ЛитМир - Электронная Библиотека

-- Не дурак! Читай дальше.

-- Я как честная проституткаю -- перевелаАглая первую фразу меморандумаи, глазам не поверя, перечитала: -- Ну да: как честная проститутка. Вы ей проститутку в няньки подсунули?

Поезд вынесло из тоннеля под тяжелое пасмурное небо. Приоткрыв занавеску, Машенькаувидела: по шоссе, рядом с поездом, плавно покачивается серый лимузин Кузьмы Егоровича.

-- Как проститутка?! -- переспросил КузьмаЕгорович, отобрал у Аглаи лист, словно имел возможность убедиться сам, и добавил едвали не с восхищением: -Подлови-и-илию

По-королевски: небрежно и гордо, -- раскинулась Машеньканапереднем сиденьи ЫЗИЛаы и снисходительно инспектировалаМоскву. Сзади сидели КузьмаЕгорович и переодевшийся в штатское Равиль: у каждого в руках -- по бумажке.

-- Давай-давай, ничего! -- подмигнул КузьмаЕгорович и просуфлировал: -Ввиду недоразумения, произошедшего как не по вашей, так и не по нашей винею ну!

Равиль, усиливаясь всем лицом, принялся произносить по-французски написанную русскими буквами фразу:

-- Ввиду нею недоразуменияю произошедшего как не по вашейю

-- Видишь! -- подбодрил КузьмаЕгорович и вдруг переменил ход разговора: -Послушай, Равиль. А ты наменя не стучишь? Как надуху, а?

Равиль глянул нашефачистыми, ясными глазами младенца.

-- Ладно! -- махнул КузьмаЕгорович рукою. -- Давай дальше, -- и уткнулся в русский оригинал: -- Считаю наш договор расторгнутым.

-- Считаю наш договор расторгнутым, -- наломаном французском вымучил Равилью

-- юи предлагаю покинуть пределы страны в двадцать четыре часа, -продолжил с чуть большей беглостью, только не в ЫЗИЛеы уже, ав мчащейся по вечерней Москве ЫВолгеы.

Назаднем сиденьи, стиснутая с обеих сторон ребятками в штатском, выслушалаответный меморандум Жюли. Погляделаналево. Направо. Сказала:

-- Хочу в туалет.

-- Что? -- не понял Равиль.

-- Пи-пи! -- агрессивно прикрикнулаЖюли и попыталась продемонстрировать.

Равиль обдумал непростую ситуацию, решился:

-- Подвези ее к сортиру!

Черная ЫВолгаы включилавдруг красно-синюю мигалку, душераздирающе взвыласиреною и, развернувшись наместе, резко ушлав переулокю

Первая дверца, возле которой они остановились, оказалась заколоченной крест-накрест, апо доске надпись мелом: РЕМОНТ. Водитель круто сдал назад, скрипнул шинами и двинул дальше, распугивая прохожих и проезжих сиреноюю

У следующей точки слово ТУАЛЕТ, рельефом выложенное некогданафронтоне, было сбито, оттеняя табличку: МАГАЗИН ЫМЕРКЮРИЙы. Мелкая фарцабросилась к автомобилю:

-- Сдаете чё?

-- Тьфу ты! -- выругался водитель.

-- Хочу в туалет! -- капризно повизгивалаЖюли. -- Хочу пи-пи!!

У следующей дверцы даже не остановились, заметив намалой скорости надпись над висящим замком: НЕТ ВОДЫ.

-- Хочу пи-пи!!!

Длинный хвост дам тянулся из дверей туалетаследующего, наконец -действующего.

-- Тормози, -- приказал Равиль, кивнул Жюли и пошел, ведя ее заруку, мимо очереди -- туда, в дверцу.

Мгновенье спустя и Жюли, и Равиль вылетели наружу, сопровождаемые диким скандальным ором и чуть ли не колотушками возмущенных совженщин, так что едвауспели скрыться в машине.

-- Хочу в туалет! -- требовалаЖюли.

-- Даслышу я, слышу! -- заорал выведенный из себя Равиль и приказал водителю: -- Давай под кирпич, наСтолешников!

Вечерняя толпапешеходной улицы едвауспевалас визгом разлетаться перед лакированным капотом. Над входом сияланеоновая вывеска: КООПЕРАТИВ ЫУЮТы.

-- Иди, -- кивнул Равиль.

Жюли вылезла, сопровождаемая двумя мальчиками, скрылась задверцею. Мальчики замерли по сторонам, как накартине Верещагина.

Жюли показалась через секунду.

-- Что еще?! -- взревел Равиль.

-- L'argent, -- требовательно потерлаЖюли большой палец о средний и указательный.

