ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Боже, ну какая же дешевка этот город, если подумать.

Элеонор пыталась не обращать ни на что внимания и идти своей дорогой, но в кабинет она просто ворвалась.

Это единственное место, свободное от зелени. На второй день после известия о беременности Джордан поток подарков затопил секретаршу Тома, и она невинно поинтересовалась, не захочет ли Элеонор взять бледно-розовые тюльпаны или бледно-голубые розы? На что прозвучал холодный ответ: президент страдает сенной лихорадкой. Это, конечно, ложь, но что делать? Она не могла принять эти проклятые цветы Тома.

И потом, она еще здесь президент.

Элеонор сидела в своем спартанском кабинете, как в крепости, склонившись над последними проектами. "Хорошо выглядеть". Комедия "Артемис", вышедшая на прошлой неделе. Цифры хорошие. Но Элеонор не видела их.

Они плыли перед глазами, бессмысленные, пустые.

О Боже милостивый, все, что она могла чувствовать, - это боль. Ее сердце готово было разлететься на кусочки. От недосыпания под глазами появились тени, она быстро худела, потому что аппетит совершенно пропал. Для нее вообще оставалось загадкой, как она может жить изо дня в день и как ей удалось долететь из Нью-Йорка до Лос-Анджелеса, сидя рядом с Джордан, возбужденно болтавшей все пять часов.

Элеонор знала: она хорошо одета, а одежда - ее оружие. Она проводила совещания, никому не позволяя догадаться, что она страдает. Слова Элеонор Маршалл текли гладко, мысли излагались четко.

За годы, проведенные на студии, она сумела отработать внешний автоматизм и продолжала делать дела по инерции. Собой она не владела совершенно.

"Панасоник" у нее на столе подал сигнал.

- Да, Мария?

- Мистер Келлер на линии, - чирикнула помощница.

- Спасибо, - сказала Элеонор и нажала кнопку. - Слушаю тебя, Джейк.

Голос его был спокоен, никакой враждебности не чувствовалось:

- Элеонор, у меня есть некоторые данные по бюджету "Увидеть свет". Я принесу тебе на подпись. И еще у меня появились идеи насчет места съемок. Я зашел бы к тебе.

- Спасибо, Джейк, - совершенно равнодушным голосом ответила Элеонор. Замечательно. Почему бы тебе не прийти прямо сейчас?

Неделю назад она бы попросила его подождать, пока не закончит с теми бумагами, над которыми работает. Но сейчас? Да ради Бога! Джейк вдруг стал ее истовым помощником, носил бумажку за бумажкой из бюджетного плана, цифры расходов по производству, обговаривал приготовление съемочной площадки. Элеонор помнила, что они все уже давно утрясли, но, видимо, возникла необходимость в каких-то изменениях. Ну и прекрасно. Впрочем, какая разница? Маленькие перемены. Незначительные поправки. Да что бы там ни было...

Через две минуты Джейк Келлер уже стоял в кабинете с пачкой бумаг. Существенные изменения были запрятаны в середину третьей страницы. Туда он втиснул пару пунктов, на которые у него ушла вся последняя ночь. Они не были изложены завуалированно, напротив, были написаны ясно и четко. И если Элеонор подмахнет бумаги, вся ответственность ляжет на нее. Совершенно ясно, никаких сомнений.

Келлер подошел к Элеонор и протянул листки. Сердце его билось в нервном самбо, но он был уверен, что это незаметно. А если и заметно, то не Элеонор, она не обратит внимания. Да разве она хоть на что-то обращает сейчас внимание?

Нет, в таком состоянии - нет. Он должен положиться именно на это. Она выглядела плохо. Совершенно больной.

Всегда трезвая голова и холодный ум на этой неделе подвели ее. А Джейк Келлер из тех, кто не упустит своего. Он заставит эту ультра-интеллигентную мисс Маршалл подписать предложения, против которых даже студент высказал бы возражения. В бумаги он заложил две простые, но очень серьезные непоправимые! - ошибки, которые она должна одобрить, не вникая. Он молил Бога об этом.

- Извини, что я беспокою тебя, но лучше это сделать сейчас, - сказал Келлер, наблюдая, как президент скользит взглядом по первой странице убористого текста. Надо все время занимать ее разговором, отвлекать и внушать доверие. - Ты согласна?

- Конечно, - бесстрастно сказала Элеонор, переворачивая страницу.

Келлер почувствовал, как во рту у него пересохло. Да, вот она читает это. Вникает ли?

- А ты сама собираешься поехать на съемки?

- Может быть, пока не знаю.

Элеонор перешла к третьей странице.

- Я рад, что здесь хоть кто-то еще работает, - не унимался Келлер. Со всеми этими цветами, которые тащат Тому и Джордан... Можно подумать, они первые на земле зачали ребенка.

Он не был готов к эффекту, который произвело его замечание. Лицо Элеонор совсем обескровело, будто кто-то ударил ее. Она перестала читать документ и потянулась за ручкой.

Джейка Келлера осенило. Он понял наконец, что происходит. Он даже упрекнул себя за то, что не догадался раньше. Ну конечно же! То-то они оба отскакивали друг от друга, стоило ему войти в кабинет...

- О, так это замечательно! - Он почуял запах крови.

Элеонор Маршалл смертельно ранена. Она жертва, она ждет хищника вроде него, который, оказавшись рядом, восстановит равновесие в природе. Все, ему пора браться за дело. Да, Роксана Феликс - умная женщина.

Наблюдая, как Снежная Королева подписывает себе смертный приговор, Джейк Келлер не смог удержаться от улыбки.

- Спасибо, - вежливо поблагодарил он, забирая бумаги. - Замечательно все-таки. Как все это мило - я имею в виду ребенка Тома и Джордан. Ты тоже так считаешь?

- Конечно, - с трудом проговорила Элеонор, заставляя себя посмотреть в глаза вице-президенту.

Джейк Келлер ответил совершенно бесстрастным взглядом.

- За все время, сколько я знаю Тома, никогда не видел его таким счастливым, - сказал он.

Потом снова дружелюбно улыбнулся и вышел.

***

Меган гордо вышла из "БМВ", кинула ключи служащему, приказав отогнать машину на стоянку. Парень обычно казался ей чопорным и надменным в серебристо-серой форме "Артемис".

- Припаркуй сзади, - резко бросила она. - И ближе к выезду. Может быть, сегодня мне придется уехать рано.

Он изумленно взглянул на нее. Потом еще раз. И даже в третий. Меган заметила удивление и сомнение в его взгляде - на самом ли деле это Меган Силвер? Заледеневший комок нервов внутри ее начал потихоньку оттаивать.

11
{"b":"53542","o":1}