ЛитМир - Электронная Библиотека

Король сиамский был гораздо счастливее своего соседа: у него всегда имелось штук шесть белых слонов, охранявших царство от той катастрофы, которая грозила теперь Бирме.

Император бирманский, когда его слон (бооль) впервые захворал, отправил к своему сиамскому брату посольство с просьбой уступить одного из белых слонов, причем ассигновал на это огромную сумму денег. Сиамский король отказал наотрез, несмотря на все настойчивые просьбы. Но посол отнюдь не смутился. Он написал своему государю, что дело устроено, и с абсолютной бессовестностью и беззастенчивостью, свойственной всем азиатским чиновникам, отправился в увеселительную поездку по английской Индии и около полугода жил роскошно, как набобnote 37. Истратив последнюю рупиюnote 38, он вернулся в Мандалай в трауре, выражая полное отчаяние.

— Где мой бооль? — вскричал пораженный монарх.

— Прикажи отрубить мне голову! — жалобно простонал министр, опустив лоб на ступеньку трона.

— На что мне твоя голова! Мне нужен слон.

— Увы! Коварные англичане из страха и мести отравили Государя-Слона. Их власть над Индией должна была прекратиться, как только Схем-Мхенг вступил бы на твою землю.

— Проклятые англичане! — вышел из себя император.

— Проклятые англичане! — отозвался эхом весь двор, в том числе и вернувшийся посол, никак не рассчитывавший отделаться так дешево.

А слон продолжал хворать, приводя в отчаяние его величество, который не мог нигде разыскать себе нового Будду.

Разные проходимцы спекулировали на монаршей доверчивости, использовали предрассудки и порядком потрясли государственную казну.

В двух или трех отдельных округах были «найдены» белые бооли в тековых лесах, в местах, недоступных для человека.

Император снаряжал экспедиции, обошедшиеся очень дорого, и поручал их весьма подозрительным личностям, но поиски слонов не давали никакого результата, кроме обогащения мошенников.

Самодержец впал в уныние и прострациюnote 39. Опасались даже за его здоровье.

Тут один бедный нунги, или монах, явился к императору и доложил, что ему известно местопребывание подлинного белого бооля и он берется проводить туда ловцов-охотников. Как не верить монаху! И в душе властелина вновь возродилась надежда. Тут же решили снарядить экспедицию.

К несчастью, посольство к сиамскому королю и выдача крупных авансов обманщикам почти совсем истощили казну. Но тут выручил опять же монах. Он дал гениальный совет: часть расходов на поиски нового Схем-Мхенга отнести за счет Схем-Мхенга нынешнего.

Совет был принят. К слону явилась торжественная делегация с грамотой от правителя, написанной на пальмовом листе. Его величество настоятельно просил Белого Слона не гневаться за то, что часть его доходов пойдет для отыскания ему преемника, и заверил, что расходы будут возмещены в ближайшем будущем.

Разумеется, Государь-Слон не возражал, и экспедицию тут же снарядили.

Нунги объяснил, что Белый Слон часто встречается на небольшой территории близ реки Киендвен. Монах не сомневался в успехе предприятия и брался навести охотников на верный след.

Выстроили огромный плот с дощатым полом и навесом из желтого шелка на столбах, украшенных богатой резьбой. Он предназначался для будущего Будды, и тянуть его должны были лодки сперва по Иравади, а потом по ее притоку Киендвену до места, где, по словам бонзы, обитал белый бооль.

Шесть других плотов, гораздо менее комфортабельных, предназначались для дюжины обыкновенных слонов, необходимых для поимки белого. Эти плоты также предполагалось буксировать парусными или гребными лодками. Животных сопровождали вожатые-погонщики, которые одни только и умеют управлять ими. На буксирных судах разместились многочисленные загонщики, дрессированные лошади, опытные наездники. Им предстояло везти съестные припасы.

Путь по реке был короче и проще, чем по суше, и участники экспедиции должны были сохранить бодрость. Утомиться могли только гребцы, и то лишь в случае безветрия или встречного ветра. Некоторым из них предстояло, возможно, и умереть, но это никого не заботило. Благополучие и безопасность государства и императора требовали жертв.

