ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Употреблять в дело высшую философию там, где ей нечего делать - не всегда признак ума. Есть вещи на которые следует смотреть просто, невооруженным взглядом: если вы посмотрите на них в телескоп, то произведете только туман, который не имеет даже достоинства реального существования". "Все утопии, - продолжает он,

- имеют две общие черты: диктатора и папу, которые чаще всего соединены в одном лице. Они не могли освободиться от влияния средних веков: они возвращаются к ним путем химеры. После нескольких поворотов, они (утопии) все примыкают к папству, к святому престолу, в который они возводят сами себя. Они приковывают себя к этому новому трону, чтобы приковать к нему и других. Построив свою религию, они требуют, чтобы ум склонился перед нею и оспаривают у него право анализа.

Чему учат нас люди всех партий во время революции? Умирать. В этом искусстве они дошли до совершенства. Но кто желает жить свободным, тот должен смотреть в другую сторону".

Ламартин был прав, когда писал:

"В этом мире все рабы Богов, самих себя и судьбы.

От Сены и до Тибра, При Консуле и Короле, Будь добродетелен и будешь ты свободен, И независимость твоя - в тебе самом".

Полной свободы никогда не было в прошедшем. Не будем же искать ее позади себя имея кровавый опыт английской и французской революции и ужасный опыт февральско-октябрьской революции в России.

* * *

За все ужасы французской революции прямую ответственность несут так называемые философы-просветители. Гюго правильно указывает в "93 годе", что "книги родят преступления" и что "пока будут Вольтеры будут и Мараты".

XVII. ПРИЗНАНИЯ МАСОНОВ О ТОМ, ЧТО ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ - ДЕЛО ИХ РУК

О том, что масоны являются основными инициаторами Великой французской революции, имеются откровенные признания самих масонов.

На первом международном конгрессе масонов, состоявшемся в 1889 году в Париже и посвященном 100-летию французской революции, масон Амиал открыто заявил, что:

"Космополитизм - это главное в их союзе", и что "Всемирная демократическая республика - вот идеал франкмасонства, рожденный и высказанный за полвека до революции 1789 года".

На этом же конгрессе масон Франклин, член ордена Великого Востока, так сформулировал конечные цели масонства:

"..Наступит день, когда народы, не имевшие ни XVIII века, ни 1789 года, сбросят узы монархии и церкви. Этот день теперь уже недалек, этот день, которого мы ожидаем, этот день принесет всеобщее масонское братство народов и стран...

Это идеал будущего. Наше дело ускорить рассвет этого всеобщего мирового братства".

В 1904 году, перед революцией в России, Турции, Персии и Китае, в декларации ордена Великого Востока Франции было заявлено:

"Франкмасоны подготовили великую революцию... На их долю выпала честь дать этому незабвенному событию формулу, в которой воплотились ее принципы: свобода, равенство и братство..." В книге, посвященной международному съезду масонов в 1910 году в Брюсселе, мы читаем:

"Остается навсегда незабвенным, что именно французская революция осуществила масонские начала, изготовленные в наших масонских храмах." Масон Паницци заявил на конгрессе:

"Масонство и демократия, это одно и то же, или даже больше масонство должно быть рассматриваемо, как армия демократии".

Характерны следующие заявления:

"С того дня, когда союз пролетариата и масонства, под руководством масонства скреплены мы стали армией непобедимой." "Масонство, которому история обязана национальными революциями, сумеет провести и самую крупную, так называемую интернациональную революцию." А в книге "Le Symbolisme Mars", 1933, стр. 161, мы встречаем следующее утверждение:

"Масонство сосредотачивает усилия всех революционных умов".

Так что сами масоны признают, что оT являются творцами всех политических и социальных революций, начиная с Великой французской революции".

XVIII. КАК ОНИ ЛГАЛИ О ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Когда вышла в свет "История французской революции" Ипполита Тэна, она обрадовала врагов революции и взбесила ее почитателей.

