1
2
3
...
55
56
57
...
62

— Бог знает, что я только не делала, чтобы избежать этого кошмара, — прошептала мисс Эллен, вытирая слезы. — Пусть Господь нас простит!

Друзья вышли на террасу.

— Катастрофа! — воскликнул репортер. — Какой кошмар! Смотрите, Джонни, каковы последствия ужасной воздушной бомбардировки!

— Сейчас они перестали нас бомбить… Вероятно, это делалось только для того, чтобы прикрыть высадку.

— Я тоже так думаю!

— Они решили, что мы безоружны. Это жестокий, но поучительный урок для них. Мы получили несколько часов передышки.

— К несчастью, наступает ночь, а у нас есть все основания опасаться темноты.

— Я тоже так думаю, мой дорогой Дикки, и хочу добавить: берегись ночного нападения!

ГЛАВА 7

Консервы из Флэштауна. — Мясной Король снова действует.Расчистка. — Жана Рено мучают угрызения совести. — Нежное пожатие руки.Последние выстрелы пушки. — Точное попадание. — Убитые.Сильное беспокойство. — Решение Жана Рено.Исчезновение фотофонодинамика. — Замурованные.

Ночь наступила быстро, окутав мглой страшную картину. Что ждало этой трагической ночью троих осажденных, затерявшихся среди руин гигантской крепости, которая медленно, но неумолимо продолжала разрушаться: Впрочем, люди не чувствовали усталости или слабости. Решительные и бесстрашные, они готовились к новой яростной схватке.

Решив перекусить, Дикки открыл консервные банки с красивыми этикетками, рекламировавшими первоклассный продукт, изготовленный во Флэштауне. Все трое с большим аппетитом принялись поглощать съестные припасы Мясного Короля.

— Восхитительно! — воскликнул оптимистически настроенный репортер. — Неужели из-за этих консервов и произошло первое восстание? Невероятно! Никогда не ел ничего вкуснее! Что же в них пришлось не по нраву жителям Флэштауна?

— Это наши собственные запасы, — сказала с меланхоличной улыбкой Маленькая Королева. — Как вы понимаете, они самого высокого качества. Специальный заказ…

— Yes! Лучшие марки для стола их величеств.

— Свергнутых величеств! Мой бедный отец лишился даже скромной чашки молока, которая была ему просто необходима…

— Между нами говоря, мисс Эллен, не стоит жалеть вашего отца, если в его распоряжении в любых количествах эта амброзия в банке. Но хватит болтать! Шум снова усилился. Судя по всему, old chums хотят подкинуть нам работенку.

— Господа, или я очень ошибаюсь, или нам придется выдержать массированную атаку.

— Что же, мисс Эллен, будем защищаться! — воскликнул Жан Рено.

— Сейчас больше, чем когда-либо, я собираюсь защищаться. Для этого нужно разделить наши силы.

— Мы составим три армейские группировки.

— Тогда я остаюсь здесь, чтобы держать связь с отцом, нашим главнокомандующим.

— Хорошо! А что делать мне? — спросил репортер.

— Вы отправитесь на террасу и будете дежурить около пушки.

— И стрелять по воздушному флоту.

— Решено!

— Что касается вас, мистер Жан Рено, то вы останетесь в бронированной ротонде, чтобы поддерживать артиллерию.

— Замечательно! Но там темно, как в чулане.

— По мере необходимости будете светить себе электрическим фонарем. Постарайтесь как можно реже его зажигать.

— Правильно! Я думаю, этого будет достаточно, чтобы маневрировать, не привлекая внимания и не указывая на наше присутствие.

— Кроме того, я рассчитываю на отца! Вероятно, он собирается применить неизвестные мне таинственные приборы.

По удивительному совпадению зазвонил звонок.

— Алло! Это вы, моя девочка?

— Да, отец. Как вы?

— Неплохо. Знаете, борьба — это моя жизнь! Вы отлично обезвредили крейсер… Молодцы! Но время поджимает. Ах, если бы меня не предали инженеры! Тогда бы мы точно одержали победу!

— Как? И они тоже?

— Они сломали электродинамические аппараты, устройство которых известно только им одним. Но они уже заплатили за свое вероломство. Притворившись, что ведут бой со своего поста, инженеры объединились со злоумышленниками, что находятся внутри крепости. Впрочем, они просчитались. Я только что нашел их трупы в коридоре, ведущем во внутренние помещения. Теперь нужно действовать. Мистер Жан Рено!

