ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вечный. Черный легион
Изнанка
Маскарад реальностей
Убивая Еву
Искусственный интеллект и будущее человечества
Князь Холод
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Моана. Легенда океана
Перед рассветом
A
A

Баскаков В

Г И Чулков - писатель, ученый, революционер

В. Баскаков

Г. И. Чулков - писатель, ученый, революционер

Литературная история России первых десятилетий XX века до сих пор изучена далеко не полностью, и не все ее явления, в том числе и выдающиеся, современному читателю достаточно известны: многие события и факты этой истории затерялись, забылись, по разным причинам на долгое время исчезая из поля зрения читателей и вновь возникая годы и даже десятилетия спустя, а некоторые имена и произведения возвращаются из забытья только сегодня.

К числу несправедливо забытых и почти вычеркнутых из литературной истории принадлежат многие писатели предреволюционной России, писатели-эмигранты, наконец, писатели, пострадавшие или отстраненные от литературной деятельности в период сталинизма. Среди таких давно забытых писателей оказался и Георгий Иванович Чулков, в предреволюционные годы известный поэт и прозаик, литературный и театральный критик, а после революции - литературовед и историк, издатель русского классического наследия, мемуарист.

С первых лет столетия до своей смерти в 1939 году Чулков был активнейшим участником литературной жизни не только как писатель, выступавший в разных жанрах, но и как искусный и тонко чувствующий дыхание времени организатор этой жизни. "У Чулкова было какое-то, - пишет Г. Д. Хохлов, - поэтическое чутье, которое помогало ему улавливать творческое дыхание современности..." Однако оригинальность и обаяние Чулкова как одного из примечательных литературных деятелей своей эпохи было не просто в его поэтическом чутье, но и в широте, а порою и необычности его творческих интересов, в основательности знаний, в умении всегда быть в самой гуще событий общественной, культурной и литературной жизни страны.

Обширность и многообразие давно не переиздававшегося литературного наследия Чулкова, отсутствие и несобранность биографических сведений до сих пор не дают возможности составить исчерпывающее представление о роли и месте писателя в культурной, литературной и общественно-политической жизни страны от начала века до лет, непосредственно предшествовавших Великой Отечественной войне. Однако, предваряя разговор о Чулкове как авторе возвращаемых читателю психологических очерков "Императоры", необходимо хотя бы несколько слов сказать о его жизни, литературной и революционной деятельности.

Георгий Иванович Чулков родился в Москве в 1879 году в дворянской семье, не чуждой литературных интересов. Достаточно сказать, что он был племянником двух популярных в то время драматургов В. А. Александрова и И. В. Шпажиннского, в имениях и салонах которых завязались его первые литературные и особенно театральные знакомства (К. С. Станиславский, В. Э. Мейерхольд, М. Л. Роксанова, М. Н. Ермолова и др.). Здесь же состоялись его первые выступления в любительских спектаклях в качестве драматурга, а порою и актера.

Социально-философские и художественно-эстетические воззрения будущего писателя формировались в напряженной атмосфере кануна первой русской революции. "Два демона были моими спутниками отроческих лет - демон поэзии и демон революции", - вспоминал он позднее. Они во многом и предопределили его будущее. В 1898 году, после окончания Московской классической гимназии, Чулков стал студентом медицинского факультета Московского университета, но медиком или биологом ему стать было не суждено. "...И в естествознании, и в философии я остался дилетантом. Литература влекла к себе неудержимо", писал он в автобиографии. В 1902 году за организацию политической демонстрации в защиту рабочих Чулков был арестован и сослан в улус Амга Якутской области (три тысячи верст от железной дороги), где за несколько лет до него коротал свои ссыльные дни В. Г. Короленко. Ссылка дала Чулкову жизненный опыт и материал для многих его произведений, закалила духовно и физически, научила упорству и настойчивости в достижении поставленных целей: в последующей литературной деятельности, полной борьбы, оживленных полемик и редакционно-издательских хлопот, эти качества оказались весьма полезными и обусловили успех многих его начинаний.

В автобиографии, хранящейся в Пушкинском доме, в собрании С. А. Вонгерова, Чулков сообщает: "Писать начал с тринадцати лет". Первым печатным выступлением будущего писателя стал рассказ "На тот берег", появившийся в московской газете "Курьер" в 1899 году. Профессиональным же литератором он стал позже, уже после возвращения из сибирской ссылки, когда получил разрешение проживать в Нижнем Новгороде. Постоянный, увлеченный и деятельный сотрудник газеты "Нижегородский листок", Чулков накануне первой русской революции печатает на ее страницах стихи, небольшие рассказы и серьезные литературно-критические и публицистические статьи, а пишет он в это время много, беспрестанно расширяя проблематику своих произведений, пробуя силы то в поэзии, то в прозе, то в критике или публицистике, уверенно и настойчиво завоевывая известность в литературных кругах.

Знаменательным в творческом развитии Чулкова как писателя и мыслителя стал 1905 год, отмеченный в его жизни двумя важными событиями: во-первых, он получил разрешение проживать в столицах и переехал в Петербург; во-вторых, тогда же судьба свела его с Д. С. Мережковским и 3. Н. Гиппиус, поручившими ему секретарские обязанности в издаваемом ими журнале "Новый путь". К этому времени Чулков уже заслужил репутацию многостороннего и широко образованного человека, не чуждого революционных и поэтических увлечений: как поэт и прозаик он по своим взглядам и творческим принципам принадлежал к группе "младших" символистов, вдохновителем и выдающимся представителем которых был Александр Блок. Между ними установились теплые, дружеские отношения, особенно оживленные в 1907 - 1908 годах: Блоку Чулков посвятил стихотворение "Да, мы убоги, нищи, жалки...". Впрочем, к художественному творчеству Чулкова А. Блок относился достаточно сдержанно и большого значения ему не придавал, но и не считал возможным выступать с критическими приговорами в адрес произведений писателя, ему близкого и им уважаемого.

1
{"b":"53460","o":1}