ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Благословите короля, или Характер скверный, не женат!
Калибр имеет значение?
Иллюзия выбора. Шаг
Наверно, я еще маленький
Зелье №999
Счастливый ребенок. Универсальные правила
В тени вечной красоты. Жизнь, смерть и любовь в трущобах Мумбая
Широкая кость
Язык жизни. Ненасильственное общение
A
A

-Что ж, я не скажу тебе "я же говорила",-отреагировала она шутливо.

-Как благородно с твоей стороны!

-Я правда стараюсь.

-Угу.

Вокруг образовалась необычайно уютная теплая тишина, а мои сонные глаза начали лениво обозревать беспорядок в комнате. Ну совершенно не помню, каким образом моя форма перелетела через всю комнату, и один ее рукав свесился с дерева Свободы Силы. Я вздрогнула, когда мой взгляд наткнулся на еще одну вещь, которой раньше не было в камере Айс. Под одним из деревьев стояла фотография, которую я когда-то нашла.

Это была возможность, которую не стоило упускать. Проблема состояла в том, как бы поставить вопрос так, чтобы не стало ясно, что я видела фото раньше. Мне угрожал фол, но я решила продолжить футбольную аналогию:

-Айс, что это?

Она отодвинулась и осмотрела комнату:

-Что "это"?

-Вот это,-я указала на фото,-фото под бонсаи. Это твоя семья?

Я почувствовала, как она замерла, и задержала дыхание в надежде, что не зашла слишком далеко. Через некоторое время она расслабилась, и я снова начала дышать.

-Да,-сказала она почти шепотом.-Это мои мать, отец и Бумер.

Я фыркнула, щекоча ее живот:

-Бумер?

И получила легкий шлепок по голове за свою выходку:

-Мне тогда было пять, знаешь ли.

-О ну разумеется, разумеется.

Это спровоцировало еще одну трепку, которую я приняла с радостью. Через некоторое время я решила продвигаться дальше:

-Ничего, если я взгляну поближе?

-Ты сделаешь это в любом случае, так что действуй.

Ухмыльнувшись в ответ на ее мелодраматичный тон, я соскользнула с постели, завернувшись в простыню и оставив Айс возлежать на кровати в восхитительно обнаженном виде. Подойдя к столу и взяв фотографию, я обернулась и замерла. И было от чего. Вид ее длинного, стройного, мускулистого и обнаженного тела, отчетливо выделявшегося на белой простыне, с роскошными черными волосами, разметавшимися по подушке, и светлыми глазами, словно излучавшими эротизм, моментально завел меня.

Сбросив с себя простыню, я забралась обратно и обняла ее за талию, потом укрыла нас обоих белой тканью.

-Фото подождет,-пробормотала я, стараясь поймать ее губы и прижаться к ним яростным поцелуем, разжегшим ревущий костер из искр моей страсти.

*******

Через некоторое время я уселась, завернувшись в простыню и опершись на Айс. Фото теперь лежало у меня на коленях.

-Расскажешь мне о них?

Ее дыхание коснулось моего уха, когда она наклонилась, чтобы взглянуть на фото.

-Особо нечего рассказывать. Александр, мой отец, был инженером-химиком в "ДюПойнт". Мама-меццо-сопрано в Балтиморской Опере.

Я уставилась на нее широко раскрытыми глазами:

-Твоя мать пела в опере? Я люблю оперу!

Айс пожала плечами:

-Да. Она была неплохой певицей.

Я фыркнула:

-Неплохой, ха. Прости, что говорю это, но ты, наверное, из тех, кто смотрит на Пикассо и вздрагивает.

-Ну что я могу сказать? Видно, я не отношусь к творческим людям.

-Да, действительно,-ответила я с понимающей улыбкой, глядя на красоту бонсаи, стоявших на столе.

Повернувшись, клянусь, я заметила легкий румянец смущения, окрасивший ровную бронзу ее щек, но не подала виду, а тем временем на ее лицо вернулась обычная маска безразличия. Она снова пожала плечами:

-Так или иначе, я не знаю. Она бросила это дело, когда родила меня. Сказала, что хочет быть полноценной матерью,-легкая почти смущенная улыбка озарила ее суровое лицо.-Она пела замечательные колыбельные.

-А что насчет отца?

-Отца? Да ему не то, что медведь, ему слон на ухо наступил.

Вздохнув, я оперлась на ее плечо:

-Это не совсем то, что я имела в виду, знаешь ли. Каким он был? Что за человек?

-О...ну, человек.

-Айс...

-Ангел, послушай. Довольно трудно об этом говорить, ясно? Я достала фото только вчера. Я надеялась, что ты не так быстро его углядишь.

Прикусив нижнюю губу, я кивнула, поняв ее упрек как надо:

-Прости, Айс. Я не хотела на тебя давить.

-Ты не давила. Просто я должна собраться с силами. Хорошо?

Я тепло ей улыбнулась.

-Никаких проблем. Мы продолжим в любое время, когда ты будешь готова.

-Нет, все в порядке. Просто дай мне минутку,-она обняла меня покрепче, прижав мою голову к своей шее и положив подбородок на мою макушку. Затем она взяла фото и поднесла поближе к глазам, всматриваясь в неподвижное изображение высокого красивого мужчины, который был ее отцом.

-Мой отец был хорошим человеком. Очень умный, но с ним было легко общаться. Я думаю, что в мире не было человека, которому бы он не понравился, случись им познакомиться,-я почувствовала, что она улыбается.-Он, наверное, мог бы заниматься торговлей или политикой, но вместо этого работал в Отделе Исследований и Открытий в "ДюПойнт". Он также увлекался спортом, особенно следил за играми местных команд. У него были сезонные билеты на игры "Colts" и как-то раз он умудрился достать два билета на СуперКубок. Я была с ним в тот раз,-ее голос наполнился тоской. -Это был один из лучших дней в моей жизни, несмотря на то, что мы заблудились.

-Похоже, это был очень особенный день,-заметила я, и в моем тоне тоже прорезалась грусть. Я провела большую часть детства, пытаясь добиться такого взаимопонимания с отцом. -А как твоя мама? Она не... не ревновала тебя к отцу?

Она рассмеялась:

-Ревновала? Нет, конечно. Она была фаном другой команды, и у нее тоже были сезонные билеты. Она брала меня пару раз с собой, и я даже слышала, как она исполняла национальный гимн перед игрой.

Я выпрямилась, уронив челюсть на грудь:

-Твоя мать пела "Звездно-полосатый флаг" перед баскетбольными матчами?

-Да. Ее голос звучал как-то странно на большом стадионе. Это был... интересный опыт, если не сказать больше. Я получала целую кучу сувениров-флажки, игрушки,-она пожала плечами,-и подобное барахло.

Снова наступило молчание, когда Айс опустила глаза на фотографию, словно погружаясь в давно похороненное прошлое.

-Она была мягче многих матерей. Позволяла мне заниматься всем, чем я интересовалась, пока это не создавало неприятностей с законом,-следующий смешок прозвучал намного грубее,- а теперь она в могиле. И отец тоже.

69
{"b":"53543","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Струны волшебства. Книга вторая. Цветная музыка сидхе
Времена цвергов
Ведунья против князя
Полоса черная, полоса белая
Давным-давно
Ждала тебя всю жизнь
Год наших тайн
Scrum без ошибок
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки