ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Соглядатай
Больше жизни, сильнее смерти
Стеклянная ловушка
Мой дикий ухажер из ФСБ и другие истории (сборник)
Питерская Зона. Темный адреналин
Кофейня на берегу океана
Византиец. Ижорский гамбит
Твоя новая жизнь за 6 месяцев. Волшебный пендель от Счастливой хозяйки
Бумажная принцесса
A
A

Услышав удары в перегородку, он улыбнулся во весь рот. Он не сразу откроется ей. Пусть сначала ее воображение разыграется. Женщины сейчас чувствуют себя слишком защищенными, они все получают на блюдечке.

Когда он расправится с мисс Санди Симмонс, она узнает, кто ее истинный хозяин.

Автомобиль замедлил движение. Светофор? Когда он остановился, Санди попыталась открыть дверь. Она была заперта. Затем машина снова поехала.

Санди не испытывала страха. Клоду не удастся напугать ее. Она волновалась за ребенка. Клод решился на шантаж, чтобы она закончила фильм? Им это не сойдет с рук. Им ничего не сойдет с рук.

Будь проклят Бранч, завороженный своим изображением! Он должен был уйти с ней. Он не имел права отпускать ее одну.

Она откинулась на спинку сиденья и решила морально подготовиться к встрече с Клодом.

В фойе Чарли заколебался. Порядочно ли он поступает, оставляя Темзу?

Нет, девушка вроде Темзы недолго будет одна. К тому же она сама виновата. Своей глупейшей болтовней она вывела его из себя.

Когда Чарли шел к своему автомобилю, ему показалось, что он увидел Санди, садившуюся в черный «линкольн». Лицо водителя показалось актеру смутно знакомым. Не тот ли это Герберт, которого ему одолжил на время Клод?

Чарли ускорил шаг. Им обоим фильм показался дерьмовым, поэтому, может быть, она все же пообедает с ним.

Чарли опоздал. «Линкольн» отъехал. Актер сел в «феррари». Возможно, он немного проедет за ней, посмотрит, куда она направляется. В конце концов, ему сейчас нечего делать.

Герберт включил громкоговоритель и заговорил в маленький микрофон.

– Мальчик у нас. С ним все в порядке. Ему ничто не угрожает, пока ты выполняешь все наши приказы.

– Кто вы? – сердито спросила Санди. – Где мистер Хассан?

Герберт помолчал; он на мгновение растерялся, почувствовав ее гнев. Он полагал, что она испугается.

– Ребенок у нас, – повторил он. – Его безопасность зависит от твоего поведения. Сейчас мистер Хассан не в силах тебе помочь. Ты в наших руках. Ты должна молчать и слушаться нас, иначе мальчика постигнет участь собаки.

– Какой собаки? – спросила Санди. Внутри у нее все опустилось. Она уже где-то слышала этот голос.

– Загляни в пакет, лежащий справа от тебя.

Внезапно в салоне вспыхнул свет. Санди осмотрелась. Господи! Она точно в черной тюремной камере. Автомобиль мчался вперед; она ничего не видела сквозь тонированные стекла.

На сиденье лежал бумажный пакет. Она коснулась его. Он был влажным. Заглянув внутрь, она закричала. В пакете находилась голова Лимбо.

Мардж Линкольн Джефферсон сунула в рот очередную шоколадную конфету. Она уже переела их. С того момента, как она сказала Герберту о том, что Луэлла требует денег, они оба игнорировали ее.

Луэлла прогнала Мардж, когда женщина попыталась встретиться с ней. Мардж не удалось проникнуть дальше входной двери.

– Как насчет «круга друзей»? – заныла Мардж. – Когда состоится следующая вечеринка?

– Не могу сказать, – торопливо пробормотала Луэлла; она захлопнула дверь перед носом Мардж.

Герберт вел себя не лучше. Его всегда было трудно ублажить, но сейчас ее мужа бесило все, он постоянно рявкал на Мардж.

Ей снова пришлось довольствоваться телевизором, который угрожали забрать, поскольку Герберт не сделал вовремя очередной взнос.

Мардж сидела и грустила. Она знала, что они что-то замышляют – утром Герберт был необычно приветлив; уходя, он протянул ей большую коробку с шоколадом. Она безмерно изумилась.

Мардж заметила активность в соседнем доме – Луэлла и ее муж весь день грузили коробки и чемоданы в их «универсал», словно они собирались в путешествие.

Мардж запихнула в рот еще одну конфету и снова подошла к окну. Это был отличный наблюдательный пункт. Если встреча в «кругу друзей» состоится, она, Мардж, примет в ней участие.

