ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Между прочим, эта "стара дорога", неизменно и упорно упоминавшаяся в сказках о кладах Азов-горы, была одним из толчков, побудивших меня рыться в исторических материалах о "путях сообщения". В изданной в 1838 году книге П. А. Словцова "Историческое обозрение Сибири" я нашел подтверждение, относящееся к периоду с 1595 по 1662 год, то есть ко времени, когда на Урале не было еще ни одного железоделательного завода, но уже строились крепости и остроги. "Была еще летняя тропа для верховой езды, пролегавшая из Туринска, после из Тюмени через Катайский острог на Уфу по западной стороне Урала, с пересечкой его подле Азовской горы".

Дальше рассказывалось и о характере движения. "И по этой тропе происходили пересылки воевод, в нужных случаях, особенно в последней декаде периода, исключая одного раза, когда в 1594 г. ведено было отряду служилых, из 554 человек состоявшему, пробраться в Сибирь от Уфы степью".

Выходил опять разрыв между представлением и действительностью. Оказалось, что те "трудные дорожки", которыми полевчане пробирались на Нязинскую степь и могли добраться до Нязепетровского завода, пролегали по местам исторической тропы - старой дороги сказов. Казалось трудным представить, что по таким местам проходили "обозы с товарами". Может быть, впрочем, тут действовала разница во времени: то, что считали дорогой в XVI и XVII веках, казалось неосвоенным местом в конце XIX века. Гораздо проще было представить, что по этой второстепенной и поэтому менее строго охраняемой колонизационной дороге пробирались в Сибирь "беглые", которые, "сбившись в ватаги", превращались в "вольных людей". Возможно, что эти вольные люди и нападали на "воеводские пересылы", которые могли интересовать ценностями, конями, оружием и вообще как живая враждебная сила.

Азов в этой части Урала самая заметная гора. На вершине голый камень, к которому со всех сторон близко подступает лес. Это создает очень выгодное положение для наблюдателей: оставаясь незаметными из-за леса, они на десятки верст могли видеть окрестности. Такой же голой скалистой вершиной оканчивалась и Думная гора. Легко было поверить, что обе эти горы, расстояние между которыми по прямой около десяти километров, могли служить сигнализационными вышками.

В связи с этим можно было даже подумать, что открытые в начале XVIII века "два гуменда промеж речками Полевыми", где, кроме рудокопных ям, оказалось "изгарины многое число, что выметывают кузнецы из кузниц", были просто остатками работы одной из ватаг, долго отсиживавшейся здесь, в удобном месте. Ведь известно же, что крестьяне Арамильской слободы задолго до постройки в этом краю первых заводов плавили железо в "малых печах", продавали его и даже платили за это "десятую деньгу". Почему таких же "плавильщиков" и "ковачей" не предположить среди ватаги "вольных людей"? Потребность в металле у них, конечно, была большая: и для оружия, и в качестве товара, как у крестьян Арамильской слободы.

Пещера в горе Азов подходила для всех вариантов сказов. Одни говорили, что в этой пещере и жили "вольные люди". Другие населяли ее таинственными "старыми людьми". Но и те и другие одинаково утверждали, что попасть в эту пещеру очень трудно. Ход в нее так запрятан, что редкий найдет, а если и найдет - тоже не попадет, так как пещера охраняется таинственными силами и разными страшилищами. Самым страшным хранителем кладов была "девка Азовка". Иногда эта "девка" изображалась такой ослепительной красавицей, что всякий, взглянувший на нее, "навсегда свет в глазах потеряет и вовсе без ума станет". Чтобы получить доступ к оставленным в пещере богатствам, надо было знать "заклятое слово", "потаенный знак", "тайное имя", и тогда доступ в пещеру становился свободным, там встречала гостя девица, угощала его "крепким, стоялым пивом" и предоставляла брать из богатства, "что ему полюбится".

Пароль, открывающий доступ к "захороненным богатствам", а также оставленная при богатствах женщина, по моим наблюдениям, обычны для всех сказов о "вольных людях". Подобное, например, приходилось слыхать по чусовским деревням. В одном сказе, помню, паролем служили условленные слова песни на точно определенном месте. Когда это совпадало полностью, то открывался ход в скале и оттуда выходила девица-красавица, которая начинала "звать-величать, гостей привечать, про здоровье спрашивать". Когда слова песни и место совпадали не полностью, скала тоже раскрывалась и девица появлялась, но сейчас же все исчезало. "Начнут тут люди спорить, было али не было. Спорят-спорят, и давай друг дружку в воду бросать да топить. Коли все утонут, девка опять выскочит, да и заревет по лешачиному, а коли хоть один останется, тогда не покажется, - будто и не было вовсе".

В сказах этого типа вполне понятен, конечно, образ женщины, которая ждет и "привечает" своих, отводит, обманывает, отпугивает и даже губит чужих. Такие женщины на судебном языке старого времени назывались "пристанодержательные женки", "воровские женки", "береговые девки", а в сказах они фигурировали как красавицы, жены атаманов и эсаулов (есаулов.пр.ск.).

В чусовских сказах о "вольных людях" иногда упоминалась и Азов-гора, как особо охраняемое место. Очевидно, эту гору раньше знали гораздо шире, чем в последующие годы.

В сказах о "самом дорогом месте" тоже упоминалась гора Азов. Основанием здесь надо считать обилие ценных ископаемых по равнине около Аэова. Кроме двух (медных рудников, здесь были залегания прекрасного белого мрамора, который у камнерезов зовется полевским; здесь же, по речкам, были найдены первые в этом районе золотые россыпи.

По местам с открытыми выходами сернистых колчеданов, которые Геннин, видимо, имел в виду под названием "медного ила", в сырую погоду держался густой туман особого оттенка. Этот "синий туман" тоже считался показателем богатства в земле.

Все это, поддерживая сказы о "самом дорогом месте" - Гумешевском руднике, связывалось и с Азовом. Там, говорили, и хранится главное богатство.

84
{"b":"53538","o":1}