Книга выдержала 24 издания во Франции в короткий срок.

Одностороннее миросозерцание поклонников "великой" французской революции и практические цели которые они преследовали, заставляла их всячески восхвалять деятелей революции и героизировать их личности. До Тэна французскую революцию описывали в романтических тонах, доказывали, что она благодеяние, а Робеспьер, Марат и другие ее деятели - герои. Делалось то же самое, что делают сейчас большевики в отношении "великой" октябрьской революции.

Тэн подошел к исследованию истории французской революции с приемами чистого натуралиста. Источником своей истории он сделал не написанные до него книги, а подлинные документы; он изучил море документов эпохи французского октября.

Вывод, к которому пришел Ипполит Тэн был следующий:

Революция была диктатурой городской черни в Париже и других городах, так же как Жакерия - диктатура черни в деревнях.

Поклонники революции подняли неистовый вой против подобного толкования своего кумира. Но с Тэном трудно спорить:

всегда и всюду он указывает факты и документы, из которых он заимствовал эти факты.

Сочинение Тэна состояло из трех частей. В первой он описал Францию при королях, во второй ход революции и в третьей части эпоху Наполеона.

Русские поклонники великой французской революции перевели на русский язык и выпустили только первую часть, в которой описывалось состояние Франции при последнем короле. Второй и третий том сочинения Тэна русские революционеры ни переводить, ни издавать не стали.

Почему? Да потому, что не хотели доводить до сведения русского читателя о всех ужасах и мерзостях "великой" французской революции, повторить которую они хотели в России. О слишком уже ужасных зверствах революционеров повествовал, ссылаясь на документы, Ипполит Тэн.

События же, о которых рассказывал И. Тэн в первом томе, рисовали жизнь во Франции не в очень идиллических красках, и это русских революционеров устраивало. Но неблаговидные действия королевской администрации выглядели невинными шалостями по сравнению с теми чудовищными преступлениями, которые проделывала под руководством Робеспьеров и Маратов революционная чернь. А вот об этом то господа эсеры, меньшевики и большевики, подготавливая русский вариант "великой французской революции", старались умолчать. Поэтому то второй том "Истории французской революции" Тэна в России и не выходил. Только долгое время спустя, в журнале "Мирный Труд", выходившем, кажется, в Харькове, был напечатан второй том работы И. Тэна.

Описывая свои впечатления от чтения этого тома, рецензент журнала "Исторический Вестник" (рецензия была напечатана в 1907 или 1908 году), писал:

"...Читая эту книгу и сравнивая с тем, что не так давно пришлось пережить нам самим, убеждаешься, что история повторяется, что должно быть, революция имеет свою природу и где бы она ни проявлялась, природа эта будет одинакова".

И рецензент был глубоко прав. Когда мечты русских революционеров сбылись и они, наконец, произвели свою "великую русскую революцию", все увидели, что она развивалась по тем же самым законам, что и великая французская революция.

Это был, как и во время французской революции, чудовищный шквал человеческого фанатизма, человеческой низости и невероятных преступлений, делавшихся опять во "имя всеобщего блага".

И где кончался идейный фанатизм, и где начинались потрясающие по своей низости преступления, разобрать было опять нельзя.

Ибо природа всех революций всегда одинакова, - зачинаемые фанатиками, они всегда совершаются руками самых преступных слоев каждого народа.

XIX. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РУССКИЕ ВОЛЬТЕРЬЯНЦЫ И МАСОНЫ

Только когда началась "Великая французская революция" Екатерина II начала понимать, какие ядовитые семена она посеяла в России, всячески потакая распространению французской "Просветительной философии". Ей не понравилось, ее испугало, что во французской революции приняли участие русские аристократы "вольтерьянцы". При штурме Бастилии присутствовал известный масон А. М. Кутузов, друг Радищева. В штурме Бастилии участвовали два сына князя Голицына.

16
{"b":"53408","o":1}