ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она успокоила себя тем, что их отношения – временные и, вероятно, продлятся лишь до окончания съемок.

Я становлюсь жесткой, заметила она, думаю лишь о своей выгоде. В каком-то смысле она использовала Клода, но и он использовал ее, значит, они в расчете.

В Палм-Спрингс стояла невыносимая жара. Решение Клода жить и снимать в одном доме казалось странным.

Дом, окруженный со всех сторон песчаными равнинами, был довольно красив. Рядом с ним располагались плавательный бассейн, теннисный корт, сауна, бильярдная – все дополнительные удобства, которыми оборудовали свои уютные убежища лос-анджелесские бизнесмены. Санди узнала, что Клод собирался спать с ней и снимать фильм в одной и той же спальне. Ей показалось ужасным ложиться в кровать, над которой нависали камера, осветительные приборы, кабели, микрофоны.

– Я это не вынесу, – заявила она в первый вечер. – Тут нет уединенности, я словно нахожусь в витрине магазина.

Он посмотрел на Санди.

– Если хочешь стать актрисой, попытайся прожить эту роль и не жалуйся.

С требовательным, придирчивым, грубым Клодом было трудно работать.

Он придавал значение каждой детали, добивался совершенства каждого кадра.

На натуру выехали только три других актера – человек, игравший роль мужа, и два молодых парня, врывавшихся в дом и насиловавших Стефани.

Клод безупречно подбирал исполнителей. Эта троица идеально соответствовала образам. Муж был полным, слабым, с брюшком и плотоядным взглядом. У одного парня, худого светловолосого южанина, были зеленые глаза. За вторым парнем – смуглым, всегда собранным двадцатилетним красавцем Карлосом Ло, – Клод летал в Рио.

Клод запретил Санди общаться с молодыми актерами за пределами съемочной площадки.

Этот умный шаг дал блестящий результат.

Четверо актеров стали персонажами фильма, и Клод манипулировал ими, как хотел.

47

Герберт прочитал, что Санди Симмонс отправляется в Палм-Спрингс. Возможно, он последует за ней; он обманет Мардж, объяснив ей, что уезжает с Алленами. Она считала, что он по-прежнему работает у них.

Вероятно, это станет решением всех проблем. Он найдет возможность представиться Санди; она, располагая деньгами и связями, сумеет помочь ему, быть может, увезет его в Европу, подальше от Мардж и ее обвинений. Идея нравилась ему.

Вечером он проехал за Санди в Малибу. К его негодованию, у нее был гость. Сидя в запаркованной машине, разозленный Герберт увидел длинный черный «кадиллак», остановившийся около дома актрисы. Из лимузина вышел мужчина. Это означало, что она ляжет спать позже обычного, и ему придется ждать ухода мужчины, прежде чем он сможет подползти к окну и увидеть спящую Санди.

Он откинулся на спинку водительского сиденья; брезгливо принюхавшись, решил, что нуждается в душе. Неплохо было бы вернуться домой пораньше и залезть в ванну, но он старался по возможности избегать Мардж; стоило ему войти в дом, как она требовала от него отвратительных половых актов.

Распухшая старая мегера стала ненасытной. Герберта затошнило при одной мысли о жене.

– Мне нужно поговорить с тобой, Герби, – жалобно бормотала она каждое утро. – Постарайся вернуться домой пораньше.

Он не дурак. Он знает, почему она хочет, чтобы он приехал домой пораньше.

Он, очевидно, заснул – когда Герберт посмотрел на циферблат, был уже час ночи. «Кадиллак» стоял на прежнем месте, хотя весь дом уже погрузился в темноту.

Тело Герберта ныло от долгой неподвижности. Выскользнув из машины, он начал красться к дому. Было тихо. Когда Герберт подполз к окну, ОН согнулся возле него в своей обычной позе.

Обнаженная Санди спала на спине. Рядом с ней лежал мужчина. Свою смуглую волосатую руку он небрежно откинул на живот девушки.

Первой реакцией Герберта была боль – боль СТОЛЬ глубокая и сильная, что ему пришлось рыгнуть, чтобы избавиться от нее. Он смотрел, не двигаясь; его глаза пожирали очертания ее округлых совершенных грудей, длинных загорелых ног, узких белых полосок, оставшихся от купальника.