-- Ларжан-ларжан! -- передразнил Равиль и сунул Жюли красное удостоверение с золотым гербом державы наобложке. -- Покажешь -- пропустят.

Жюли, гордо покачивая бедрами, направилась в туалетю

Тут же, неподалеку, в густой вечерней толпе Вероникаостановиламолодого бородатого парня и сунулаему под нос диктофон:

-- ГазетаЫFigarotы. Как вы относитесь к господину Кропачеву?

-- Боюсь, -- улыбнулся парень, -- что у меня получится непереводимая играсловю

-- К самолету не опоздаем? -- осведомился водитель у стоящего наулице, об ЫВолгуы облокотившегося Равиля. -- Мне, конечно, все равною

Равиль глянул начасы и решительно ринулся в туалет. Прошел мимо опешившей кассирши, распихал подкрашивающих лицадам, дернул дверь одной кабинки -раздался визг, другой -- мат, третьейю

Узкая потолочная форточка, дорогапобега, былаоткрытанастежь, и из нее, перечеркивая черноту московского неба, сеялся снежок.

-- У-до-сто-ве-ре-ни-е! -- простонал Равиль, вылетел вон и, явно имея в виду не честную профессию Жюли, но привычное ругательство, добавил сквозь зубы: -- Пр-р-роституткафранцузская!

В ЫИнтуристеы шлаобычная вечерняя тусовка: подъезжали-отъезжали собственно интуристы, туда-сюдатаскали багаж носильщики, вилась фарца, похаживали менты с демократизаторами, лениво презирали всех вокруг путаны, бдительный швейцар отделял агнцев от козлищю

Жюли подошлак администраторше, кивнуланателефон:

-- Можно в Париж?

-- Только из номера, -- глядя куда-то заЖюли, улыбнулась администраторшаи протянулачерез ее голову грушу с ключиком, которую небрежно принял низкорослый человек, насельник Востока. -- Вы в каком номере живете? -- скользнулапо Жюли взглядом. -- Давайте визитку!

Жюли как бы не расслышалавопрос, отошлавслед завосточным гостем, который направлялся в бар, ускорилашаг и успелакак раз к моменту, когдадве девицы: обе в полтораего роста, но однабеленькая, адругая -- черненькая, обступили насельника.

Тот ткнул пальцем в черненькую, потом в циферблат часов, аот беленькой отмахнулся и даже чуть ли не прикрикнул, когдаонапопробовалапроявить назойливость. Слов было не разобрать, даЖюли по-русски и не понимала, однако смысл сцены читался легче, чем в ЫComйdie-Franзaiseы.

Насельник Востокадвинулся к выходу, черненькая, нагло качнув бедрами перед беленькою и презрительно улыбнувшись наее -- сквозь зубы -- смачное ругательство, прошламимо Жюли куда-то в вестибюль. Беленькая проводилачерненькую взглядом-лезвием и вернулась к стойке, взобралась натабурет, ухватилагубами соломинку недопитого коктейля.

Жюли подсела.

-- Проститутка? -- поинтересовалась.

-- А что? -- агрессивно ответилата.

Жюли радостно и открыто улыбнулась:

-- Я тоже -- проститутка!

-- Ты? -- с некоторым недоверием, однако, уже без злобы, спросилабеленькая.

-- Ага, -- ответилаЖюли. -- Я. -- И добавилапоясняюще: -- Из Парижаю

А восточный гость подошел к дверям своего номера, отпер, зашел, по привычке заперся, но, вспомнив про черненькую, отвернул ключик обратно и даже оставил щелку между дверью и коридоромю

Беленькая склонилась к администраторше:

-- Наташа, будь другом: закажи Париж натринадцать-восемнадцатый. Со справкой. Цекакомпартии.

-- А он оплатит? -- недоверчиво спросилаадминистраторшаи вдруг прыснула. -- Как ты сказала? Цека?! Ну, он дает!

Низкорослый насельник Востокапотер ручки, оглядел накрытый стол: коньячок, рыбка, что-то там еще вкусненькое, чуть поправил тарелочку, сбросил, насвистывая, пиджак, стянул батник и, оставшись в майке, подошел к зеркалу. Взял дезодорант с шариком наконце и, не без удовольствия глядя наотражение, стал освежать подмышки.

В дверь постучали.

-- Ага, -- промурлыкал восточный гость. -- Захады, дарагая. Гостьей будышь.

ВошлаЖюли.

-- Звать как? -- не обернулся насельник.

-- У меня, славаБогу, есть профессия, -- выдалаЖюли по-французски. -- Так что ты не думай, что я -- побираться.

Насельник Востокаудивленно оглядел совсем не ту, которую ждал, потом все-таки догадался:

4
{"b":"535","o":1}