ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алан наклонился вперед и внимательно на нее посмотрел.

– Это стол, – с готовностью пояснил он. Я повернула фотографию к себе.

– Жалко, нету под рукой «Путеводителя по столам». Но если ты такой умный...

Он взял у меня из рук фотографию и изучил.

– Да. Много отверстий для проводов. И вот этот верхний уровень, полка над столом. Действительно похоже на стол, какой бывает у брокеров с фьючерсной биржи или у кого-то такого, верно?

– Да. Очень похоже, правда?

– Кейт, я сейчас на совещании. Какого лешего ты мне названиваешь?

– Я у твоего дантиста, Майк. У мистера Адатаи возникли вполне оправданные сомнения. Мне нужно, чтобы ты разрешил ему показать мне твою медицинскую карту.

– Что? Ты ради этого воспользовалась своим служебным положением?

– Слушай, я не виновата; мне казалось, ты должен быть здесь, в Лондоне. Я не знала, что ты летишь во Франкфурт.

– Да, на встречу с очень важным... ну, ладно. В чем проблема? Быстро, Кейт, пожалуйста, я должен туда вернуться.

– Мне нужно посмотреть твою медицинскую карту, Майкл, это очень важно. Я сейчас передам трубку мистеру Адатаи. Пожалуйста, уполномочь его показать ее мне, а потом можешь возвращаться на встречу.

– Хорошо, хорошо, давай его сюда.

Обычно у человека во рту тридцать два зуба. У Майка Дэниелса, видимо, были хорошие, сознательные родители, приучившие его тщательно чистить зубы после еды и перед сном, поэтому у него был полный набор зубов – всего только пара пломб в нижних малых коренных – до той поры, когда месяц назад в лондонском клубе ему, подсыпав снотворного, удалили половину зубов, после чего он оказался в собственной постели в своей квартире в Челси.

Я сидела в теплой и роскошной приемной мистера Адатаи со стопкой последних номеров «Вог» (ну, это же Челси), «Нэшнл Джиогрэфик» (конечно же) и «Кантри Лайф» (вспомнив вдовствующую королеву на необъятном ложе в старом дворце, я, несмотря на уютное тепло, вздрогнула).

Я посмотрела на диаграмму зубов Майка Дэниелса. Выписала, какие зубы удалены, а какие оставлены. Потом закрыла карту и, разглядывая пальму в горшке на другом конце комнаты, кое-что подсчитала в уме.

В основании десять, значит, десятизначная цифра. Две целых одна десятая миллиарда и кое-какая мелочь. Даже не надо на пальцах считать.

У меня пересохло во рту.

С самого начала я собиралась переночевать в Лондоне и побросала все самое необходимое в дорожную сумку, но в конце концов, выйдя от Адатаи – точнее, ожидая такси, – я решила ехать обратно в Йоркшир. Позвонила мисс X., предупредила, что переночую в Блискрэге.

Мы с моим лэптопом пообедали в поезде, просматривая огромное количество скачанных файлов о сделке, касающейся острова Педжантан, и аэрокосмической корпорации «Симани». Это была та самая сделка, для подписания которой Майк Дэниелс должен был лететь в Токио, когда его зубы подверглись вандализму – вследствие чего он и позвонил мне той ночью в Глазго.

Педжантан – покрытый птичьим пометом утес в центре южной части Южно-Китайского моря, между Борнео и Суматрой. В нем, мягко говоря, нет ничего примечательного, кроме одного: он лежит почти на линии экватора. Если бы его передвинуть на три километра к югу, нулевая широта проходила бы прямо по нему. От Сингапура до него всего час лету, он как раз такого размера, какой нужен для наших целей – точнее, для целей аэрокосмической корпорации «Симани», поскольку мы-то лишь инвесторы – и, кроме того, он необитаем. План заключался в том, чтобы построить там космодром.

Должна признаться, для меня все это слишком абстрактно, хотя я, конечно, понимаю, о чем говорю, и соприкасаюсь с этим по работе – но космическое пространство, и все, что с ним связано, жутко масштабно, и это пугает. Космическое пространство уже стало весьма выгодным капиталовложением, а в ближайшем будущем станет еще выгоднее. США – через НАСА, Европа – через ЕКА, русские, китайцы, японцы и разные другие менее серьезные участники готовы на все, лишь бы отхватить как можно больший сегмент ракетного рынка, а частные предприниматели твердо намерены от них не отставать.

Я видела подробные описания примерно дюжины разных способов попасть в космос – даже если оставить в стороне экзотическую научно-фантастическую чепуху типа исполинских подъемников, пушек на рельсах и гигантских лазеров, или идею делать корабли с несущими винтами, как у вертолетов, но чтобы в конце каждой лопасти была ракета, или – в общем, не важно; суть не в том, что какой-нибудь из этих планов, если повезет, может сработать, а в том, что могут сработать они все.

Но независимо от того, как и что запускается на орбиту, лучше всего это делать с экватора или с максимально приближенной к нему территории (поэтому космодром НАСА находится на юге Флориды, а Советскому Союзу пришлось довольствоваться прелестями Казахстана). Вращение Земли дает энергетический толчок, который помогает забросить ракету-носитель в атмосферу, а это значит, что можно поместить на ракету дополнительный груз или заправить ее меньшим количеством топлива, чем при запуске с космодрома, находящегося ближе к тому или иному полюсу.

Некий концерн, занимающийся пусками, – рада сообщить, что у нас есть в нем долевое участие, – выводит спутники в космос, используя это преимущество, из экваториальных океанов: одно судно выступает в роли центра управления полетом, другое – стартового стола. Когда я в предпоследний раз была в Шотландии, мне удалось облазить одно такое судно – пусковую платформу, пока оно хранилась в гринокском сухом доке на Клайде. Технический рай. Это настоящие корабли, построенные для совершенно практических, неромантичных, несентиментальных и корыстных целей, но сам по себе факт их существования так восхитительно фантастичен, что у меня был сильный соблазн порекомендовать «Бизнесу» вложить деньги в этот проект исключительно ради его безумной красоты. К счастью, и сама по себе деловая схема обещала быть выгодной.

Но мало ли что. На корабли можно грузить оборудование только определенного размера: Так что на всякий случай мы еще стали главным инвестором проекта авиационно-космической корпорации «Симани»; если все пойдет по плану, к 2004 году с острова Педжантан будут с ревом подниматься в космос новейшие ракеты-носители с ценными спутниками на борту.

90
{"b":"53568","o":1}