ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Разумеется.

– Но здешние люди далеко не глупы. Они уже склоняются к мысли, что образование будет на пользу и девочкам тоже; мы одержали не одну победу. Но все равно это, как правило, значит, что только один ребенок из семьи будет учиться в средней школе.

– Думаю, некоторые старшие сыновья были от этого не в восторге.

– Как знать, – улыбнулась она. – Они только радуются, когда заканчивают ходить в школу. По-моему, большинство как раз хотело бы усадить за парты сестер.

Я продолжила циркулировать по залу. Сам премьер-министр рассказал мне о работе туланского правительства. На местном уровне существовало некое подобие демократии, люди в каждом населенном пункте выбирали старосту или градоначальника, который потом выбирал околоточных, чтобы те поддерживали правопорядок (об этом можно было не беспокоиться: уровень преступности традиционно оставался очень низким, и я пока не видела в Тулане никого, кто хоть отдаленно напоминал бы полицейского). Главы благородных семейств, старосты и градоначальники входили в своего рода парламент, который собирался от случая к случаю и мог обращаться с предложениями к монарху, однако все остальные полномочия принадлежали тем, кого назначал монарх, и тем, кого назначали назначенцы монарха. Любой житель княжества, который считал, что с ним несправедливо обошлись в суде или в какой-либо другой инстанции, мог апеллировать к монарху. Сувиндер относился к этой своей миссии очень серьезно, и Джунгетаи Румде считал, что люди злоупотребляют доброжелательностью принца. Он предлагал учредить нечто вроде верховного суда, но Сувиндер предпочитал решать дела по старинке.

– Да нет же, они классные ребята. Только имейте в виду: они на все забили большой болт. – Рич был инженером-строителем из Австралии. Он рассмеялся. – Кое-кто со мной не соглашается, но по моему разумению, у местных классное отношение к жизни: они думают, их души куда-то там переселятся, понимаете?

Я улыбнулась и кивнула.

– А кому нужны защитные барьеры, если о тебе заботится сам Господь Бог и в другой жизни тебе больше повезет, понимаете? Но все равно, они вкалывают, как черти. Не могут остановиться.

Еще один круг по залу. Мишель, уныло-симпатичный врач-француз, относился к тому разряду людей, которые считают, что ухоженной внешности достаточно для того, чтобы произвести хорошее впечатление. Он, как у нас говорят, рубил сплеча, но та характеристика, что он дал туланскому здравоохранению, отличалась краткостью и объективностью. Высокая детская смертность, отсутствие акушерской службы в сельской местности, эпидемии гриппа, каждую зиму уносящие несколько тысяч жизней, дефицит продовольствия, много случаев слепоты, которую легко предотвратить и/или вылечить. В некоторых долинах проблемы со щитовидкой, вызванные недостатком минеральных солей и витаминов. Никаких признаков детоубийства на основании пола ребенка. СПИД известен, но не распространен.

На этой оптимистичной ноте добрый доктор сделал мне непристойное предложение, причем таким скучающим тоном, что невольно возникал вопрос: то ли он настолько привык к собственной неотразимости, что уже перестал прилагать усилия, чтобы заманить женщину в свои объятия, то ли настолько боялся отказа, что считал за благо не облекать свое предложение в слишком значимую форму.

Я не последовала примеру Римской империи и не пала.

Голубые сосны и сосны чир, дубы с шершавыми листьями, гималайская цикута и серебристые ели, можжевеловое дерево и можжевеловый кустарник заполоняли любую щель, в которой оказывалась почва, причем можжевельник, хотя и скудный из-за ущерба, наносимого ему ветром и холодом, все-таки рос повсюду, исчезая лишь на высоте пяти километров над уровнем моря.

– У нас в обществе плюрализм. Мы уважаем верования индусов, наших братьев и сестер. Буддисты не соперничают с представителями других религий. Индуистская вера – как иудаизм, она предоставляет древние своды законов, по которым человек может жить и сверять свои мысли. Наша религия моложе, это религия другого поколения мысли, если угодно, вобравшая в себя древние традиции, привыкшая их уважать. На Западе ее рассматривают скорее как философию. Во всяком случае, по нашим сведениям.

– Да, я знаю нескольких буддистов из Калифорнии.

– Правда? Я тоже! Вы знаете...

Я улыбнулась. Мы обменялись несколькими именами, но, как и следовало ожидать, совпадений не обнаружили.

Сахаир Беиес был «ринпоче», то есть верховным ламой, монастыря Бхаиваир, крупнейшего в стране. Я уже видела этот монастырь, хотя и издалека – он протянулся вдоль скал над старым дворцом в нескольких километрах от Туна. Верховный лама, щуплый, неопределенного возраста, обритый наголо, облаченный в ярко-шафрановое одеяние, поблескивал мудрыми глазами из-за маленьких очков в проволочной оправе.

– Вы христианка, миз Тэлман?

– Нет.

– Тогда, наверно, иудейка? Я замечал, что фамилии на «-ман» в основном бывают у иудеев.

Я покачала головой:

– Нет, я чту Евангелие, но сама – атеистка. Он задумчиво кивнул:

– Полагаю, это путь не из легких. Как-то раз я задал тот же вопрос одному из ваших соотечественников, и тот ответил: «по вероисповеданию я – капиталист». – Ринпоче рассмеялся.

– Таких у нас много. Правда, не все готовы в этом признаться. Смысл жизни – в обогащении. Победитель – тот, у кого на момент смерти окажется больше игрушек. Детство.

– Он прочитал мне лекцию на тему динамической природы Запада вообще и Соединенных Штатов Америки в частности. Мне многое стало понятно.

– Но это не убедило вас переехать в Нью-Йорк и стать промышленником или биржевым маклером?

– Нет! – рассмеялся он.

– А как насчет представителей других религий? – спросила я. – Наведываются ли сюда мормоны или, к примеру, свидетели Иеговы? – мне вдруг привиделся комический образ – двое молодых святош в строгих костюмах и начищенных штиблетах (облепленных снегом) дрожат у гигантских ворот далекого монастыря.

– Крайне редко. – Ринпоче задумался. – Обычно к тому времени, когда мы их видим, они уже... меняются. – Он широко раскрыл глаза. – Но мне интереснее физики. Я беседовал с известными учеными из Америки и нобелевскими лауреатами из Индии – меня поразило, что мы, как говорится, во многом настроены на одну волну.

73
{"b":"53568","o":1}