ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Азбука водителя
Стивен Хокинг. Непобедимый разум
Страдающее Средневековье. Парадоксы христианской иконографии
Хозяйка книжного магазина
Призрак дома на холме. Мы живем в замке
Красные свитки магии
Напряжение. Коронный разряд
Поцелуй под омелой
Харизма. Как выстроить раппорт, нравиться людям и производить незабываемое впечатление
A
A

Петька посмеивался:

- То, да не то. Не то-о!

Зато наша добыча не требовала такой охраны, как Петькина. Сдавишь пойманным головки и бросаешь в ведерко. Там они и ползают вокруг тряпочки с солью и смолку оставляют, хоть их никто не просит.

Мы так занялись ловлей кобылок, что Петька взвыл:

- Ребята, что всамделе! Кобылок мы пошли ловить али на Вершинки за рыбой? Пойдем скорее! Мало ли таких кобылок! Неси мою, кому охота.

- Ага, покорился!

Я осторожно перехватил зеленую кобылку, и мы зашагали по дороге. Вскоре вышли на урочище речки. По-настоящему, это два рукава нашего горянского пруда, через которые переброшены мосты. Один побольше, другой вовсе маленький. Первый прошли спокойно, но на втором остановились. Соблазнило место. В тихой воде были видны заросли щучьей травы, расположенной грядами. По воде плавали на гибких стеблях круглые листья купавок, и везде расходились большие и маленькие круги от плавившейся рыбы.

Как пройти мимо такого места с зеленой кобылкой? Только Колюшка настойчиво твердил:

- Пошли, ребята, до места! Тут вовсе близко, версты, поди, не будет.

Уговорить нас все-таки ему не удалось.

- Мы только попробуем. Скорехонько. Ты иди потихоньку один.

Когда Петька разматывал удочку, Колюшка еще пригрозил:

- Глядите, ребята, заведет вас эта зеленая!

- Куда заведет?

- А вот увидишь. Как вечером драть станут, так поминай меня.

- Тебе какая печаль?

- Ну-к, мне столько же попадет. Знаешь ведь у нас матери? "Заединщина-заодно и получай!" Только и слов у них, а отцы похваливают: "Пущай без обиды растут!" Говори вот вам!

- Не бойся, Кольша! Мы только два разичка. Это уж так точно. Без этого не пойдем.

Петька насадил кобылку, поплевал ей на головку и забросил в середину самого дальнего прогала, какой можно было достать удочкой. Не прошло и полминуты, как поплавок глубоко нырнул, удилище дрогнуло, и Петька, закусив губу, как в драке, выметнул на мост большую рыбину. Это был елец, но Петька для важности назвал его подъязком. Мы не спорили - уж очень крупный елец. Такого можно и подъязком звать. Петьке повезло: зеленая кобылка оказалась нетронутой, и он снова забросил соблазнительную приманку. Но на этот раз с поплавком было спокойно. Петька терпеливо ждал и в утешенье себе говорил:

- Подъязков-то в нашем пруду так точно, а мелочь и подойти боится.

Чтобы не стоять зря, мы с Колюшкой тоже размотали удочки. Колюшка попробовал на червя, и вышло неплохо. Мелкие окунишки брали "по-собачьи", с трудом крючок достанешь. О насадке беспокоиться не приходилось - лишь бы прикрывала жальце крючка.

У меня тоже стали клевать мелкие ельцы и чебачишки. Петька все чаще начал коситься в нашу сторону, но все еще надеялся на свою зеленую кобылку.

- Пф! Мелочь у вас! Такая к моей кобылке небось не подойдет.

Но вот у него потянуло поплавок. Петька насторожился, опять закусил губу, ловко подсек и вымахнул малюсенького чебачишку. Мы с Колюшкой захохотали.

- Ну-к что! Зато я этак-то хоть версту пробегу, а ты язык высунешь.

- Ну...

- Вот те и "ну"... А ты задерешь башку, руками замашешь... Кто так бегает?

- У тебя поучиться?

- Хоть бы и у меня. Не думай, что ноги долгие, так в этом сила. Дых- от у меня лучше. Вишь, ровно и не бежал, а ты все еще продыхаться не можешь.

Это был старый спор. Петька в нашей тройке был выше всех. Худощавый, длиннорукий, с угловатой головой на Длинной шее, он легко обгонял нас. Но бегал он неправильно - закидывал голову и сильно размахивал руками. Оба мы старались уговорить Петьку, чтобы он "бегал по правилу", а Петька щурил свои черные косые глаза, взмахивал головой и говорил:

- Эх вы, учители! А ну, побежим еще.

Под этот спор мы прошли половину пустыря. Тут справа от него выходила торная дорожка с прииска Скварец. Прииск совсем близко. Не только гудки слышно, но шум машины и поскрипыванье камня под дробильными бегунами.

По этой дороге со Скварца "гнал на мах" какой-то крутолобый старичина в синей полинялой рубахе, в длинном холщовом фартуке, в подшитых валенках, но без шапки. Фартук сбился на сторону и трепыхался, как флаг. Старик был в таком возрасте, в каком обычно уже не гоняют верхом.

Глядя, как он, сгорбившись, высоко подкидывал локти, мы расхохотались, а Петька крикнул:

- Ездок - зелена муха! Пимы спадут!

Старику, видно, было не до нас. Он даже не посмотрел в нашу сторону, направляя лошаденку к заводской конторе.

- На телефон пригнал. Случилось, видно, что-нибудь на Скварце,- сделал я предположение.

- Случилось и есть! - подтвердил Петька.- Не без причины караульный пригнал. Это уж так точно.

- Почему думаешь, караульный?

- На вот! Не видишь - старик, в пимах, в запоне. Кому быть?

- Пожар, поди...

- А гудок где? Завывало бы, а видишь - молчит. Нет, тут другое.

- Золото украли?

- Украдешь, как же! Тятя сказывал - большая строгость у них. Стража там, начальство... Подступу нету. Всякого обыскивают. Догола раздевают. Украдешь! Так точно.

- А много на Скварце рабочих?

- С тысячу, а то и больше.

- И все в земле? - спросил Колюшка.

- Ты думал - на облаке? - захохотал Петька.

- Ну-к, мало ли. У машин там либо еще где. А где они живут?

- Казармы там. Помногу в одном доме живут. Больше пришлый народ. Отовсюду. И наши, заводские, есть. Только они домой бегают через перевоз.

По приисковой дороге опять показались две лошаденки, Запряженные в песковозки. На той и другой таратайке стояли женщины, размахивавшие концами вожжей. Из лесу наперерез им вылетел на высокой гнедой лошади стражник с Зелеными жгутами на плечах и заорал:

- Куда вы? Поворачивай сейчас же!

Женщины что-то кричали в ответ, но нам не было слышно. Потом они поворотили лошадей и трусцой поехали обратно, а стражник направился к конторе. Старик уже вышел из конторы, и около него толпилось человек десять - пятнадцать. Стражник что-то сказал старику. Тот закивал плешивой головой, взобрался с чурбана на лошадь и поехал обратно. На этот раз шагом. Стражник еще что-то говорил около конторы. Часть людей торопливо побежала к поселку, а часть пошла к зимнику. За ними поехал и стражник.

24
{"b":"53535","o":1}