ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

XXXII

Вместе с Павлом I умерла и идея создания в России духовнополитического Ордена, который возглавил бы духовно-политическую борьбу с масонами, вольтерьянцами, со всеми врагами Православия и Самодержавия. Орден Мальтийских Рыцарей, с разрешения Павла I, после захвата Мальты Наполеоном, а затем англичанами, обосновавшийся в России, после убийства Павла I масонами постепенно захирел. Из важного и нужного замысла Павла I ничего не вышло. А нужда в создании религиозно-политической организации которая объединяла бы всех кто стремился бы положить в основу исторического развития России чисто русские политические традиции была велика. Только организация, ведущая непрерывную борьбу за возрождение самобытных русских традиций, то есть за возрождение идей Третьего Рима - могла создать почву для возникновения вновь настоящего национально-консервативного слоя. Но такой организации, после того, как в силу разнообразных причин. Орден Мальтийских Рыцарей не выполнил возлагавшихся на него Павлом надежд, создано не было ни Александром I, ни Николаем I. Запрещение масонства Николаем I значительно оздоровляло духовную атмосферу в России, но не означало конца идейной борьбы. На запрещение масонства европеизировавшиеся окончательно слои дворянства ответили созданием Ордена Русской Интеллигенции. А Ордену Русской Интеллигенции не было противопоставлено никакой политической национально-консервативной организации. В результате царская власть, имела опору только в лице бюрократии, которой она тоже не могла, как мы это увидим дальше, всецело доверять. В силу указанных выше причин, ни в царствование Николая I, ни в следующие царствования, не было настоящего национально-консервативного лагеря. Были только отдельные консерваторы, более или менее приближавшиеся к подлинному национальному мировоззрению и, в большей или меньшей степени, понимавшие какие проблемы необходимо разрешить, чтобы вернуться на национальный путь развития. И таких было мало. В сложнейшей политической обстановке, возникнувшей после петровской революции, не всякий кто стоял за "старину", мог считаться представителем национально-консервативного лагеря. Возникал вопрос "за какую старину он ратует? За русскую старину? или за "старину петровскую?". Европейские новшества, насильно навязанные России Петром, давно уже для многих стали "русской стариной". И тот, кто охранял возникнувшие после Петра I не русские традиции мог искренне причислять себя к стану бойцов национально-консервативного лагеря. Но это были лжеконсерваторы охранявшие не русские традиции, а состарившиеся европейские принципы вколоченные Петровской дубинкой в русскую жизнь. В консервативные догматы были зачислены догматы полученные в наследство после Петровской революции, цель которой была - уничтожение самобытных идейных основ русской культуры. Мы знаем какого низкого мнения был Александр I о русском высшем обществе, развращенном политически и нравственно. Не лучше, а еще хуже стало это общество в царствование самого Александра (см. Башилов. Александр I и его время.) в результате дальнейшего развития масонства, европейского мистицизма, усвоения европейской философии. А вот как расценивает Пушкин высшее общество Николаевской эпохи. В 1832 году Пушкин упрекал князя П. Вяземского, одного из далеко не худших людей Николаевской эпохи, в том, что он принадлежит к все растущему слою людей не любящих Россию и "стоящих в оппозиции не к правительству, а к России". В данном случае, Пушкин первый из современников подметил самую характерную черту зарождавшейся в сороковые годы интеллигенции. Прошло три года после того, как Пушкин отметил что характерной чертой членов формировавшегося Ордена Русской Интеллигенции является оппозиция не к русскому правительству, а к самой России, как жизнь дала яркое подтверждение правильности жуткого диагноза Пушкина. В 1835 году добровольно покинул Россию доцент Московского университета Печорин. Принадлежавший к страшной категории русских идеалистов, Печорин написал заграницей следующее стихотворение: Как сладостно отчизну ненавидеть, И жадно ждать ее уничтоженья, И в разрушении отчизны видеть Всемирного денницы пробужденья. Печориным начинается та страшная плеяда русских европейцев, которые во имя будущей, построенной по их политическим рецептам России, учили ненавидеть существующую Россию и русских иностранцев. Знаменитое письмо Пушкина Чаадаеву кончается следующей оценкой образованного русского общества: "Надо было сказать, - и у вас это сказано, - что наше нынешнее общество настолько же презренно, как и глупо, что у него нет собственного мнения, что оно равнодушно к долгу, к справедливости, к правде, ко всему, что не есть простая потребность, что в нем циническое презрение к мыслям, к человеческому достоинству". Какими выдающимися личными качествами ни обладал бы царь трудно в короткое время было достичь положительных результатов, черпая себе помощников из подобного общества. А ведь это общество не только не желало помогать Николаю I, но в лице членов возникнувшего Ордена Русской Интеллигенции всячески старалось помешать ему. При чем на путь борьбы члены Ордена встали совсем не потому, что увидели невозможность содействовать прогрессу России мирным путем. С самого начала возникновения Орден решил пойти не за Николаем I, а за масонскими заговорщиками, Утверждение членов Ордена, что основоположники его вступили на путь революционной борьбы только после того как убедились что Николай I не хочет идти по пути прогресса - лживое утверждение. Каких идейных уступок ни сделал бы Николай I Герцену, Белинскому или Бакунину - они никогда бы не стали на путь сотрудничества с ним. Все они, как позже все члены Ордена, всегда находились в оппозиции не к правительству, а к... России. Орден Русской Интеллигенции, так же как и русские масоны, был не обычной политической оппозицией, а идейным союзом непримиримых врагов национального русского государства, Православной Церкви и русской культуры. Им были нужны не прогрессивные реформы, а уничтожение русского национального государства и постройка на его развалинах атеистической республики по масонским рецептам.