Боль парализовала его. Он не шевелился до тех пор, пока она постепенно не ослабла, превратившись в глухую ненависть.

Сучка! Почему она не дождалась его?

Как охотно заглянул бы он сейчас в ее лицо, представ перед ней! Она бы стала изворачиваться, извиняться, вымаливать прощение. Все будет слишком поздно.

Его внезапно охватило сильнейшее возбуждение, которое невозможно было сдерживать. Он судорожно кончил в брюки. Затем бесшумно, по-воровски, пополз назад к своему автомобилю, к Мардж.

Мардж сидела в кровати и смотрела ночной фильм. Она уже поглотила четыре плитки шоколада «Херши», огромный пакет воздушной кукурузы, три упаковки с орехами и пару бананов.

Она нуждалась во всем этом. Пища защитит ее от ярости, которая вспыхнет в Герберте, когда она скажет ему о том, что Луэлла все знает.

Она не могла больше скрывать это от него. Хотя Мардж и отдала Луэлле тысячу долларов, женщина требовала остальное.

В конце концов, она заснула с работающим телевизором и полуочищенным апельсином в руке; сок расплывался по покрывалу.

Герберт прибыл значительно позже; он рассердился, увидев, что в доме горит свет. Он хотел войти незаметно, снять испачканные брюки и принять хороший горячий душ. Теперь Мардж начнет шуметь и вцепится в него.

Он обрадовался, обнаружив, что она спит. Герберт двигался бесшумно, стараясь не разбудить жену.

Он с трудом верил в то, что действительно видел Санди Симмонс в объятиях другого мужчины. Он знал, что иногда женщины – даже порядочные – нуждаются в сексе. Но Санди несомненно требовались лишь письма, которые он посылал ей. Она должна была дождаться его. Он ясно сообщил Санди, что в конце концов они будут вместе. Она заслуживала наказания.

Когда он выключил телевизор, Мардж проснулась. С трудом раскрыв глаза и рот, она тотчас начала рассказывать ему правду.

– Герби, я сделала глупость, ну, не такую большую глупость, какую сделал ты. Понимаешь…

Он слушал в мрачном молчании; сознание того, что ему больше не придется заниматься с ней сексом, что он снова стал главным в их браке, лишь слегка ослабляло его злость. Она боялась Луэллы не меньше, чем следовало бояться соседки ему. Но он найдет способ расправиться с шантажисткой.

Мардж заплакала. Он сухо, деловито спросил жену, что за люди прелюбодействовали с ней в соседнем доме. Сквозь всхлипывания она рассказала ему о «круге друзей», собиравшихся у Луэллы.

Он принялся размашисто, с ненавистью бить ее по лицу и телу. Она стонала под ним, не смея кричать; он избивал Мардж до тех пор, пока ему не стало легче. Затем сел на край кровати и изучающе уставился на свои руки, худые белые руки с аккуратно подстриженными ногтями. Постепенно в его голове сформировалась идея. Идея, с помощью которой можно решить все проблемы. Он накажет Санди, отдаст Луэлле две тысячи долларов и избавится от угрозы разоблачения.

Это была безумная идея, но она вполне могла сработать.

48

Праздность не шла на пользу Чарли. Он стал беспокойным, неуверенным. Ему требовался одобрительный глаз кинокамеры.

Доктора казались ему круглыми идиотами. Проскучав две недели в солнечном Палм-Спрингсе, он позвонил Маршаллу, чтобы сказать ему это.

Он не нашел понимания у агента.

– Ты должен отдохнуть, – сказал Маршалл. – В любом случае, сейчас тебе нечем заняться.

– Я готов появиться в качестве гостя, – не сдавался Чарли. – Я согласен поработать несколько дней. Как насчет телешоу?

Маршалл помолчал.

– Оно тебе не понравится.

– Ради Бога, дорогой мой, должно же быть что-то. После ухода с обеда Филлипе потребовалось для возвращения два дня. Она подождала, когда гости разъедутся.

– Где ты была? – набросился на девушку Чарли. Она казалась грязной, неухоженной.

– У друзей. Мы «путешествовали» два дня без передышки, это был потрясающий опыт. Я принесла тебе отличный гашиш.

55
{"b":"534","o":1}