ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здесь двери запирались на замок. На полу лежал ковер. Чехол для костюмов висел в необъятном платяном шкафу. Рамы трехстворчатого окна были тщательно заклеены. Под окном обнаружилась батарея; ее трубы уходили вниз, исчезая в аккуратно прорезанных отверстиях. Кровать радовала своей шириной и нормальными подушками. Обезьянка-нэцке стояла на ночном столике, рядом с моим карманным фонариком. Компьютер и телефон лежали на небольшом письменном столе, над которым висело зеркало. Сквозь открытую дверь виднелась кафельная стена ванной комнаты с душем и (о чудо!) биде. При этом, заметьте, телевизору места не нашлось.

Маленькая горничная поклонилась и вышла, не прерывая своего монолога.

Рядом с телефоном лежала визитная карточка. Наутро со мной хотел встретиться Джошуа Левитсен, почетный консул Соединенных Штатов: он предлагал вместе позавтракать в чайной «Божественный промысел» в восемь часов.

Я подошла к окну. Этажом выше, но вид тот же самый. В комнате было жарко; от батареи поднимался поток теплого воздуха. Я выключила ее и чуть-чуть приоткрыла тяжелую оконную раму.

В моей электронной почте обнаружилось жалобное послание от Дуайта Литтона, напоминавшее, что я обещала быть на бродвейской премьере его пьесы. Отвечать я не стала.

Ну, как ты там?

А что, эта твоя фраза на всех девушек производит впечатление?

Говорят, да. Точно не знаю. Ну, уж не на всех, Стивен.

Как тебе нравится Шангри-Ла?

Супер.

Подумываешь остаться?

Об этом рано говорить. Сегодня видела королеву: колоритная личность. Потом расскажу; не поверишь. Во дворце меня переселили из спартанской, но экзотической спальни в другую комнату – такое ощущение, что всю обстановку целиком уволокли из стандартной гостиницы. А у тебя как дела?

Отлично. Разрабатываю планы реструктуризации для двух биохимических гигантов. Еще участвую (в основном, по эл. почте) в дискуссиях по радиоактивным осадкам. Дома сижу с киндерами: Эмма поехала к школьной подруге в Бостон... Эй! Кейт! Ты еще здесь?

Извини. Извини, что не отвечала. Комп глючит. Пришлось перезагрузиться.

Я проснулась; опять стало тяжело дышать. Где это я? И где была прежде?

Даже не помню, что тогда произошло: то ли услышала о себе что-то обидное, то ли с кем-то поссорилась, то ли больно ушиблась. Помню только, что побежала жаловаться миссис Тэлман – и нашла весьма сомнительное утешение.

Она меня обняла. Я рыдала у нее на груди. Наверное, блузка, на которую текли мои слезы, стоила целое состояние, но тогда я еще не красила ресницы, так что следы моей досады и злости очень скоро высохли, не оставив отметин.

Дело было в Веви, в том отеле, где всегда останавливалась миссис Тэлман, приезжая ко мне в Международную школу. Где-то в ночи раскинулось Женевское озеро; его гладь, усыпанная белыми точками, виднелась в лунном свете сквозь пелену холодного ливня, пришедшего с гор. Мне было лет четырнадцать-пятнадцать. Тот возраст, когда еще хочешь, чтобы кто-то тебя приголубил и утешил, но уже стесняешься и даже стыдишься этой слабости. От миссис Тэлман пахло теми же экзотическими духами, запах которых витал в ее машине шесть лет назад.

– Это же несправедливо!

– В жизни вообще не бывает справедливости, Катрин.

– Вы всегда так говорите.

– Когда это перестанет быть правдой, я не буду так говорить.

– Но должно же быть по справедливости!

– Конечно, должно.

– Тогда почему не бывает?

– А почему не все живут во дворцах, почему нужно ходить на работу? Почему нельзя все время веселиться и никогда не плакать?

– Откуда я знаю! – ответила я с вызовом. (Мне было не привыкать защищаться словами) – Почему?

Миссис Тэлман улыбнулась и протянула мне носовой платок.

– Есть две школы мысли.

Я демонстративно закатила глаза. Не обращая на это внимания, она продолжала:

– Одни говорят, что у нас вообще не может быть ни настоящей справедливости, ни правды, ни счастья, что мы обречены всю жизнь работать. Что мы грешники и поэтому ничего лучшего не заслуживаем. Однако если мы будем послушными, то сможем достичь абсолютного и вечного счастья, но только после смерти. Это одна точка зрения. Другая гласит: если хорошенько постараться, то можно приблизиться к достижению своей цели уже в этой жизни, пусть даже окончательные свершения ждут нас только после смерти... Мне по душе вторая точка зрения, хотя я допускаю, что могу ошибаться. Но пока, Катрин, ты должна понять: мир несправедлив, он не обязан тебя нежить и даже щадить; нельзя рассчитывать, что счастье само придет к тебе в руки; иногда мир будет казаться безумным и злым... Если по отношению к тебе или твоим близким кто-то проявит благосклонность, доброту, щедрость, любовь – цени это; радуйся всему хорошему, даже самой малости, и помни, что так будет не всегда. Благосклонность, доброта, щедрость и любовь встречаются очень редко; когда с ними соприкоснешься – не проходи мимо.

– Я просто не понимаю, почему люди вредничают.

– Катрин, ты же не святая – должна понимать.

– А я не понимаю!

– Хочешь сказать, что сама никогда не вредничала? Никого не дразнила, со всеми обращалась по-доброму, никогда не злорадствовала, если у тех, кто тебе не нравится, случались неудачи? Или ты мне сейчас скажешь, что тебе все нравятся?

– Но они первые начинают!

– У них, вероятно, есть на то причины. Ты – большая умница. А некоторые не любят умных – считают, что те слишком много о себе воображают.

– А чем плохо быть умной? – возмутилась я.

– Человеку неумному всегда будет казаться, что умные задирают нос или хотят выставить его дураком. Это все равно что силачу хвалиться своей силой.

– Мне-то что, силач он или слабак! Пусть хвалится, сколько влезет, мне-то какое дело?

– Так ведь ты умная.

– Но это не!.. – на этот раз я не сказала «несправедливо». Скомкав платок, который дала мне миссис Тэлман, я опять прижалась щекой к ее груди. – Это неправильно, – всхлипнула я.

– С их точки зрения, это правильно. – Она баюкала меня и гладила по спине. – А остальное не имеет значения. В своих глазах люди почти всегда правы.

Я нащупала ночной столик. Это Тулан, город Тун, королевский дворец. Найдя обезьянку, я повертела ее в пальцах.

64
{"b":"53568","o":1}