XXXIII

До Николая I монархическое миросозерцание гасло не только у представителей европеизировавшегося общества, но и у самих носителей монархической власти. Начиная с Николая I распад монархического миросозерцания у царей прекращается, но у высших кругов дворянства монархическое миросозерцание продолжает все гаснуть и гаснуть. После петровской революции народ перестал быть активной политической силой, активным действующим элементом русской истории: стал только пассивным элементом ее. За то, намного выросла политическая роль дворянства, превратившегося из служилого класса в господствующий класс. Политическая история России, начиная с Петра I вплоть до восшествия на престол Николая I, есть главным образом история дворянства и история того, как заимствованные европейские политические идеи отражались на политическом развитии послепетровской России. Почитатель Петра I Г. Федотов в книге "И есть и будет" (Размышления о России и революции), принужден все же отметить, что после петровской революции широкие массы народа, перестали понимать Россию: "Что касается государственного смысла Империи, то он едва ли доходил до народного сознания. Россия с Петра перестала быть понятной русскому народу. Он не представлял себе ни ее границ, ни ее задач, ни ее внешних врагов, которые были ясны и конкретны для него в московском царстве. Выветривание государственного сознания продолжалось беспрерывно за два века Империи." После петровской революции, из всех слоев русского общества, одно только дворянство было носителем государственного сознания. После Петра I носители высшей власти имели политическую опору исключительно в государственном инстинкте и государственном сознании дворянства, с каждым царствованием все более и более европеизировавшегося. Все остальные слои народа были оттеснены от управления государством и постепенно совершенно перестали интересоваться его судьбой. После подавления восстания декабристов перестает интересоваться судьбой России и дворянство. Образованное общество не ограничивается только равнодушием, а, наоборот, постоянно оказывает сопротивление преобразовательным замыслам Николая I. На смену масонам и декабристам приходят новые идейные противники самодержавия, православия и вообще русской культуры. Николая I ненавидели родственники, свойственники и политические единомышленники декабристов. Многие из дворян видели в нем узурпатора политических прав дворянства и никак не могли простить ему, что он сумел вырваться из политической опеки дворянства и стал править не считаясь с сословными интересами дворянства. Князь Д. Д. Оболенский, - потомок декабриста, выросший в либеральной дворянской среде пишет в своих "Заметках о прошлом", что "В этой среде привычны были осуждения действий правительства и, прежде всего поступков Императора Николая Павловича. Родной внук декабриста, я рос в семье, по традиции предубежденной против Императора. И только на возрасте, переехав в Петербург, я разобрался в исторической правде и изменил свои отрицательные взгляды на Императора Николая I". (Кн. Д. Д. Оболенский. Заметки о прошлом. Двуглавый Орел. № 15. Париж) Все большее число дворян стремится покинуть военную и государственную службу и засесть в родовых усадьбах. "Дворянин остается государем над своими рабами, перестав нести на своих плечах - тяжесть Империи. Начинается процесс обезгосударствления, "дезэтизации" дворянства, по своим роковым последствиям для государства аналогичный процессу секуляризации культуры для Церкви". "...