В момент отплытия флотилии ветер оказался довольно слабым, но гребцы усердно, не жалея себя, налегли на весла, и лодки, скользя по воде, быстро скрылись вдали при неистовых криках собравшегося народа. Матросы старались изо всех сил. Благодаря ветру и течению в один день флотилия проплыла все сто километров, отделяющих Мандалай от места слияния Иравади с притоком.

По Киендвену плавание предстояло более трудное — требовалось идти против течения около пятидесяти километров. Борясь с ним, гребцы прилагали нечеловеческие усилия и в конце концов справились со своей задачей. Они показали себя молодцами, так что нунги с полнейшим основанием пообещал в награду все блага загробной жизни.

Экспедиция остановилась у селения Амджен под двадцать второй северной параллелью. Дальнейший путь пролегал по суше.

ГЛАВА 11

Ловля диких слонов. — Самки-предательницы. — Экспедиция отправляется в путь. — Гауда. — Белый слон. — Ошибка министра. — Смерть белого слона.

Для ловли диких слонов бирманцы применяют те же способы, что и индусы.

Способы эти настолько разумны, что практичные англичане переняли их для поимки вьючных слонов, используемых в англоиндийской армии.

В Бирме каждый дикий слон составляет собственность императора, имеющего право единоличного распоряжения им — после того, как животное поймают, конечно. Образовано целое министерство слонов с округами и участками, в которых живут специально назначенные чиновники с солидным штатом служащих. Содержание их осуществляется из средств казны. В штат входят отобранные люди, пользующиеся почетом и многочисленными привилегиями. Но обязанности их действительно очень сложны и трудны. Они не только ловят четвероногих монстров, но и укрощают их, дрессируют и разводят. Лучшие разведчики и дрессировщики получают вполне заслуженные большие награды.

Существует два способа ловли тропических исполинов. Первый — когда диких слонов преследуют при помощи их же ручных сородичей, что очень опасно и нередко приводит к трагедиям.

Допустим, разведчики выследили стадо. Охотники верхом на специальных слонах окружили диких и начали атаковать самого сильного и красивого самца. Они преследуют его без устали и пощады, стараясь набросить на шею аркан, привязанный другим концом к сбруе верховного животного. Если вожатому удается заарканить жертву, он трубит сигнал и созывает на помощь товарищей. Пойманного окружают и стараются задержать, остановить, а то и повалить. Все это делается при помощи тех же самых выдрессированных слонов, обнаруживающих какую-то странную, непонятную злобу к своим диким вольным сородичам. Поэтому и надзор за пойманными животными поручается обычно их прирученным собратьям.

В отчаянной борьбе преследуемый слон не жалеет нападающих родственников и наносит им тяжкие удары. При этом достается и слоновожатым. Случается, что обезумевший от ран дикий гигант бросается бежать, не обращая внимания на преграды, наталкивается в ослеплении на деревья и сваливается в какой-нибудь овраг, увлекая за собой и одомашненного родича с погонщиком. Обычно все трое гибнут.

Во время такой охоты строго запрещается стрелять, за исключением случаев, когда зверь может ускользнуть или нанести человеку смертельное увечье.

Гауду, или беседку в виде большого ящика, прикрепленную ремнями к слоновьей спине, некоторые охотники заменяют открытым седлом, особенно если промышляют в местности неровной, холмистой или в джунглях. Но это довольно опасная замена, потому что слоны во время охоты приходят в азарт и забывают, что верхом на них сидят люди — всадника так трясет, что он может выпасть и разбиться.

вернуться

Note37

Набоб — титул правителей индийских провинций, отколовшихся от империи Великих Моголов.

вернуться

Note38

Рупия — денежная единица Индии, Индонезии, Пакистана, некоторых других стран.

вернуться

Note39

Прострация — состояние полной физической расслабленности, наступающее после тяжелой болезни, сильного переутомления, нервного потрясения, голодания и т.п.

15
{"b":"5346","o":1}