ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Санди уехала со спокойной душой. Она объяснила Эсмэ, где ее можно найти и подчеркнула, что в случае необходимости с ней следует немедленно связаться. Клод мог приехать за сыном.

На Бранче был белый кожаный костюм с бахромой и широкополая ковбойская шляпа. Он самодовольно улыбался.

– У меня небольшая роль в этом фильме, но с тобой меня все заметят.

Санди решила, что Бранч – типичный смазливый голливудский идиот. Славный, добрый, но глупый.

Внезапно она подумала о Чарли Брике, о том, что он – мужчина иного типа. Чуткий, забавный и по-своему привлекательный. Она хотела бы нравиться таким людям, а не эгоистичным негодяям.

– Как Макс? – спросила она, чтобы не молчать.

– У него все в порядке, – с наигранным энтузиазмом ответил Бранч.

Это было неправдой. На самом деле Макс бесновался с того момента, когда Бранч сказал ему, что не возьмет его на премьеру. Сегодня они вообще не разговаривали.

Вздохнув, Санди откинулась на спинку сиденья.

Она мечтала о том, чтобы вечер закончился поскорей.

55

Планирование операции было делом непростым; пока Герберт не прочитал в газете о том, что Санди Симмонс появится на премьере «Двенадцати ружей», он не знал точно, каким образом он достигнет своей цели. Когда ему стало известно, что Санди будет там, он тотчас нашел решение и выбрал для осуществления своего замысла этот вечер.

Он беспокоился из-за того, что она может не вернуться из Палм-Спрингс, но пресса утверждала, что Санди будет присутствовать на премьере; он должен воспользоваться этим шансом.

Луэлла проявляла нетерпение и отпускала едкие шуточки, но она, похоже, успокоилась, когда он назвал ей точную дату и велел заняться приготовлениями.

Мардж хандрила. Никто не говорил ей о том, что происходит. Луэлла просто перестала общаться с ней, Герберт держался грубо и раздраженно. Больше всего Мардж беспокоили встречи Герберта и Луэллы. Она находила утешение в местном супермаркете и набрала еще четыре килограмма. К счастью, ей отпускали продукты в кредит.

В день премьеры Герберт встал рано. Его ждала масса дел. Предыдущий вечер он провел в машине, запаркованной на побережье у дома Санди; он был вознагражден – к ночи актриса вернулась к себе.

Он обрадовался: вскоре все посторонние покинули коттедж. Няня-мексиканка была маленькой стервой. Он несколько раз звонил в отсутствие Санди; выплескивая на Катю поэтические непристойности, он слышал в ответ поток иностранных ругательств, потом девушка бросала трубку.

– Будешь завтракать? – спросила Мардж.

Он бросил на нее презрительный взгляд.

Неужели жирная корова не понимает, что это последнее утро, которое они проводят вместе? Конечно, не понимает! Даже Луэлла не знала о его планах в отношении Мардж.

Приняв душ, он надел чистую рубашку и брюки. Затем отправился в соседний дом к Луэлле.

– Все готово? – спросил он.

– Да. Ты уверен, что она сделает это?

– В какой раз ты задаешь этот вопрос? – раздраженно произнес Герберт. – Она сказала, что сделает. Мы очень близкие друзья. Говорю тебе, она сделает ради меня все.

– Тогда почему она не может просто дать тебе деньги? Почему собирается пойти на все это?

– Потому что она этого хочет, – терпеливо пояснил Герберт. – Сколько мужчин у тебя будет?

– Четырнадцать. По сто пятьдесят долларов с носа. Они уже завелись, так что не пытайся провести нас. Они платят большие деньги, так что обеспечь подлинный товар.

– Она будет здесь. Я привезу ее в девять. Она не хочет участвовать в беседе. Устрой обыкновенный вечер для «круга друзей» – все как обычно. Мужчины будут действовать по очереди, как с Мардж, потом я отвезу ее домой.

Луэлла покачала головой.

– Никогда бы не подумала, что кинозвезда захочет сделать это.

– Еще как захочет.

Он прищурил свои холодные злые глаза.

– Она большая мастерица по этой части.

