ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- словом суетится кругом действительных работников и делателей. Но ни работать с ними, ни увлекать их властною волею боевого вождя он не может".

Но в тех же самых "Лекциях по русской истории" С. Платонова мы находим совершенно противоположную оценку отца Петра I, как государственного деятеля, которая полностью уничтожает оценку приведенную выше. С. Платонов с завидной решительностью опровергают сам себя.

Общий вывод, который делает Платонов в начале раздела "Время царя Алексея" таков:

"При отце Петра I на еще неокрепшую ни политически, ни экономически Русь, события наложили огромное бремя сложных государственных задач, требовавших немедленного ответа." И со всеми этими задачами правительство Тишайшего царя, по словам Платонова, "однако, справлялось": "Государство, на долю которого приходилось столько труда, не падало, а; росло и крепло и в 1676 году (к концу царствования Алексея Михайловича, - Б. Б.): оно стало гораздо крепче как в отношении политического строя, так и в отношении благосостояния".

И все эти похвалы царствованию отца Петра I заканчиваются справедливым выводом, что "только признанием за Московским государством способности к исторической жизни и развитию, можно объяснить общие причины этого явления". Ибо по мнению Платонова:

"Это был здоровый организм, имевший свои исторические традиции и упорно преследовавший сотнями лет свои цели".

А если Московская Русь, по мнению С. Платонова, была здоровым организмом, если Московская Русь росла и крепла и к концу царствования отца Петра I стала гораздо крепче и в политическом и экономическом отношениях, то спрашивается на краю какой бездны стояла тогда Русь? И для чего это было нужно вздергивать этот набиравший с каждым годом силу здоровый государственный организм, на дыбы, да еще уздой железной?

Вопиющие противоречия находятся и в оценках С. Платонова о царе Алексее, как государственном деятеле.

Согласимся с точкой зрения С. Платонова, что маловольный и нерешительный царь Алексей, ни боец, ни реформатор, царь только суетится вокруг действительных работников. Но посмотрим теперь, какие же плоды приносила работа подобранных царем государственных деятелей, по мнению С. Платонова.

"Много критических минут пришлось тогда пережить нашим предкам и, все-таки, бедная силами и средствами Русь успела выйти победительницей из внешней борьбы, успевала кое-как справляться и с домашними затруднениями. Правительство Алексея Михайловича стояло на известной высоте во всем том, что ему приходилось делать: являлись способные люди, отыскивались средства, неудачи не отнимали энергии у деятелей; если не удавалось одно средство, - для достижения цели искали новых путей".

Таким образом, по оценке самого С. Платонова "правительство Алексея Михайловича стояло на известной высоте во всем, что ему приходилось делать". Можно ли дать лучшую оценку какому-нибудь правительству, на долю которого выпало "много критических минут", из которых оно тем не менее вышло победителем.

Самое же любопытное, что после этой высокой оценки качества правительства, созданного царем Алексеем, С. Платонов дает следующую характеристику роли, которую играет царь Алексей в правительственной деятельности:

"Шла, словом, горячая, напряженная деятельность, и за всеми деятелями эпохи, во всех сферах государственной жизни видна нам добродушная и живая личность царя Алексея. Чувствуется, что ни одно дело не проходит мимо него: он знает ход войны; он желает руководить работой дипломатии; он в думу боярскую несет ряд вопросов и указаний по внутренним делам; он следит за церковной реформой; он в деле Патриарха Никона принимает деятельное участие. Он везде, постоянно с разумением дела, постоянно добродушный, искренний и ласковый".

Эта характеристика, по которой царь Алексей является душой и возглавителем всей "горячей и напряженной деятельности" в корне противоречит той характеристике С. Платонова, согласно которой он только суетится "кругом действительных работников".

Но, сделав характеристику, приведенную выше, С. Платонов снова старается умалить организаторскую роль царя Алексея, обвиняя его в том, что "нигде он не сделает ни одного решительного движения, ни одного резкого шага вперед. На всякий вопрос он откликнется с полным его пониманием, не устранится от его разрешения; но от него совершенно нельзя ждать той страстной энергии, какою отмечена, деятельность его гениального сына, той смелой инициативы, какой отличался Петр".

Спрашивается, почему это "резкие движения и резкие шаги" в государственной деятельности должны считаться какой-то доблестью, а не недостатками сильно вредящими деятельности государства.

Если историк С. Платонов прав и царь Алексей, не сделав ни одного резкого шага, ни одного резкого движения на всякий вопрос откликался с полным его пониманием, не устранялся от его разрешения, если ни одно дело государственного значения "не проходило мимо царя", если он везде и всюду "действовал с разумением дела". Если он "знает ход войны", желает руководить работой дипломатии, а "в думу боярскую он несет ряд вопросов и указаний", если за "всеми деятелями эпохи, во всех сферах государственной жизни видна нам добродушная и живая личность царя Алексея", то мы должны сказать, что он был на высоте своей высокой должности и что он был идеальным царем, до которого далеко было его неуравновешенному сыну.

Вывод, к которому мы приходим ознакомившись с приведенными выше оценками деятельности правительства царя Алексея - следующий:

Царь Алексей оставил очень добротные традиции правительственной деятельности.

IX

"Отец Петра, Алексей Михайлович, - пишет почитатель Петра I Н. Добролюбов, в своей обширной рецензии на "Историю Царствования Петра Великого" Н. Устьянова, - отличался добротою души и любовью ко благу своих подданных". За этой верной оценкой следует обычная лживая выдумка западников. "...Но он не имел столько энергии, чтобы совершенно избавиться от влияния других людей, которые окружили его и обращали во зло его благие намерения".

Познакомимся же с нравственным обликом людей, окруживших отца Петра I. Что это были за "дурные люди" ?

Эпоха, в которую правил царь Алексей, по свидетельству С.

Платонова, поставила перед ним ряд чрезвычайно жгучих проблем и "требовало чрезвычайных усилий правительственной власти". Как же царь Алексей организовал работу правительственного аппарата? Каких людей подобрал вокруг себя царь Алексей и как работали подобранные им государственные деятели?

Какие люди окружали отца Петра мы можем увидеть из следующей характеристики друга царя Артамона Сергеевича Матвеева и дипломата Афанасия Лаврентьевича Ордин-Нащокина, которую дает им С. Платонов в своих лекциях по русской истории.

"...Из названных нами практических деятелей, - указывает С.

Платонов, - поборников образования, первое место принадлежит Афанасию Лаврентьевичу Ордин-Нащокину (о нем ст. Иконникова в "Русск.

Старине" за 1883 г. Х и XI). Это был чрезвычайно даровитый человек, дельный дипломат и администратор. Его светлый государственный ум соединялся с редким в его время образованием: он знал латинский, немецкий и польский языки и был очень начитан. Его дипломатическая служба дала; ему возможность и практически познакомиться с иностранной культурой, и он являлся в Москве очень определенным западником; таким его рисуют сами иностранцы (Мейерберг, Коллинс), дающие о нем хорошие отзывы. Но западная культура не ослепила Нащокина он глядел далее подражания внешности, даже вооружался против тех, кто перенимал одну внешность".

По какому пути пошло бы усвоение западной культуры без реформ Петра, показывает жизнь Афанасия Ордин-Нащокина, начальника Посольского Приказа. Ордин-Нащокин был прекрасно, по европейски образован. Ордин-Нащокин хотел, чтобы на Руси многое делалось "с примера сторонних чужих земель".

По его мнению надо было переделывать на западный лад многое, но далеко не все. В жизни Ордин-Нащокин придерживался старых обычаев.

8
{"b":"53423","o":1}