ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Наполеон был так настойчив, что заупрямился и все еще продолжал дожидаться".

Но вместо депутации из якобински настроенных "бояр", на измену которых рассчитывал Наполеон, какой-то офицер пригнал к Наполеону несколько оставшихся случайно в Москве жителей.

"Тут только он, - пишет Сегюр, - окончательно убедился и все его надежды на этот счет рушились. Он пожал плечами и с тем презрением, с которым он встречал все, что противоречило его желанию, он воскликнул:

"А! Русские еще не знают, какие последствия повлечет взятие их столицы". Но еще меньше знал какие роковые последствия принесет оставление Москвы и поджег ее, для его планов завоевания России, сам Наполеон.

"С зарею 3-го сентября, - пишет другой француз Ложье, - мы покинули Хорошево и в парадной форме двинулись к Москве.

...В то же время мы не замечаем ни одного дыма над домами, это плохой знак. Дорога наша идет прямо в город: мы нигде не видим ни одного русского и ни одного французского солдата. Страх наш возрастает с каждым шагом, он доходит до высшей точки, когда мы видим вдали над центром города густой клуб дыма... Вице-Король во главе Королевской армии въезжает в Москву по прекрасной дороге, ведущей от предместья Петровско-Разумовское. Этот квартал один из наиболее богатых в городе назначен для квартирования Итальянской армии. Дома, хотя большей частью и деревянным, поражают нас своей величиной и необычайной пышностью. Но все двери и окна закрыты, улицы пусты, везде молчание! - Молчание, нагоняющее страх.

Молча, в порядке, проходим мы по длинным, пустынным улицам:

глухим эхо отдается барабанный бой от стен пустых домов. Мы тщетно стараемся казаться спокойными, тогда как на душе у нас неспокойно:

нам кажется, что должно случиться что-то необыкновенное...

...Мы выходим на красивую и широкую площадь и выстраиваемся в боевом порядке в ожидании новых приказов. Они скоро приходят и мы одновременно узнаем о вступлении Императора в Москву и о пожарах начавшихся со всех сторон".

VI

Во всех учебниках русской истории и во всех историях Отечественной войны 1812 года Императору Александру I ставится в вину, что он не хотел назначить Кутузова главнокомандующим и назначил его только уступая желаниям общества. Назначая Кутузова главнокомандующим Александр I сказал:

"Публика желала назначения его, я назначил его: что касается меня лично, то я умываю руки".

В письме к своей сестре Екатерине, Александр I писал, что он никогда бы не назначил Кутузова главнокомандующим, если бы это не желало общество.

Нежелание Императора Александра I назначить Кутузова главнокомандующим объясняется обычно "прогрессивными" историками, как результат недальновидности Александра I, не умевшего де разглядеть крупный полководческий талант Кутузова. О действительных же причинах нежелания Александра I видеть Кутузова во главе русской армии обычно умалчивается. А какие-то причины были и причины весьма серьезные.

Александр I не имел ни какого основания доверять масонам принимавшим участие в убийстве его отца, в том числе и Кутузову.

В. Ф. Иванов в своей книге "От Петра до наших дней" (Масонство и русская интеллигенция) утверждает, что М. И.

Голенищев-Кутузов "как злостный масон, играл видную роль в убийстве Павла, знал об этом убийстве и помогал убийцам, как лично сам, так и его жена и дочь, которая была фрейлиной при дворе императора Павла и благодаря постоянной и ежедневной близости оказывали большие услуги заговорщикам".

В своем исследовании Михайловский-Данилевский несколько раз обвиняет Александра I в недоброжелательном отношении к Кутузову и подчеркивает, что Александр вообще не любил вспоминать об Отечественной войне.

"Когда соорудив памятник Кутузову в Бунцлау, месте его смерти, Прусский король просил Александра I, чтобы Александр I посетил Бунцлау, когда он будет возвращаться в Россию. Александр I в Бунцлау не заехал".

Возможно, что Александр I подозревал Кутузова в измене, но по политическим соображениям принужден был молчать о ней и еще награждать его. Оставим этот вопрос открытым до появления специальных исследований. Но можно твердо сказать, что холодное отношение к Кутузову и к Отечественной войне не является результатом зависти Александра I к славе Кутузова, как это примитивно объясняет Керсновский в "Истории царской армии". Александр I по наивному мнению Керсновского "питал неприязнь к самой памяти Кутузова. Это странное обстоятельство объясняется "эгоцентрической" натурой Государя, требовавшего считать одного лишь себя центром всеобщего поклонения и завистливо относившегося к чужой славе".

Встретившись с Чичиговым в Вильно Кутузов, по свидетельству Храповицкого, сказал упустившему Наполеона Чичигову:

"Поздравляю Вас, Ваше Высокопревосходительство, с одержанными победами над врагом и вместе с сим благодарю Вас за все Ваши распоряжения". Мне самому показалось, что при сем последнем слове он возвысил голос.

Адмирал не останавливаясь ни мало, голосом твердым и громким отвечал:

"Честь и слава принадлежит Вам одному, Ваше Сиятельство, все, что ни, исполнялось, - исполнялось буквально во всей силе слова повелений Ваших, следовательно, победы и все распоряжения есть Ваше достояние".

"Нельзя изобразить, - пишет Вигель, - общего на него (Чичигова) негодования, все состояния подозревали его в измене, снисходительнейшие кляли его неискусство, и Крылов написал басню о пирожнике, который берется шить сапоги, то есть о моряке, начальствующем над сухопутными войсками".

После Отечественной войны адмирал Чичигов уехал в Англию и жил в ней до смерти. Кутузов всегда старался оправдать Чичигова и, со слов восхвалявшего все действия Кутузова князя А. Б. Голицына, винил в том, что Наполеону удалось бежать то Чаплицу, которого называл "коровой" и "дураком", то Витгенштейна, назначенного Александром после смерти Кутузова главнокомандующим русской армией.

Кутузов же был масон. На этот счет имеются неопровержимые исторические данные.

"Первое посвящение кн. М. И. Голенищева-КутузоваСмоленского в таинства вольнокаменщического ордена совершилось в Регенсбурге (Бавария), в ложе "К трем ключам", - указывает Т.

Соколовская.

"Кн. Кутузов, - по словам ее, - пришел искать в ложе ордена сил для борьбы со страстями и ключа от тайн бытия.

С течением времени он был принят в ложах Франкфурта, Берлина, Петербурга и Москвы и проник в тайны высоких степеней.

При посвящении в 7-ую ступень Шведского масонства он получил орденское имя "Зеленеющий лавр" и девиз: "Победами себя прославит".

"В масонском ордене Кутузов занимал высокое место у кормила ордена и постоянно был опорой вольнокаменщического братства. Не подлежит сомнению, что сила сплоченного масонского братства в свой черед способствовала назначению кн. Кутузова предводителем наших вооруженных сил в борьбе с великим предводителем великой армии".

Чрезвычайно подозрительна масонская панихида устроенная масонами после смерти Кутузова. Подобные панихиды устраиваются только после смерти масонов оказавших большие услуги ордену. Какие то такие услуги Кутузов видимо оказал.

"Посмертная оценка жизнедеятельности князя Кутузова, была произнесена великими витиями масонами в великолепной траурной ложе, совершенной в июле месяце 1813 г. Торжество печального обряда поминовения масоны совершили в залах Петербургского музыкального общества, под председательством И. В. Вебера (Гроссмейстера масонства Шведского обряда) и в присутствии сотни братьев".

Доказать или опровергнуть, что Кутузов, Чичигов н другие русские масоны действовали в интересах масонства, смогут только историки, которые после падения большевизма специально займутся изучением роли русского масонства во время Отечественной войны 1812 года.

XII. СОЗДАНИЕ СВЯЩЕННОГО СОЮЗА И ЕГО ИСТОРИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РОССИИ

Какие важнейшие политические задачи стояли перед Александром I в области внутренней политики после Отечественной войны? Те же самые какие были в момент его вступления на престол. В области политической - возвращение от идей западного абсолютизма

15
{"b":"53409","o":1}