувство, открыв глаза и не поняв, где он находится и что с ним случилось. К его руке была прикреплена трубочка; других последствий аварии он не ощущал и не видел.

Он находился в комнате с белыми стенами. Возле его кровати вязала на стуле сиделка. Она сосредоточенно склонила голову.

– Девушка, – попытался сказать он еле слышным хриплым голосом, громкости которого хватило лишь на то, чтобы привлечь внимание сиделки.

Она вскочила, уронив вязанье.

– Мистер Брик, – забормотала девушка, – вы проснулись, это замечательно. Пожалуйста, не двигайтесь, я позову врача.

– Воды, – выдохнул он.

Его горло пересохло и распухло.

Она приподняла голову Чарли и позволила ему сделать лишь несколько глотков, хотя он мог выпить два таких бокала. Затем сиделка ушла. Вскоре она вернулась с врачом и двумя медсестрами.

Он постепенно восстановил в памяти события. Два автомобиля, шедших в перпендикулярных направлениях, пытались проскочить на желтый свет. Пассажир, сидевший на переднем сиденье «кадиллака», умер. Водитель и Джордж получили множество серьезных повреждений. Чарли, защитивший от удара «звездочку», разбил себе голову и два дня не приходил в себя. Девушка – Лина – отделалась несколькими ссадинами.

На черепе у Чарли вскочила шишка размером с яйцо; на лбу у него была глубокая рана. Он испытал радость, поняв, что остался в живых. Он чудом уцелел, доктора не брались предсказать, как долго он пролежит без сознания – недели или месяцы.

– Я и не подозревал, что небезразличен такому количеству людей, – сказал Чарли через несколько дней Клею. – Ты бы видел некоторые письма, они очень трогательны.

Он вспомнил письмо Лорны, полное любви и нежности, которых ему не доставало в их браке. Господи, как она изменилась. Но и он тоже.

– Многие решили, что ты не выкарабкаешься, – заметил Клей. – Травма головы представляла серьезную опасность.

– Я читал газеты. Английские публикации напоминали некрологи. Но я чувствую себя хорошо. На самом деле я лишь испытывал адскую головную боль, когда очнулся. Больше всего меня беспокоит несчастный Джордж. Он переломал себе все, что можно сломать. Врачи говорят, что он поправится, хотя и не скоро. Не знаю, как я буду без него обходиться.

– Я хотел поговорить с тобой об этом. У нас есть отличный шофер, которого мы почти не используем. У Натали нет сил ездить по магазинам, а я предпочитаю водить машину сам, так что он в твоем распоряжении.

– Подожди, я не хочу…

– Не спорь, Чарли. Тебе не стоит тратить силы на поиски и собеседования, этот человек тебе подойдет. Его зовут Герберт. Завтра я вас познакомлю. Я сейчас приехал с ним.

51
{"b":"534","o":1}