Конечно, дворянство еще служит, еще воюет, но из чтения Пушкина, как и Вигеля, выносишь впечатление, что оно больше всего наслаждается жизнью. Эта утонченная праздная среда оказалась великолепным питомником для экзотических плодов культуры. Но самая их экзотичность внушает тревогу. Именно отрыв части дворянства - как наиболее культурной - от государственного дела усиливает заложенную в духе Петровской реформы (не реформы, а революции. - Б. Б.) беспочвенность его культуры" "Дворянство начинает становиться поставщиком лишних людей... Лишь небольшая часть их поглощается впоследствии революционным движением. Основной слой оседает в усадьбах, определяя своим упадочным бытом упадочные настроения русского 19-го века." ...Бытописатели дворянской России - Григорович, Тургенев, Гончаров, Писемский - оставили нам недвусмысленную картину вырождавшегося быта. Она скрашивается еще не изжитой жизнерадостностью, буйством физических сил. Охота, любовь, лукулловские пиры и неистощимые выдумки на развлечения - заслоняют иппократово лицо недуга. Но что за этим? Дворянин, который, дослужившись до первого, корнетского чина, выходит в отставку, чтобы гоняться за зайцами и дурить всю жизнь, становится типичным явлением. Если бы он, по крайней мере, переменил службу на хозяйство. Но хозяйство всегда было слабым местом русского дворянства. Хозяйство, т.е. неумелые затеи, окончательно разоряют помещика, который может существовать лишь за счет дарового труда рабов. Исключения были. Но все экономическое развитие XIX века - быстрая ликвидация дворянского землевладения после освобождения, - говорит о малой жизненности помещичьего хозяйства. Дворянин, переставший быть политической силой, не делается и силой хозяйственной. Он до конца, до дней революции, не перестает давать русской культуре людей, имена которых служат ее украшением. Но он же отравляет эту культуру своим смертельным недугом, имя которому "атония". Самое поразительное, что эта "атония" принимается многими за выражение русского духа. Обломов - за национального героя. Наши классики - бытописатели дворянства - искали положительных, сильных героев среди иностранцев, не находя их вокруг себя. Только Мельников и Лесков запечатлели подлинно русские и героические образы, найдя их в нетронутых дворянской культурой слоях народа. Лесков - этот кроткий и склонный к идиллии писатель - становится жестоким, когда подходит к дворянскому быту. Самый могучий отпрыск дворянского ствола в русской литературе, Толстой, произнес самый беспощадный суд над породившей его культурой и подрубил под корень вековое дерево" (Г. Федотов. "И есть и будет". Стр. 17-18.) И чем дальше разрастается отчуждение между царской властью и дворянством, тем все более и более тухнет у дворянства патриотическое сознание. Дворянство все менее и менее интересуется политической судьбой России. Каково внутреннее и внешнее политическое положение России, в тот или иной момент, может ли правительство учитывая это положение провести те или иные реформы - это мало интересует образованное общество. Правительство осуждают не считаясь с реальной политической обстановкой внутри России и за ее рубежами. Тревога за политические судьбы России становится все более и более делом только царей и узких правящих кругов. Самоустранение, значительной части, дворянства от участия в строительстве Империи неизбежно должно привести к усилению бюрократии. "До тех пор чрезмерный рост и вредное значение бюрократического управления было несколько ослаблено влиянием дворянства, которое находилось в тесной и непосредственной связи с верховной властью. Но дворянство потеряло возможность (точнее - отказалось пользоваться этой возможностью. - Б. Б.) исполнять прежнюю роль связи между верховной властью и нацией. А на месте этой связи ничего не было создано. С упразднением социально-исторической роли дворянства, около верховной власти остались только ее бюрократические служебные органы. Это было роковое обстоятельство, которое разъединило Царя и народ в тот момент, когда их единение было наиболее необходимо" (Л. Тихомиров. Монархическая Государственность III, стр. 225).

17
{"b":"53424","o":1}