Позже, днем, он надел шоферскую форму и отправился на автобусе в прокатную фирму, где ему обещали дать черный «линкольн континентал». Автомобиль идеально подходил для задуманного Гербертом; когда-то он принадлежал поп-звезде и был оснащен тонированными стеклами, а также специальными замками на дверях и окнах, обеспечивавших неприкосновенность пассажира. Машина была тщательно отрегулирована и могла развивать большую скорость.

Сотрудник прокатной фирмы расхваливал этот лимузин; он обрадовался, когда Герберт вернулся и сообщил, что он работает у Чарли Брика. Клерк с радостью принял заказ на лимузин. Он был счастлив помочь мистеру Брику и заслужить его благодарность.

Герберт умел убедительно врать.

Он забрал машину и поехал на побережье. Там, в безлюдном месте, сменил номера и немного повозился с динамиками. Затем сделал так, чтобы стеклянную перегородку можно было опускать только с места водителя. Он также доработал механизм замков – теперь все двери запирались автоматически. Человек, сев на заднее сиденье, становился пленником и мог выйти лишь по желанию водителя.

Довольный результатами своего труда, он подъехал к дому Санди Симмонс и стал ждать.

Скоро она появится; он зайдет в дом и заберет то, что ему нужно.

Затем начнется завершающий этап операции.

56

Два больших вращающихся прожектора освещали небо над куполом «Синемарамы» на Бульваре Заходящего Солнца, где проходила премьера «Двенадцати ружей».

Полиция сдерживала орды поклонников, заполнивших тротуар; люди мечтали хоть краем глаза взглянуть на своих любимых кинозвезд.

В фойе стояла телекамера – Джек Джулип из «Шоу Джека Джулипа» брал короткие интервью у знаменитостей.

Повсюду суетились фоторепортеры со вспышками, спеша запечатлеть глубокое декольте и длинные ноги, маршировавшие перед ними.

Стью Уотермен, глава рекламного отдела «Нау продакшн», в пятидесятый раз за последние двадцать минут скрылся в туалете, чтобы отхлебнуть виски из весьма удобной позолоченной фляги, которую он подарил себе.

Не все замыслы удалось осуществить. Кэрол Шипмен, десять дней снимавшаяся с голым задом в «Двенадцати ружьях», отказалась прибыть на премьеру обнаженной верхом на лошади – она сочла это неприличным. О каких приличиях может говорить маленькая английская потаскушка, показывавшая свою попку любому, кто просил ее об этом!

Стью негодовал. В качестве альтернативы ему пришлось согласиться на Синди Лоренс, «звездочку» со стошестисантиметровым бюстом, которая еще нигде не снялась.

Синди надела парик с длинными распущенными волосами, которые ничего не прикрывали. На ее теле было выведено краской: «Двенадцать ружей». Стью подсадил ее на лошадь за кинотеатром, и она направилась к входу в сопровождении пяти ковбоев.

Стью бросился в кинотеатр, чтобы предупредить телеоператоров и фоторепортеров.

Он поспел к появлению Синди. Лошадь, нервничавшая из-за криков толпы, бросилась в сторону, и Синди упала; девушка сломала руку и продемонстрировала гораздо больше, чем собиралась.

Блондинка со стошестисантиметровым бюстом, лежащая в невыгодной позе на мостовой, производила вовсе не то впечатление, на которое рассчитывали организаторы.

Кэрол Шипмен прибыла в платье, напоминавшем рясу, без косметики на лице и с зачесанными назад волосами. Стью пришлось толкнуть локтем студийного фотографа, чтобы он снял ее. Джек Джулип не проявил к ней интереса.

– Кажется, я просил тебя выглядеть сексапильно, – прошипел Стью.

Она лишь посмотрела на него, не потрудившись ответить.

Он рассерженно закусил губу. Где же новые звезды? Эти потаскушки ленятся провести гребнем по волосам.

Появилась Анджела Картер с копной рыжих волос, вся в белых мехах. Толпа подалась вперед, замелькали вспышки, Джек Джулип вцепился в актрису.

Стью облегченно вздохнул и помчался через служебный вход на задний двор посмотреть, что там происходит. Его помощник Майк подсаживал брюнетку с округлой попкой на одну из лошадей.

60
{"b":"534","o":1}