ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

III

Утверждение Герцена, что на великое явление Петра I Россия через сто лет ответила явлением Пушкина - является неверным. Историческая роль Пушкина состояла в том, что он должен был силой своего гения положить конец подражательному европейскому периоду русской культуры, дать снова гармонию русской душе, утерянную ею со времен Никона и Петра, снова сделать ее чисто русской, свободной от механического подражания европейской культуре. Первые годы жизни Пушкина протекли, когда еще жил родоначальник ордена русской интеллигенции Радищев. В последние годы жизни Пушкина на общественную арену выступил Белинский, который окончательно оформил орден русской интеллигенции, как космополитически настроенный слой русских европейцев, принципиально отвергающих возможность построения самобытной русской культуры и отрицающих всякую политическую ценность самодержавия. Эпоха, в которую жил Пушкин, была переломная во всех отношениях: политическом, социальном, культурном. Только что отгремела Великая французская революция. Пушкину было только пятнадцать лет, когда Европа и Россия начали залечивать раны, нанесенные Французской революцией и наполеоновскими войнами. Все еще было в брожении и в движении. Отзвуки революции вспыхивали во всех странах, даже в Англии. Короткая жизнь Пушкина, охватившая собой первую треть XIX века, соответствовала по времени бурному и богатому событиями периоду Русской и мировой истории. Когда Пушкину исполнилось 17 лет, возникает масонский союз Спасения, поставивший себе целью ту же задачу что поставили французские масоны - разрушение монархии в России. Когда Пушкину минуло двадцать шесть лет, масоны-декабристы попытались в декабре 1826 года устроить в России великую всенародную резню по образцу французской революции. Пушкин жил в эпоху, когда победив Наполеона и охранив свою государственную и политическую независимость Россия собирала силы, чтобы снова пойти по своему историческому пути, с которого ее свернул Петр I. Пушкин жил в переломную эпоху, когда две духовных тенденции ратоборствовали друг с другом: тенденция насаждения в России европейской культуры, завершение дела, начатого Петром, и тенденция возвращения к исконно русским политическим и социальным идеям. Первую тенденцию выражал Александр Радищев, первый русский интеллигент, человек полностью находившийся в духовном плену у Запада и его последователи, а вторую - Александр Пушкин, русский образованный человек, в котором широко и всестороння раскрылась русская духовная культура и особенности русского национального духа. Эпоха Пушкина - эпоха великого исторического перевала.. Закончился многовековой период, невероятно тяжелый, требовавший огромного напряжения физических и духовных сил. Собирание территории и племен для созидания одной из самых крупных в истории мира империи был закончен. В результате многовековой упорной борьбы с соседями на западе и востоке, русский народ отстоял свое право на национальную и духовную независимость. Победа над Наполеоном была апогеем этой напряженной, не стихавшей века борьбы. Россия еще только стояла на пороге того, чтобы начать разрубать многочисленные Гордиевы узлы, завязанных ее трагической историей в области духовной, социальной и хозяйственной. В годы жизни Пушкина Россия только приступала к решению этих Гордиевых узлов. В лице Пушкина она снова, как до Петра I, становилась на дорогу, которая вела ее к созиданию самобытной великой русской культуры. После татарщины, великой смуты, после раскола, Пушкин был первым русским человеком, который переборол в своей душе все тяжелое духовное наследие этих эпох. Это был первый русский человек, в душе которого снова господствовала гармония и мера... На Пушкине, проживи он дольше и окажи он на современный ему образованный слой то влияние, которое ему было предназначено, закончила бы свое существование русская интеллигенция начавшаяся Радищевым. Закончился бы период подражания европейской культуре и начался бы Пушкинский период - период цветения самобытной русской культуры, эпоха создания русского национального образованного слоя. И все пропасти, которые возникли в эпоху великой смуты, раскола и совершенной Петром революции, были бы своевременно засыпаны.

