ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Код Женщины. Как гормоны влияют на вашу жизнь
Джунгли на перемене!
Смерть на охоте
Зов желаний
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Американские боги
Стеклянные пчелы
Полоса черная, полоса белая
НЛП-технологии: Разговорный гипноз
A
A

"Со стороны казалось, что вам очень... уютно"

Сумев справиться с безудержным желанием покраснеть, я кивнула, не отводя взгляда.

"Дела идут. Она крепкий орешек, но я расколю ее. Так или иначе"

Корина кивнула и скрестила руки на груди.

"Если кто-то на этой грешной земле и сумеет это сделать, так это ты"

Мне оставалось только молиться, чтобы у меня была ее уверенность и, что намного важнее, возможность это проверить.

*****

Следующие два месяца прошли и быстро, и медленно. Наконец-то пришла зима, проникая в наши души, повышая агрессивность и уменьшая надежды.

Когда все остальные жители страны готовились к праздникам, лепили снеговиков и грелись у каминов, обитатели Болота пытались выжить. Это стало намного сложнее со времени заключения Айс в изоляторе. Монтана сумела добиться помилования через две недели после того происшествия, оставив Амазонок без лидера. Криттер была хорошим администратором, но в ней не было того духа Лидера, который так сильно чувствовался в Монтане и Айс. Пони и Сони отказывались что-либо менять в своем положении и, откровенно говоря, в них не было ни силы, ни способностей, чтобы управлять Амазонками.

Банда Дерби постепенно осваивалась в новой роли сильнейшей группы в Болоте. Мои друзья пытались их сдерживать, но постепенно я начала сомневаться, что им удастся продержаться до момента, когда вернется Айс. Другие банды, вдохновленные кажущимся успехом группировки Дерби, стали выступать, поднимая маленькие бунты, которые охране и Амазонкам удавалось подавить с большим трудом.Это было трудное время для всех нас.

Я со своей стороны, продолжала жить как могла, оставаясь на заднем плане тюремной жизни.

Моя работа в библиотеке и многочисленные заказы помогали мне отвлекаться от мыслей от женщине, которая провела два месяца своей жизни в темноте и одиночестве. Моим единственным спасением были бесконечные заверения Корины, что Айс чувствует себя там, как дома и, что все будет хорошо.

Я, в любом случае, не могла чувствовать себя хорошо. Я безумно скучала по ней. Даже в те дни, что мы не разговаривали, я знала, что она была рядом и это давало мне чувство уверенности и спокойствия, какого я никогда не знала, даже когда была на свободе. Это была странная связь, но ощущать ее, было как найти нечто, о потере чего ты даже не догадывалась.

Чтобы хоть как-то занять себя, я присматривала за камерой Айс. Естественно, я не была специалистом, но чтение книг о бонсаи помогло мне поддерживать жизнь в этих удивительных деревьях. Когда я пришла в камеру Айс первый раз, то старалась держать руки и глаза при себе. Мне не хотелось влезать в личное пространство, которое так яростно защищалось этой весьма скрытной женщиной.

Одной из первых вещей, которые я заметила, была та самая лопатка для бонсаи, благодаря которой мы с Айс начали общаться. Я взяла ее в руки и задумчиво провела пальцем по рукоятке, удивляясь тому, как мало она весит. Я представила себе, как Айс аккуратно работает ею в тишине. Эта мысль заставила меня улыбнуться и я начала обрабатывать деревья, тихонько напевая себе под нос.

Моя решительность не совать нос в дела Айс, уменьшалась к каждым новым приходом в ее камеру. Желание осмотреться было так велико, что я обнаружила, что во время моей работы над бонсаи, я смотрю по сторонам вместо того, чтобы смотреть, что я делаю. Мой взгляд метнулся к картам, которые не менялись с тех пор, как я была тут последний раз вместе с Айс, затем я стала вглядываться в книги, которые аккуратно стояли на полке над кроватью. Однажды, отбросив все сомнения, я подошла к этим книгам и, всмотревшись, я обнаружила полное собрание сочинений Солженицына, что не удивило меня. Рядышком лежала книга по Древней Мифологии, а потом я увидела книги по химии и аэронавтике. Покачав головой от удивления, я продолжила читать названия.

"Учебники", - прошептала я, не веря самой себе, - "Она читает учебники"

В отличии от многих заключенных, в коллекции Айс не было "женских романов". Но самой большой неожиданностью для меня стала копия всего Тао Те Чинга, на его языке. Мне было недоступно ни прочтение этой книги, тем более на оригинальном языке, ни понимание написанного. Но, по потрепанной обложке было видно, что эту книгу читали и часто. Решив посмотреть на текст, я взяла книгу и раскрыла ее. Маленький листочек мелькнула и исчез под койкой. Я наклонилась и нашарила рукой маленькую картонку. Мое замешательство длилось несколько секунда. Это была черно-белая фотография. Три человека и собака. Мужчина, высокий и отлично сложенный, был невероятно хорош собой. На нем был классический костюм, белая рубашка и галстук. С ним под руку стояла великолепная женщина. Высокая и красивая, ее волосы собраны в стиле "Джэки Кэннеди". На ней был светлый дорожный костюм, белые перчатки и такая же сумочка, которую она придерживала одной рукой. Другой, она держалась за плечо девочки, в которой я немедленно узнала Айс. Она была одета в школьную форму, на ногах белые гольфы и спортивные туфли. Ее длинные волосы развевались на ветру. В ее чертах легко улавливалась та красота, которая была присуща ей теперь. Но, что больше всего задело и поразило меня, так это открытая и яркая улыбка на ее лице и взгляд, который смотрел на мир с доверием и надеждой.

На мгновение, все о чем я мечтала, это оказаться там, на этой фотографии и лично посмотреть в глаза той девочки, которой была Айс.

Я поняла, что плачу только когда слеза упала на фотографию. Соленая капля заставила расплыться изображение огромного черного пса, овчарки, который сидел у девочки в ногах. Камера запечатлела его попытку лизнуть девочку в лицо.

Смахнув слезы с лица и с драгоценной фотографии, я уставилась на Айс, а потом провела пальцем по ее голове и улыбнулась ей в ответ.

"Эта часть тебя все еще жива, Айс. Ты не спрячешь ее. Я помогу тебе. Я обещаю".

*****

Тем вечером, я лежала на своей койке, а мое сознание было в камере у Айс и смотрело на фотографию. От нее веяло счастьем и выражение лица маленькой Айс не оставляло меня. Все это заставило меня вспомнить свою собственную семью и свое место в ней.

42
{"b":"53543","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Философия Haier: Перерождение 2.0
Попаданец со шпагой
Волчья река
Обезьяны, нейроны и душа
Оккупация
Танец белых карликов
Некоторые не попадут в ад
Что хочет женщина. Самые частые вопросы о гормонах, любви, еде и женском здоровье
Живая Викка. Продвинутое руководство для виккан-одиночек