– Слушай внимательно, – сказал Герберт.

Они приближались к месту назначения; пора давать указания.

Санди сжалась на сиденье, отодвинувшись как можно дальше от страшного пакета. Ситуацию усугубляло то, что девушка не видела обладателя бесстрастного голоса. Она испытывала страх, но решила по мере возможности не показывать его.

– Кто вы? – снова спросила она. – Что вам нужно? – Ты только слушай, – грубо приказал Герберт.—

Если будешь исполнять мои приказания, все закончится хорошо. В противном случае мальчик умрет, как твоя псина.

– Сколько вы требуете? У меня есть деньги, я могу достать еще. Сколько?

Он помолчал. Ему не приходило в голову, что он может получить от нее деньги. Эта мысль понравилась ему, но еще заманчивей было осуществить задуманное прежде.

– Деньги не помогут мальчику. Мы едем в один дом. Там ты сделаешь все, что тебе велят. Ты не должна разговаривать ни с кем, кроме меня. Одно лишнее слово, и ребенок погибнет. По моему сигналу люди начнут действовать, поэтому не вздумай что-нибудь выкинуть. Ты поняла?

– Да, поняла.

Санди отчаянно пыталась вспомнить, где она уже слышала этот голос.

– И что я должна буду сделать?

– То, что ты с удовольствием делала раньше. Тебе следовало дождаться меня. Тогда бы тебе не пришлось делать это.

– Дождаться вас? Я вас знаю?

– О, да, ты меня знаешь.

Это напоминало продолжение кошмара в Палм-Спрингс. Она попала в ловушку. Это, вероятно, проделка Клода Хассана. Хотя как он мог впутать сюда Жан-Пьера? И что за сумасшедший управляет машиной? Его голос ей знаком… Кто он?

Чарли стало скучно. Идея поехать следом за Санди была нелепой, мальчишеской. Он даже не был уверен, что она сидит в машине; он видел девушку мельком. Куда, черт возьми, они едут? Они удалялись от Беверли Хиллз в сторону неприглядных маленьких улочек с рядами ветхих домов.

Дважды он собирался остановиться и дважды менял свое решение – он уже проделал немалый путь и должен выяснить, куда она едет. Конечно, он не позволит ей увидеть его; будет неловко, если она узнает, что он преследовал ее.

Ему пришло в голову, что он, очевидно, хочет Санди. Нет, все серьезней. В ней есть что-то… особенное.

Эсмэ Мэй поглядела на Жан-Пьера. Мальчик заснул быстро; его длинные черные ресницы изгибались над чистыми детскими щечками. Куда же делась собачка? Женщина искала ее повсюду. Обед ждал Лимбо. Мисс Санди Симмонс поручила Эсмэ проследить за тем, чтобы песик поел.

Наверно, он убежал куда-то далеко по побережью. Эсмэ охрипла, окликая его.

Она поправила одеяло Жан-Пьера и пошла на кухню, чтобы выпить чашку крепкого кофе.

59

Автомобиль остановился.

– Теперь вспомни все, что я сказал, – предупредил незнакомец, сидевший за рулем. – Если ты будешь делать то, что я велю, через пару часов вернешься в этой машине к себе. Мы заберем мальчика, и вы оба поедете домой. Если что-нибудь выкинешь – сама знаешь, что произойдет. Жизнь мальчика в твоих руках.

Она молча ждала, когда человек назовет себя. Кричать было бессмысленно. Если Жан-Пьер действительно в его руках, она выполнит все, что от нее потребуют.

Дверь открылась; Санди увидела, что они находятся на тихой улочке. Не глядя ей в глаза, Герберт взял Санди за руку и помог выйти из машины. Она была почти уверена в том, что никогда прежде не видела его.

Он подвел ее по дорожке к маленькому старому дому и резко постучал в дверь.

Они не разговаривали, но глаза Герберта изучали Санди.

Он заставил ее подняться по скрипучим ступеням в спальню и быстро закрыл дверь. Герберт вспотел. Одежда казалась ему слишком тесной, кожа липкой. Он мечтал о душе.

Герберт прислонился к двери.

– Раздевайся, – сказал он, – наденешь это.

Он кивнул в сторону черного халата, лежавшего на кровати.

Она уставилась на Герберта.

– Снимай одежду, – рявкнул он.

Она медленно наклонилась и сняла сапоги, затем, повернувшись спиной к Герберту, освободилась от брюк и шифонового топа. Осталась в трусиках телесного цвета и лифчике. Надела халат через голову.

63
{"b":"534","o":1}