IV. ДУХОВНЫЙ ПУТЬ ПУШКИНА

I

У зрелого Пушкина было ясное, трезвое, чисто русское политическое мировоззрение. Своими политическими взглядами, трезвостью своего политического мировоззрения, опирающегося не на идеи европейской философии, а на русские идейные традиции он на много опередил свое время. Достоевский, являющийся тоже выдающимся русским мыслителем, понял это. И назвал Пушкина "великим и непонятым еще предвозвестителем". Пушкин, как политический мыслитель, - эта огромная и чрезвычайно современная тема еще ждет своих исследователей. До настоящей поры все историки русской общественной мысли прошли мимо этой темы, от правильной трактовки которой во многом зависит политическое будущее нашего народа. Пусть многих удивит столь необычное сочетание слов. Пушкин и политический мыслитель! Как это мало вяжется с банальным взглядом на Пушкина, как счастливого баловня своего гения, блестящего поэта, живущего вдохновением, минутой, творческим порывом, человека, чей образ так мало похож на традиционное представление о политическом мыслителе. Но это тем не менее так. Пушкин является одним из наиболее оригинальных и зрелых политических мыслителей своего времени. И если для многих это неожиданное открытие, то надо сказать, что проблема изучения Пушкина не с левых, а с национальных объективных позиций принесет еще не мало неожиданных и любопытных открытий. Как и многие люди Александровской эпохи, прежде чем стать русским национальным мыслителем, Пушкин отдал дань политическим увлечениям своего века, в том числе и масонству. В юности Пушкин, так же как и многие его сверстники переболел обычными умственными болезнями его эпохи - нигилизмом Вольтера и люциферизмом Байрона, брал уроки атеизма у англичанина в Кишиневе, уроки политического радикализма у Чаадаева, был масоном. Воспитание Пушкина было типичным для его времени. "Вообще воспитание его, - сообщает брат Пушкина Лев, - мало заключало в себе русского. Он слышал один французский язык; гувернер его был француз, впрочем человек неглупый и образованный; библиотека его отца состояла из одних французских сочинений. Ребенок проводил бессонные ночи в кабинете отца, пожирая книги одну за другой. Пушкин был одарен памятью неимоверною и на одиннадцатом году уже знал наизусть всю французскую литературу". 1816 году, шестнадцатилетний Пушкин подпадает под политическое влияние Чаадаева. Вызванные этим влияниям политические умонастроения есть сочетание юношеского патриотизма, вызванного Отечественной войной с неопределенными "вольнолюбивыми мечтами". Как на пример политического радикализма юного Пушкина всегда ссылаются на его оду "Вольность" (1819 г.). Нельзя забывать, что оду "Вольность" Пушкин написал, когда ему было только 18 лет, то есть в пору характерную непостоянством взглядов и поступков. Об этой поре сам Пушкин в "Онегине" писал, что он бывал: Порой лукав, порою прям, Порой смирен, порой мятежен.

Горячность, неровность юного Пушкина общеизвестны. Этой горячности Пушкина мы обязаны многими "революционным" и "антипатриотическим произведениям" Пушкина. Зная эту черту характера Пушкина противники правительства, надо думать, не раз сознательно провоцировали Пушкина на резкие выходки против правительства. Использовали его талант в своих политических целях. Пущенная, например, кем то сплетня о том, что Пушкин высечен в Тайной Канцелярии, по признанию самого Пушкина, послужила причиной написания ряда вызывающих стихотворений против правительства. "Я видел себя уничтоженным в глазах общества, - писал Пушкин, - я упал духом, терзался... Ведь мне было тогда всего 20 лет!" "...Я решился высказать в своих речах и сочинениях столько наглости и буйства, чтобы правительство, наконец, вынуждено было отнестись ко мне, как к преступнику: я жаждал Сибири или крепости, как восстановления чести". Именно в эту пору Пушкин написал одну из эпиграмм на Аракчеева. Одобрял Занда, убившего агента русского правительства Коцебу, восторгался убийством герцога Шарля Беррийского, сидя в театре показывал портрет убийцы герцога Пьера Лувеля с надписью "Урок царям". Эти намеренно сочиненные произведения и намеренно вызывающие поступки и выдаются обычно за доказательства революционности Пушкина. Тот, кто внимательно прочтет статьи Пушкина о Радищеве, тот конечно только улыбнется, читая в статьях современных потомков Радищева, что "Пушкин высоко чтил Радищева и его знаменитую оду "Вольность" в которой воспевалось убийство царей, нарушающих интересы народа". Только в ранней юности Пушкин написал оду "Вольность", в которой можно усмотреть подражание Радищевской оде "Вольность"... Но в Пушкинской оде звучат уже настроения совершенно чуждые Радищевским. Уже в ней Пушкин пишет:

3
{"b":"53419","o":1}