ЛитМир - Электронная Библиотека

— Заметьте, я обращаюсь с вами как с джентльменами и прошу вести себя пристойно! Иначе мне придется вызвать из вестибюля четырех полицейских, чтобы они привели закон в исполнение.

— Go!

Эта команда послужила сигналом. Одним прыжком Жан Рено вскочил на стол и без лишних слов нанес страшный удар ногой редактору прямо в лицо. С разбитыми очками, сплющенным носом и сломанной челюстью тот рухнул, не успев даже вскрикнуть. В ту же секунду Дикки заметил на столе плошку, наполненную песком. С потрясающим хладнокровием он схватил ее и запустил в лицо мистеру Морису Элджеpнону Пенивосу. Шериф принялся тереть глаза и собрался было позвать на помощь, но едкая пыль забила ему рот, вызвав приступ душераздирающего кашля.

Маленький спектакль длился не более пяти секунд. Несмотря на быстроту происшествия и природную заторможенность сопровождавшего шерифа полицейского, последнему все же хватило времени, чтобы позвать на помощь. Сильнейшим ударом кулака в челюсть Дикки заткнул ему рот. Вряд ли когда-нибудь ранее наносили такой удар по физиономии какого-либо янки! Затем, как бы поясняя, репортер бросил:

— Put it in your pipe and smoke![68]

Полицейский покачнулся, пошатываясь двинулся вперед, но Дикки ловко дал ему подножку, и парень упал.

— Браво, Дикки! — восторженно воскликнул Жан Рено.

Однако крик полицейского все же был услышан. Снаружи послышались тяжелые шаги. Они стремительно приближались. Репортер быстро закрыл дверь на засов и накинул еще сверху цепочку.

— Стол! — крикнул он Жану Рено.

— Правильно! Нужно построить баррикаду!

Друзья принялись опрокидывать мебель и подтаскивать ее к двери. Когда полицейские подбежали к кабинету редактора, за дверью выросла довольно мощная преграда.

— В нашем распоряжении не больше двух минут, — сказал Дикки Жану Рено. — Мы славно поработали! Оставим джентльменов приходить в себя, а сами удираем. Следуйте за мной!

С этими словами репортер побежал к лестнице, ведущей на террасу. На ходу он поинтересовался:

— Пистолет проводника все еще у вас?

— Да! — ответил Жан Рено.

— Отдайте его мне!

Взлетев, как вихрь, на платформу, где размещались ангары с аэростатами, друзья увидели, что охрана воздушных кораблей состоит только из одного человека. Дикки подошел к охраннику, приставил к его груди пистолет и скомандовал:

— Руки вверх и ни слова! Иначе я вас убью! А сейчас убирайтесь отсюда! Живее! У нас нет времени!

Напуганный сторож, дрожащий и бледный, покорно подчинился. На ватных ногах он проскользнул на лестницу и облегченно вздохнул, когда за его спиной опустилась панель, закрывавшая вход на террасу.

— Теперь быстро в дирижабль! — крикнул репортер. — Для осуществления нашего плана нельзя терять ни секунды!

Друзья бросились к ангарам.

— Номер три! Мой старичок! — радостно воскликнул Дикки.

— И он наверняка готов к отправлению, — добавил Жан.

— Как всегда! Полезайте внутрь!

Пока репортер открывал люк, снизу донеслись яростные удары.

— Господа из полиции пытаются вломиться в кабинет редактора, — холодно сказал Жан Рено.

— Ничего, чтобы подняться в аэростат, нам хватит и тридцати секунд!

Как только друзья оказались в гондоле, Дикки четкими, уверенными движениями наскоро проверил приборы.

Между тем удары, доносившиеся снизу вперемежку с жуткими ругательствами, усилились. Внезапно раздался грохот.

— Баррикада пала! — воскликнул Жан Рено. Репортер схватился за рукоятку рычага и описал им четверть круга. Дирижабль дернулся, задрожал, и его бортовые винты начали вращаться, жужжа, словно улей. В этот момент друзья услышали, как поднимается лифт. Через несколько мгновений панель лифта медленно поползла вверх, выпуская на террасу полицейских.

— Остановитесь! Негодяи! Воры! Остановитесь, или мы откроем огонь! — кричали они, размахивая пистолетами.

В ответ на угрозы и оскорбления раздался лишь взрыв смеха. Дирижабль уже оторвался от земли, когда из гондолы донесся насмешливый голос:

— Прощайте, господа! Желаем удачи!

Подобно метеору, аэростат за считанные секунды взмыл вверх и одним гигантским прыжком оказался в ста метрах от террасы. Увидев, что преступникам удалось скрыться, полицейские в бессильной злобе разрядили пистолеты в воздух. Но ярость блюстителей порядка для беглецов была просто смешна, поскольку дирижабль под номером три давно находился вне досягаемости для выстрелов.

Находясь в полной безопасности на борту удалявшегося с огромной скоростью аэростата, Жан Рено весело воскликнул:

— Дикки, вы были великолепны! Славное имя Короля Репортеров принадлежит вам по праву!