— Я к вашим услугам, мистер Шарк!

— Вы сказали, что ваш прибор функционирует даже при свете звезд.

— Да. Этого света достаточно, чтобы привести его в действие.

— Отлично! Используя Greased Thunder, очистите подступы к Мэнору. Давайте! На крупные беды — решительные меры. Теперь наша жизнь в ваших руках.

Молодой человек побледнел, его голос задрожал, и, глядя на Маленькую Королеву, он пролепетал:

— Но ведь один удар Greased Thunder убьет тысячи людей… Они будут уничтожены мной… Горы трупов… Моя душа восстает даже при одной мысли об этом.

— Алло! Чего вы ждете? — недовольно спросил Мясной Король.

— Мисс Эллен! Одно слово… Я вас умоляю! Вы можете это сделать?

Девушка твердо ответила:

— Нет!

— А вы, Дикки?

— Да! Вас никогда не привязывали за шею железной цепью. Вы не были среди одержимых яростью людей. Точно таких же, как и те, что стоят под стенами Мэнора, можете мне поверить. Они не грозили разорвать вас на части. Вы не испытали предсмертные муки в предчувствии страшной смерти, уготованной мне этими бандитами. С того дня в моем сердце появились презрение и ненависть к этой гнусной, подлой и жестокой толпе, к этому скоплению озверевших людей, жаждущих пыток, крови и смерти. By Jove! Были минуты, когда я чувствовал в себе душу римского императора… или янки.

— Вы, Дикки! Неужели это говорите вы? Человек благородный и великодушный!

Репортер резко оборвал его:

— Неужели вы настолько слепы, чтобы не видеть, что нас ждет смерть и дикие пытки перед казнью. Крики этих варваров напоминают вой людоедов при дележке добычи. Только по ним можно судить о том, что с нами будет. Непоследовательный филантроп, не вы ли их обстреляли только что? Вспомните долларовую шрапнель.

— Дикки! Неужели вы смогли бы направить на них молнию, чтобы разом всех уничтожить?

В ту же минуту раздался голос Мясного Короля:

— Да замолчите же вы, мокрые курицы! Вы кудахчете вместо того, чтобы действовать. Вы не мужчины! Я сам сделаю все, что требуется! Черт меня побери, если я не спасу вас, несмотря ни на что!

— По местам, господа! — скомандовала Маленькая Королева. — Выполним свой долг!

Она крепко пожала каждому из молодых людей руку, и вдруг Жану Рено показалось, что ее пожатие было более нежным и продолжительным, чем того требовали приличия. Теряя голову, еще не смея поверить в свое счастье, молодой человек с восхищением посмотрел на девушку. Ему не хотелось отпускать руку мисс Эллен, а она, впрочем, и не собиралась ее отдернуть. Девушка не сводила с него глаз, и в ее взгляде появилось какое-то новое выражение. Что-то бесконечно нежное и мягкое таилось в этом взгляде. Немую ласку, глубокую привязанность и сожаление излучали глаза Эллен, в которых отражалась ее душа. Будучи человеком мужественным, но в то же время робким, Жан Рено никогда бы не осмелился признаться мисс Эллен в любви, той любви, что переполняла его сердце и побуждала к действию. Осознание общей опасности и неограниченная преданность Жана Рено мало-помалу установили между ним и девушкой глубокую душевную близость. Маленькая Королева сумела прочесть, как в открытой книге, все, что таилось в отважном, честном, преданном и добром сердце молодого человека. Впрочем, она не была бы женщиной, если бы давно не догадалась о секрете своего бескорыстного и внимательного друга. Дрожа и волнуясь, с бешено бьющимся сердцем, он наклонился к руке мисс Эллен, коснулся ее губами и отправился навстречу смертельной опасности.

Слыша, как стучат каблучки девушки по железному полу, опьяненный мимолетным, но огромным счастьем, он тихо сказал себе:

— Боже мой! Слава тебе, Господи! Она меня любит! Я хочу жить… Жить, чтобы спасти ее.

Между тем атака началась. Враг, в распоряжении которого было большое количество взрывчатки, разбрасывал ее с неслыханной щедростью. Кроме того, противник имел преимущество в численности, и огромное преимущество.

56
{"b":"5347","o":1}