— Не испытывайте мою скромность! Ах, дорогой Джонни, вы мне грубо льстите!

— Я всего лишь плачу справедливую дань восхищению и дружбе.

— Спасибо! А теперь поговорим на серьезную тему.

— То, что я сейчас сказал, очень серьезно.

— Тогда поговорим о другом.

— Хорошо! Куда мы летим?

— Не знаю. Главное — как можно дальше отсюда.

— Правильно! Дальше на многие-многие километры.

— Затем мы выработаем план действий.

— Сначала нужно подвести итоги и осмыслить ситуацию.

— Yes! Это будет несложно. Нас пытались арестовать, обвинив в воровстве. Сбежав от полицейских, мы фактически поставили себя вне закона. За нами гонятся три группы преследователей: сыщики Мясного Короля, ищейки его врагов и представители правительства, полицейские. Но нельзя забывать, что мы выполняем трудную, опасную, но в то же время благородную миссию.

— Замечательно, Дикки!

— Для того чтобы одержать верх над людьми, предметами, злобой, ненавистью и многочисленными врагами, объединившимися против нас, у нас есть…

— Несколько центов! Что равно… одному су!

Часть вторая

КОРОЛЬ РЕПОРТЕРОВ

ГЛАВА 1

Новый газ. — Гелион.Подъемная и движущая сила. — Энергия внутри сосуда в отсутствии генератора, топлива, зубчатой передачи и привода.Преследование.На расстоянии в четыреста метров. — Первый враг. — Пушечные выстрелы.Главная задача плохого пулеметчика.Среди облаков.

Самым необычайным из всевозможных достижений человечества стало освоение воздушного пространства. Впрочем, люди не извлекли из этого события почти никакой пользы, хотя подобным открытием следовало бы гордиться. Ситуация напоминала историю с паром и электричеством, которые, прежде чем потрясти мир, были известны лишь как предметы лабораторных исследований.

Покорение высот, начатое еще совсем недавно, стало возможно благодаря открытию нового газа и упрощению механизмов аэростатов. Этот газ был поистине замечательным: он служил одновременно и подъемной и движущей силой. Впервые о существовании подобного газа и о его необычайных свойствах заговорил французский ученый Поль Комб, упорно и методично работавший над периодическим законом Менделеева. Затем, после сложных дорогостоящих испытаний, длившихся месяцы и даже годы, газ удалось выделить видному ученому, директору Энциклопедического института. Поль Комб смог основательно изучить полученный химический элемент, определить его свойства и особенности. Поскольку в спектроскопе новый газ давал линии, аналогичные солнечному газу, Поль Комб назвал его гелионом[69].

Гелион обнаруживает некоторое сходство с водородом, но при этом обладает удивительной особенностью быть в три раза легче[70]. Между тем водород весил в четырнадцать с половиной раз меньше воздуха. Таким образом, гелион оказался гораздо легче всех известных веществ. Этот факт и позволил использовать его в воздухоплавании.

Себестоимость гелиона была очень высока, потому что для его получения использовались редкие и дорогостоящие химические вещества, с которыми требовалось произвести целый ряд сложных операций, чтобы в результате химической реакции получить новый газ. Промышленное производство гелиона считалось практически невозможным, когда Поль Комб сумел добыть газ из пирита, воздействовав на него водяными парами, озоном и электричеством. С тех пор гелион стали производить в огромных количествах и применять в самых различных областях. Приведем простой пример. Однажды выделенный, гелион сжимается до бесконечности, и его без особых трудностей можно перевести не только в жидкое, но даже и в твердое состояние[71]. Возникла идея использовать расширение гелиона при переходе его из твердого состояния в газообразное как движущую силу. Многочисленные опыты привели к положительным результатам, и вскоре родилось новое направление в промышленности — гелио-динамическая индустрия.

вернуться

68

Засуньте это в свою трубку и раскурите ее! Аналогично французскому: положите это в свой карман, а сверху прикройте носовым платком. (Примеч. автора.) Намотай это себе на ус. (Примеч. перев.)

вернуться

69

Гелион — автор использует схему действительного открытия газа гелия, впервые обнаруженного французом Жюлем Жансеном и англичанином Джозефом Локьером в солнечном спектре; в 1881 году Л. Палмьери обнаружил линию гелия в спектре газов вулкана Везувий, а в 1895 году Уильям Рамзай впервые получил гелий в лабораторных условиях. Стоит добавить, что в современном французском языке слово «гелион» означает альфа-частицу, то есть ядро атома гелия .

вернуться

70

Атом водорода является простейшим из теоретически возможных веществ; никакого химического вещества легче водорода в природе быть не может .

вернуться

71

Разумеется, свойства выдуманного Л. Буссенаром вещества обсуждать бессмысленно, однако стоит напомнить читателю сопоставимые значения близких к «гелиону» веществ: у водорода температура плавления составляет минус 259 градусов, у гелия — минус 272, 2 градуса .

21
{"b":"5347","o":1}